Татьяна Краснова. «АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ КВАРТЕТ»: «ЖЮСТИН»

До конца года далеко, но это точно мое книжное открытие года! А начинала для галочки. И даже не собиралась читать все четыре романа — думала только в первый заглянуть. Хотелось посмотреть, что представляет из себя старший братец любимого писателя-натуралиста Джеральда Даррелла.
В памяти застрял маменькин сынок, балбес с гитарой и бочонком вина, щелкающий на пишущей машинке — персонаж книги «Моя семья и другие звери». Сейчас понятно, что младший братишка просто создавал в своем романе яркий, запоминающийся комический образ.
Реальный Лоренс Даррелл, скорее всего, этому образу соответствовал, поскольку жизнь вел богемную, но вместе с тем это оказался настоящий Мастер с большой буквы. Снимаю шляпу. Зря Нобелевку не дали, на которую он был номинирован в 1961 году.

Читать далее

Книги Если. А где прячешься ты?

Последний раз над книгой я плакала на втором курсе бакалавриата — то был Ремарк, мне было 19, так что простительно. А тут села, почти как у Коэльо, на берегу Рио-Пьедра, и заплакала. Почему? Чем так зацепил Бакман? Так просто и не скажешь.
Хотя предположу, что суть как раз в этом – в том, что просто. Всё просто настолько, что очень даже сложно.
Романы Фредерика Бакмана похожи и непохожи одновременно. Несомненно, в каждом тексте чувствуется ироничный стиль автора. И каждая история – о простых людях в необычных обстоятельствах. К примеру, о неудачливом грабителе, который оказался вовсе не тем, кем представлялся [«Тревожные люди»]. Или даже о нем самом – в автобиографичной книге «Что мой сын должен знать об устройстве этого мира». Устраивать полноценный разбор творчества не будем, а остановимся на романе «Здесь была Бритт-Мари».

Кадр из фильма с одноименным названием, режиссер – Тува Новотны, 2019
Читать далее

Книги Если. Географ пропил глобус, жену, любовь, а потом вылил вино в цветочный горшок

Книга: "Географ глобус пропил" - Алексей Иванов. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-352-02223-8 | Лабиринт

«Географ глобус пропил» Алексея Иванова – для меня книга, прочно занявшая место в ТОП-10. История, в которой каждый раз нахожу и что-то привычное, тёплое, и что-то неожиданное. Роман об ошибках и попытках прожить эту жизнь так, как правильно, разобраться, что к чему в непростых человеческих отношениях, цепляет с первых строк. И вот уже второй час ночи, остывший чай, а ты сплавляешься вместе с героями по злому Понышу, речке Ледяной, и руки покрываются мурашками, тяжелеют от воображаемой натуги.

Стоп-кадр из фильма «Географ глобус пропил» 2013 года, режиссер А. Велединский
Читать далее

Татьяна Краснова. Десятикнижие для Евгении Перовой

Итак, мы продолжаем игру в адресные рекомендации по чтению. Хорошие книги для хорошего человека.

Инна Гофф «Юноша с перчаткой» — за атмосферу любви, чистоты, творчества, нежности, юности. Герои — студенты, молодые художники. Повесть небольшая, читается залпом.

Хербьерг Вассму «Книга Дины» — за суровую мрачноватую скандинавскую романтику. Это норвежские «Унесенные ветром»! С пледом, чаем, долгими зимними вечерами — подойдет идеально.
Читать далее

Jonny_begood. Жорис-Карл Гюисманс «Наоборот».

«Это была отравляющая книга. Казалось, тяжелый запах курений поднимался от ее страниц и дурманил мозг». Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея».

Роман «Наоборот» называют «настольной книгой декаданса». Я бы назвал эту книгу еще и справочником по эстетизму. Несмотря на то, что это направление считается изобретением англичан, в частности Уолтера Пейтера и Оскара Уайльда, Гюисманс, на мой взгляд, сумел создать некую квинтэссенцию идей и принципов эстетизма. Примечательно, что этот французский автор в начале своей творческой карьеры был близок к натурализму и являлся членом кружка Золя, однако, довольно скоро взгляды натуралистов показались ему примитивными, и в романе «Наоборот» четко прослеживается разрыв с принципами натурализма.
Главный герой романа – аристократ Дэз Эссент, последний отпрыск знаменитой фамилии. Это болезненное существо, бездельник-интеллектуал с обостренным чувством прекрасного – воплощение идей Шопенгауэра, который был главным философом декаданса и эстетизма. Интеллект по Шопенгауэру ослабляет волю и убивает плоть. Таков Дез Эссент. Похоронив родителей, продав имение, насытившись разгулом и развратом, уставший, больной и разбитый, он запирается в предместье Парижа, чтобы насладиться уединением и красотой. Здесь стоит отметить, что красота – ключевое понятие для эстетизма. Однако, красота плоти тленна, и, следовательно, не может считаться истинной красотой. Вечна лишь красота произведений искусства. Вспомните Дориана Грея – он остался красивым лишь на портрете. Или счастливого принца все того же Уайльда — он делается по-настоящему красивым, став произведением искусства. Так, к примеру, Дез Эссент разочаровывается в живых цветах – их красота преходяща.
Дез Эссент следует всем канонам эстетизма. Он окружает себя книгами и произведениями искусства, он сам создает интерьер своего жилища. Все вокруг должно радовать глаз. Он живет лишь жизнью интеллекта и чувств. Гюисманс погружает нас в интеллектуальный мир Дез Эссента, и, вслед за главным героем, на протяжении целых глав мы исследуем то латинскую литературу, то живопись, то запахи и цветы. Автор, не стесняясь, дает оценки творчеству великих писателей, поэтов и художников. Но плоть Дез Эссента погибает прямо пропорционально тому, как расцветает его интеллект. Разбитый и иссохший, главный герой вынужден обратиться к докторам.
Возможно, в наши дни эта книга потеряла свою актуальность. Но для понимания эпохи декаданса она подходит как нельзя лучше. Любопытно, что сам Гюисманс в более позднем предисловии к роману частично отказывается от своих воззрений. Став правоверным католиком, он переосмыслил свои ранние взгляды. Да и вы будьте осторожны – именно эта книга «отравила» Дориана Грея.

 

Jonny_begood

перенос

Анисимов Сергей. Два портрета: «АукцЫон»

Михаил Марголис. «АукцЫон. Книга учёта жизни».
Издательство: «Амфора», 2010 г.

«АукцЫон» — группа загадочная и удивительная. И каждая новая работа этой группы — непредсказуемость, шаг в пространство, где никто раньше не был. При этом, «АукцЫон» гуляет сам по себе: сплошной и тотальный «неформат». Но в этом отсутствии стремления к стандартам, в вечном поиске нового — и весь смысл. Лидер группы — Леонид Фёдоров — порой кажется почти нереальным. Вот уж у кого — «культовый» статус. Новые работы Фёдорова — сложные, неоднозначные — уже за гранью традиционных представлений о музыке, это новые виды энергии, это другой космос.

Известный музыкальный журналист Михаил Марголис сделал отважную попытку написать биографию группы. Иначе говоря, проверить мифологию.
Читать далее

Книги АСТ. EvilShark. Маленький мир с Большой Буквы

Д.Горчев

Авторский сборник
Издательство: М.АСТ  Астрель-Спб 2011 г.
Твердый переплет

Как к нам приходят книги? Громогласно стучат в едва приоткрытые двери нашего сознания, пытаются ворваться со своим необычайным, совершенно новым мировоззрением и обратить нас в свою веру? Или презрительно швыряют ненужные никому абзацы, забитые штампами, пошленькими историями и прочей ерундой? Одни, пестрые, кричащие громоздятся рядами и высокомерно взирают на нас с полок книжных магазинов, другие же таятся в глубинах Сети, передаются текстовыми файлами, устными пересказами, а если и издаются, то мизерными тиражами и тут же зачитываются до дыр. Книги Дмитрия Горчева заслуживают большего. Читать далее

Книги АСТ. Машина времени Владимира Руги и Андрея Кокорева

обложка

Издательство АСТ: Астрель, 2010, Москва

… вслед за Рождеством наступали Святки – время безудержного веселья, встречи Нового года, устройства балов. Для москвичей бальный сезон заканчивался вместе с Масленицей.  После «блинного» угара наступал период строгого поста.  Закрывались рестораны, прекращали работу театры, актеры уходили «на вакации». Им на смену приходили иностранные гастролеры – только они могли выступать в это время на подмостках московских театров. В конце поста обязательно происходила «дешёвка» – распродажа товаров. Забыв обо всем на свете, дамы буквально брали штурмом магазины и лавки, чтобы накупить товаров по бросовым ценам. Праздник Пасхи означал не только приход весны, но и приближение дачного сезона. После традиционного первомайского гуляния город начинал пустеть. Все, кто мог себе это позволить, перебирались на жительство за город – подальше от пыли и неприятных запахов.  Конец лета – время поиска квартир. Обретя крышу над головой, москвичи возвращались в город. У детей начинался учебный год. Возобновлялась «общественная» жизнь: собрания различных организаций и обществ, вернисажи, визиты и журфиксы. Начинался новый театральный сезон.  В приятном времяпрепровождении дни летели незаметно.  На смену осени приходила зима, а с ней и праздник Рождества – круг замыкался.

Этот абзац из введения рассказывает нам, как построена книга Владимира Руги и Андрея Кокорева «Москва повседневная. Очерки городской жизни начала ХХ века»
Читать далее

Hooche Cooche Man. «Московский Гамбит» Юрия Мамлеева

Представьте себе Москву семидесятых – златоглавую столицу СССР с её самым читающим населением, из которого, по мановению авторского пера, на страницах романа ожила лучшая её часть – молодёжь. Впрочем, было бы слишком прозаично – читать сегодня о молодых слесарях, фрезеровщиках или сталеварах тех лет. Поэтому перед нами раскрывается образ молодёжи «подпольной»: непризнанные художники, поэты, писатели и прочие граждане, причисляющие себя к людям искусства, которых автор определяет звучным эпитетом «неконформисты». Одним словом, именно та категория, которая призвана сформировать культурный слой той эпохи для археологов будущего. И вместе с тем этот собирательный образ полуподвальной богемы совершенно оторван от реальности. Он прописан так, будто никого и ничего, кроме этих молодых людей, в тогдашней Москве не существовало. Словно жили они в том же городе, но в каком-то другом, параллельном мире. И эта осознанная фокусировка на главном – приём в литературе хоть и не новый, но достаточно редкий, стал этаким катализатором моего интереса к «Московскому Гамбиту», вкупе с той вялой шумихой, которая сопровождала его в прессе.
Читать далее

Елена Блонди (Черкиа). «Портрет Дориана Грея» — книга, полная закладок

Это роман, любимый многими. Попробуем разобраться, за что же его любят?
Сюжет романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» известен даже неграмотным и современный термин «спойлер» в отношении этой книги теряет смысл. Прекрасный юноша, любуясь собственным портретом, бросает в бездну отчаянную мольбу. И продает душу за то, чтобы всегда оставаться молодым и прекрасным, предоставив портрету стареть вместо себя. И не только стареть. Следы, которые так ясно в большинстве случаев оставляют на лицах даже молодых людей порок и грехи, тоже теперь украшают чело портрета, а не человека.
Сюжеты-перевертыши всегда чаруют. Дайте нам лоскут шагрени, уменьшающейся по мере исполнения желаний, зеркало, отражающее то, что не отражается на герое, вечную молодость, отобранную у других, или портрет, взявший на себя часть неотъемлемого человеческого. И мы будем с интересом следить за тем, как борется с искушениями человек, лишенный скорого наказания. Уберите божий кнут. Оставьте сатанинский пряник.
Читать далее