РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Рецензии на книги

Страницы 2 из 68«12345»...Далее »

Алекс Громов, Ольга Шатохина. БЛИЖНИЕ И ДАЛЬНИЕ

…Они знают о книжках слишком много

 

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita и портала Terraart, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 200 тысяч экземпляров, обозреватель «Озон-Гид», «Библио-Глобуса», журнала «Банки и деловой мир», лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва».
Ольга Шатохина – автор романов, ведущая рубрики в «Российской газете» — «Книжные новинки с Ольгой Шатохиной».
Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами. Являются лауреатами Евразийской премии и премии «Сорок сороков».

 

ВЫБРАТЬ ЛУЧШЕЕ

 

Все игрушки войны: Антология

все игрушки войны.jpg

В сборник включены произведения российских и зарубежных авторов в новом жанре — фантастика non-fiction — использующем элементы реальности для фиксирования грядущего.
Читать далее

Елена Блонди. Дневник чтения. «Фанни Хилл. Мемуары женщины для утех»

John Cleland

«Fanny Hill: Memoirs of a Woman of Pleasure» 

 

File:Memoirs of a Woman of Pleasure Fanny Hill 1749 edition title page.jpg

(титульный лист одного из первых изданий книги, 1749 г)

…прервала чтение Ларссона, чтоб узнать, наконец, что ж там такое, в этих мемуарах (в одну из сетевых библиотек меня не пустили читать это неприличие без регистрации).
Очень интересное чтение для пишущего человека. Уж не знаю, сумеет ли кто-нибудь из современных читателей осилить эти подробнейшие, увесистые, друг на друга налезающие описания соитий и оргий с участием наивной деревенской глупышки, которую столичный Лондон начала девятнадцатого века быстренько развратил. А в качестве примера того, как грандиозно можно перекормить даже эротикой с порнографией, добившись в итоге противоположного эффекта — очень полезный текст.
Тьфу ты, написала так же витиевато и громоздко…
В общем, на какой-то странице поймала я себя на том, что по диагонали пробегаю как раз смачные описания секса, в надежде увидеть сюжетные внепостельные перипетии. Иногда десять строчек сюжета напрочь терялись между пышных многостраничных описаний секса, и я уныло соображала, ну как и когда красотка Фанни успела перенестись из дома хозяйки в номер гостиницы, растеряв по пути одних кавалеров и приобретя новых.
Так вот автор расстарался.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Смех за кадром

Хелен Филдинг

 «Бриджит Джонс без ума от мальчишки»

Как известно, женщины бывают «прелесть какие дурочки» и «ужас какие дуры». Судя по новому роману Хелен Филдинг о Бриджит Джонс, за прошедшие пятнадцать лет героиня успешно деградировала из первого состояния во второе. Хотя, можно ли это назвать деградацией? Бриджит просто совершенно не изменилась, несмотря на позднее замужество по большой любви, рождение в весьма «среднем» возрасте двоих детей и даже вдовство. Только вот то, что смотрелось для меня, как для читателя, мило и трогательно в девяносто восьмом, сейчас, увы, просто раздражает как тупой ситком, где гоготом за кадром мне указывают, когда положено засмеяться.
Читать далее

Елена Блонди. Дневник чтения. Проза Ольги Ларионовой


Я как-то очень бережно храню в памяти роман Ольги Ларионовой «Леопард с вершины Килиманджаро»: так сильно в юности меня впечатлил, страшно и перечитывать. Плюс, конечно же, всех когда-то очаровавшая «Чакра Кентавра». Плюс запомнились несколько рассказов, что попадались случайно, например, мрачный отчаянный рассказ о любви «Сказка королей», в котором автор выступила не менее безжалостно, чем не знающие любви инопланетяне с их аморально-бездушными опытами (его точно не стану перечитывать, чтоб не печалиться, помню точно — он хорош).
Так вот, из всей перечитанной подборки, в которой есть совершенно-необязательные рассказы и на удивление скучные повести, которые я мучила-мучила, потом с облегчением прокрутив по диагонали, обнаружились два восходящих по силе текста.
Читать далее

Татьяна Мажарова. Жан-Кристоф Гранже. «Кайкен»

Кайкен — небольшой японский нож, главное предназначение которого — использование при самообороне в тесных пространствах или в качестве последнего средства защиты, кроме того мог использоваться женщинами для совершения ритуальных самоубийств.

4.jpg

Главный герой последней на данный момент переведенной книги Гранже — полицейский Оливье Пассан помешан на Японии, ее культуре и обычаях, женат на японке, устроил свой быт на японский манер. Немаловажно то, что Пассан вдохновлен идеальной, рафинированной Японией: культом самураев, традиционной философией, эстетикой, национальной музыкой — в общем, всем тем, что в современной высокотехнологичной стране восходящего солнца является разве что картинками на экспорт.
Жена Пассана постоянно подчеркивала, что его представления о ее родине неправдоподобны. Наоко вполне комфортно чувствовала себя в Европе и была не в восторге от того, что муж воспринимает ее в какой-то степени трофеем. Он даже как-то подарил ей тот самый кайкен, ориентируясь на многовековые традиции — противоречивый, надо сказать, по толкованию смыслов подарочек.
Читать далее

Jonny_begood. Илья Эренбург «Оттепель»

Возьмите советский производственный роман, добавьте по вкусу чеховской драматургии и психологизма, заправьте сухим, почти телеграфным, стилем. Хм… Пошловатое начало для читательского отзыва. И все же. Думаю, критики ошибались, признавая эту знаковую для своего времени повесть несостоятельной в художественном плане. Достоинства книги Ильи Эренбурга для меня очевидны: здесь только качественные ингредиенты в идеальных пропорциях. Я не нашел в этой повести ни излишней идеологичности, ни слащавого заискивания с властью, при этом в полной мере ощутил всю мощь советского проекта, этого великого модернистского эксперимента. Вера персонажей в коммунизм вовсе не кажется натянутой и наивной, самоотверженное служение Родине роднит их с героями эпохи классицизма, когда в литературу еще не проникли индивидуалистические идеалы романтиков. При этом нет никакой театральности или вознесения на пьедестал — при чтении возникает ощущение, что я был со своим народом там, где мой народ когда-то к счастью или несчастью (тут уж как вам будет угодно) был.
Читать далее

Елена Блонди. По ходу чтения. Дэвид Духовны «Брыки F*cking Дент»

По совету Лены Тепляшиной прочитала на Литресе легальный отрывок романа Дэвида Духовны «Брыки F*cking Дент» (перевод Шаши Мартыновой), и по нескольким большим страницам (не книжным, сетевым) могу сказать, что написан роман очень и очень хорошо. Хотя и сложно.
Сложности тут отдельно связаны с бытом чужой страны, реалиями, которые не-американцу малопривычны, так как в каждой стране они свои.
А еще это спортивный роман, где третьим героем сюжета, кроме основных — взрослого сына-неудачника Теда с нелепой псевдорусской фамилией Сплошелюбов и с прозвищем Хосе Арахис (писателя, который никак не нащупает собственную тему) и его умирающего от рака отца, является американский бейсбол и команды «Редсокс» и «Янки».
Читать далее

Елена Блонди. По ходу чтения. «Московская сага» Василия Аксенова

Днвнк чтн. Аксенов Василий (Павлович)
Московская сага, три романа

Отменно написанная книга, оторваться от чтения тяжело, местами она, конечно, чересчур мужская, там, где автор углубляется в обще-политические темы и пишет о дислокациях и расположении войск. Но когда уходит в сторону человеческих тем, любых — от мирных посиделок на даче до тех же военных эпизодов или лагерных — книги становятся тем самым, главно-книжным, когда — «ну, вот еще страницу и пойду делать дела… Ладно, еще полчаса и точно, пойду».
ЗЫ. уточнение о «чересчур мужской», да простит меня автор, который тоже и уже, наверное, реинкарнировался по примеру части своих персонажей, для меня-читателя «игры в солдатики» в любой области чтения — все-таки минус, если дело касается не специальной литературы. Отдельно от настоящей специальной есть, как бы это назвать, «специальная литература для м и ж», представьте, например, настольной книгой обычной домохозяйки «Мемуары маршала Жукова». У домохозяйки место таких военных мемуаров займет, например, книга по вязанию или декольтированный дамский романчик.
Вот у Аксенова, как мне показалось, такие жуково-мемуарные страницы (десятки страниц) в саге есть и читать их менее интересно, чем, например, чудовищный путь по войне юноши Митьки Сапунова, собранный из последовательных эпизодов, не глобальных, с планами и дислокациями, а принадлежащий именно Митьке.
Вот у Аксенова, как мне показалось, такие жуково-мемуарные страницы (десятки страниц) в саге есть и читать их менее интересно, чем, например, чудовищный путь по войне юноши Митьки Сапунова, собранный из последовательных эпизодов, не глобальных, с планами и дислокациями, а принадлежащий именно Митьке.
Но они нужны. Наверное.

Переводы Елены Кузьминой. Мемуары Моби — книга сорвиголовы/ Moby, Porcelain: A Memoir

Американский диджей, композитор и певец Моби, работающий в разных жанрах, выпустил свою автобиографию. Книга под названием «Фарфор: мемуары» (Porcelain: A Memoir) охватывают период с 1989 года, когда Ричард Мелвилл Холл (настоящее имя музыканта) начал делать первые записи, по 1999 год: именно тогда вышел один из самых популярных альбомов Moby, Play.
То есть речь идет о жизни Моби с 23-х до 33-х лет.

В книге много небезопасного секса, океаны алкоголя, а также рейвы, смерть, тараканы и знаменитости.
Моби, которому сейчас 51 год, говорит: «Я до сих пор узнаю себя в том парне, спотыкающемся на жизненном пути и не имеющем сторонней помощи. Был энтузиазм и хорошая рабочая этика, но в итоге – полная тупость и постоянная растерянность. Как снежный ком, катящийся с горы: сначала он чистенький, но в итоге на него налипают мертвые белки, палки, камни, резиновые сапоги и всякая дрянь. Таким снежный ком попадает к подножью горы, – но разве он хоть отчасти напоминает свой изначальный вид?»
Читать далее

Александръ Дунаенко. «Хреновое поле» Людмилы Коробицыной

В далёкие советские времена у меня были друзья, которые переписывали литературные произведения запрещённых авторов. Булгакова, Гумилёва, Солженицына, Мандельштама. Я любил литературу, но сам никогда от руки ничего не переписывал. И говорить, что лень – неубедительно. Очевидно, что мои друзья любили литературу больше, чем я.
Потом об этом периоде, когда литература распространялась в рукописях, стало забываться. Пришли времена, когда и прочитать можно всё, что угодно и размножить в тысячах копий в прекрасном качестве.
И уж прийти мне в голову не могло, что уже в настоящее время я сам сяду за клавиатуру и буду слово за словом набирать текст понравившейся книги.
А – сел.
Перепечатывал и… ком стоял в горле…
Да, я читал этот рассказ раньше. И уже, вслед за автором, всё пережил.
Но… Снова читаю, печатаю и… опять…
Читать далее

Страницы 2 из 68«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка