РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Рецензии на книги

Страницы 1 из 7812345»...Далее »

Стас Толокно. Всюду жизнь, или «Отцы и дети» по-новому

 

О романе Павла Манылова «Папа»

 

Роман Павла Манылова «Папа» удивляет не только вечной темой «отцов и детей», решенной по-новому. Хотя, решение этой проблемы в контексте новейших времен и пресловутого конфликта поколений – задача не из простых, даже в прозе. Интересно и необычно в романе то, как его автор сооружает жанровую конструкцию из, казалось бы, привычных деталей – семейная мелодрама, криминальный боевик, производственная трагедия. При этом речь также о временных константах, которые в этой истории молодого героя, выросшего в провинциальном городе в семье врачей, но не желающего вести такую жизнь, как они, размыты, аморфны, не сформированы до антропологического конца. То есть, на дворе — начало двухтысячных, расцвет экономики и культуры, а проблемы у героев романа решаются по старинке. И это не дедовские методы, как у Костиного отца, Семёныча, за которым тот наблюдает с иронией. Всеми уважаемый кардиолог «скорой помощи» за копейки спасает человеческие жизни, а потом заглушает стресс алкоголем, но все вокруг его узнают, помогают, выручают, даже когда помощь нужна его сыну, ввязавшемуся в сомнительную историю.
Читать далее

Саша Латовски. По ходу чтения. Идеальные убийства в исполнении Питера Джеймса

Питер Джеймс (комплект из 10 книг) ➠ Джеймс Питер | Буквоед ISBN 978-00-1259778-0

Питер Джеймс, романы о суперинтенденте полиции Брайтона Рое Грейсе.
Мы привыкли читать и писать это слово по-другому, я про это тоже скажу. Пока о самом чтении.
Это очень годное мейнстримовое сериальное чтение. Если иметь в виду некоторые именно сериальные условности.
Да, автор в каждом романе пересказывает основные важные вещи. Я эти абзацы мирно пропускаю.
Да, почти каждый роман имеет навязшее в зубах название, в котором обязательно присутствуют слова «смерть» или «мертвый». Я понимаю, что это на 99 процентов требование издателей, так что снова тот же хоровод из мертвых хваток, смертей по заказу, умри завтра, люби меня мертвым и так далее-далее. Особенно умилило, что и у Джеймса есть роман с уникальнейшим названием «Идеальное убийство», надо бы их все посчитать…
Читать далее

Елена Черкиа. По ходу чтения. Поле кактусов для поедания плачущими мышами

Заметки о книге «Противостояние лучших», антология 2015 г

Днвнк чтн. Это я сейчас про мышей и кактусы, и о пользе там, где её вроде и не ждёшь)
Среди всяких антологий, которые, как я знаю из собственного читательского опыта, бывает отличными, а бывают хуже некуда, нашлась книга «Противостояние лучших» (составитель писатель Бальдаччи). Я уже читала всякие высосанные из пальца противостояния и партнерства и продолжения холмсианы и холмс в мистике и тому подобное, и поняла, что как правило, такие книги — полная собачья чушь. Но так как я недавно перечитала Лихейна и он снова меня покорил, то повелась на его рассказ, который написан в соавторстве с Коннелли и в антологии торжественно — самый первый.
Начав читать, выяснила, что я его уже читала, в другом переводе. О, это ирландское женское имя Шивон! Его переводят как Шифон, Шиввон, и вот в книге совсем уж невнятное Чиффон. Но это так, пустяки.
Главным оказалось то, что книга вообще и совершенно не годится для чтения. Нет, чтоб колоться и кушать кактус до послесловия — самое оно, потому что в списке авторов как раз много известных имен, и я некоторых детективщиков отсюда очень даже неплохо читала. Тот же Рэнкин, кроме Лихейна, например.
Читать далее

Елена Черкиа. По ходу чтения. Люди комиссара Мегрэ

Жан Габен в роли комиссара Мегрэ в фильме «Мегрэ и дело Сен-Фиакр», 1959

С великим удовольствием читаю трехтомник Сименона «Весь Мегрэ». Несколько основных вещей, по ходу чтения.
Романов много. И они хороши. Емкая, без лишней воды, но очень сочная и живописная проза. Стыдно мне должно быть, но за Сименона я очень долго не бралась по одной причине: слишком уж много романов, наверняка там несколько хороших, а прочие проходные, послабее, ибо — слишком уж много. А нет проходных, все написаны очень хорошо; и обидно, что я не умею останавливаться и читаю быстро (сейчас уже не так быстро, как раньше, научилась замедляться). Хороший роман всё-таки это форма, которая требует осмысления, и побыть с историей после того, как она рассказана. Но я могу ведь потом перечитать, так? Уже спокойнее, не торопясь и зная, что чтение будет в удовольствие.
Читать далее

Книги Если. Географ пропил глобус, жену, любовь, а потом вылил вино в цветочный горшок

Алексей Иванов. «Географ глобус пропил», роман

«Географ глобус пропил» Алексея Иванова – для меня книга, прочно занявшая место в ТОП-10. История, в которой каждый раз нахожу и что-то привычное, тёплое, и что-то неожиданное. Роман об ошибках и попытках прожить эту жизнь так, как правильно, разобраться, что к чему в непростых человеческих отношениях, цепляет с первых строк. И вот уже второй час ночи, остывший чай, а ты сплавляешься вместе с героями по злому Понышу, речке Ледяной, и руки покрываются мурашками, тяжелеют от воображаемой натуги.

Стоп-кадр из фильма «Географ глобус пропил» 2013 года, режиссер А. Велединский
Читать далее

Книги Если. Два важных слова – мама и папа

Каково это жить с родителем, у которого есть психологические проблемы? Или, может быть, физические травмы?

Большинство очерков в сборнике «О чем мы молчим с моей матерью: 16 очень личных историй, которые знакомы многим», составленный Мишель Филгейт, рассказывают о чувствах маленьких детей внутри взрослых. Некоторые истории заканчиваются хорошо – разговором о том, что наболело. Вскрытием старых детских мозолей. Некоторые – уверенностью в заплесневелых обидах.
Читать далее

Елена Черкиа. Сто прочитанных романов. Псы, но — Господни…

О романе Александра Уралова и Светланы Рыжковой
«Псы Господни»

Обложка произведения Псы Господни (Domini Canes)

Писать о хорошей книге нелегко еще и потому, что для баланса полагается найти какие-то недостатки и к ним прицепиться, а то вдруг читатели решат, что это не осмысленный отзыв о прочитанном, а безудержное восхваление.
Но я читаю много книг авторов самых разных, от практически никому неизвестных до самых популярных. И знаю, что кроме именно недостатков текста (такое впечатление, что въедливые читатели всегда ищут тот самый — Идеальный Роман, единственный, найдут и будет им счастье, вечное) есть еще читательское отношение к рассказанной автором истории. Оно тоже часто принимается за недостатки написанного. «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй…» и так далее…
В итоге получается, что мелкие читательские претензии к себе вырастают до крупных упреков в сторону автора.
Постараюсь без этого обойтись.
Да! (с)))
А если без этого обходиться, то в сухом остатке что?
Читать далее

Книги весны

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 500 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

Времена и люди

image.jpg

Ильшат Насыров. Ибн Халдун в османской историографии

Научное издание посвящено тому, как в историографии Османской империи было воспринято социальное учение арабского историка Ибн Халдуна. Автор исследует труды турецких ученых, которые в своей работе опирались на основные положения концепции Ибн Халдуна. Эти положения они творчески переосмысляли и создавали собственные произведения, посвященные проблемам существования общества и государства.

Читать далее

Елена Черкиа. Сто прочитанных романов. Множество женщин Лианы Мориарти

Днвнк чтн. Лиана Мориарти «Большая маленькая ложь».

Англоязычная обложка романа
Название я слышала, кажется, что где-то есть сериал с таким названием, не стала проверять, почитала так. Интересно, что книги ЛМ у меня скачаны в читалку, но не востребованы, то ли бралась и не зашло, то ли прислались с почты так тихонько, что я их просто пропустила.
А так-то очень читабельный роман, вернее, романище. И интрига в нем хороша, вся такая — наоборот. Но мне читать было тяжело и местами я просто перелистывала страницы, бросать не хотела, а узнать, чем все кончится — хотела, но заглядывать сразу на последнюю страничку — не хотела, такое вот «ах я такая внезапная» получалось чтение)))
Основная «наоборотность» сюжета в том, что буквально на первой странице читатель узнает, что произошло убийство, уже идут допросы, а параллельно — слухи, сплетни, вольные пересказы того, что случилось… Читатель узнает, где именно произошло убийство. А вот КТО УБИТ — этого мы как раз и не знаем до самой последней части.
Читать далее

Евгения Перова о романе Елены Черкиа «Судовая роль»

«Судовая роль, или Путешествие Вероники»

Роман «Судовая роль» — про Золушку, живущую в портовом городе, принц которой оказался, как и следовало ожидать, вовсе не принцем, а последней сволочью. Пышноволосая, нежная, доверчивая, верная, истомившаяся без любви и понимания, без крепкого плеча рядом. Считающая лунных котов. Знающая, чем отличается вино из ночной ежевики от вина из ежевики дневной.
Она, подобно другой героине Джулии Робертс — Сбежавшей Невесте — тоже принимает ту форму, которую ей подставляет жизнь, вливается в своего мужчину, как в сосуд: в горы — так в горы, на рок-фестиваль — так на рок-фестиваль, яйца-пашот — так яйца пашот.
Как персонаж рассказа Брэдбери — марсианин, который выглядел так, как хотел смотрящий на него, так и героиня романа послушно кажется такой, какой надо ее матери, друзьям-приятелям, случайным попутчикам. И не зря у нее столько имен: Вероника, Веронка, Ника, Никуся, Куся, Вера… Маленькая Вера. Слишком маленькая вера в себя саму, в свою красоту, значимость, в свой талант.
Читать далее

Страницы 1 из 7812345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка