РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Вячеслав Барышин. Исповедь литературного негра. Часть 3

исповедь литературного негра, барышин

Зима литературного негра

Соцсети, что несут людям так много плюсов и минусов, все же являются прекрасным инструментом для мониторинга течений литературной мысли. Учитывая постоянно увеличивающееся поголовье писателей, можно сказать, что – чем дальше в лес, тем больше дров. Оценок много, и некоторые из них, порой, выражают пограничье сути, не добираясь, впрочем, до глубины. А уж советов, что и как делать правильно, больше, чем дырочек в куске сыра (если это только не национальный сырный продукт).
Читать далее

Елена Черкиа. Дневники перечитывания, Филлис Дороти Джеймс


Лень искать новое детективное чтиво, вытаскиваю из недр Покетбука уже прочитанное, это тоже интересно, потому что я читаю иногда слишком быстро, хотя пыталась избавиться от этой привычки и избавилась, но не до конца, а значит, мне вполне есть во что наново вчитаться. Еще — часто качество прозы для меня как раз определяется желанием перечитать. Иногда сгоряча книги автора кажутся прекрасными, но разок читаешь и вернуться уже не хочется, а что возвращаться — сюжет известен, дворецкого вычислили и арестовали, и так далее.
А иногда перечитывание доставляет больше удовольствия, чем первое чтение.
Читать далее

Елена Черкиа. Сто прочитанных романов. Картинки из жизней — Амоса Оза…

По совету подруги взялась читать Амоса Оза, совсем мне неизвестного писателя. Начала с книги «Картинки деревенской жизни». И это прекрасно.

Картинки деревенской жизни
Это напоминает световые петли и дорожки на колыхании воды (которые я так люблю снимать)), и изящные повторы в тексте создают непрерывную игру, движение, от которого уже не оторвать глаз.
Игра. И о ней я подумала тоже, потому что именно эти скользящие повторы меня сначала напрягли, ну что это автор снова и снова говорит про уже сказанное в описании окружающей картинки. А потом, к концу первой картинки-рассказа выясняется, что ожидаемого конца — нет. Ожидаемого кем? Мной читателем, да. Но автор, произнося свои… хорошо, скажем — зачины и считалочки, хотя они еле видны, очень деликатны и никакой навязчивой поэтичности в строении его музыкальной прозы нет, уже предложил читателю правила игры. Или вступай в нее, или же ищи другую игру, с другими правилами. А в этой — правила Амоса Оза.
Читать далее

Вячеслав Барышин. Исповедь литературного негра. Часть 2

исповедь литературного негра

Продолжить можно с любого эпизода этой картины или фильмы, или жизненной ленты, которая называется писательством. Ах, жар сочинительства, откуда ты берешься? Все ли тут так уж хорошо? Я много размышляю об особенностях систем, систем общественных, условий, которые приводят к возникновению писательского коллапса. Эту мысль нужно сформулировать так: любое явление должно иметь некие рамки. Но что бы тут сказать для наглядности: представим себе, что число производителей еды в один момент увеличилось бы в сто раз. Помимо привычных нам торговых сетей появились бы новые – десятки, сотни новых, кроме этого, все домохозяйки стали бы открывать свои магазины? Как вам такое? Продолжая тему, мы можем нарисовать себе картину необыкновенную: вы решили купить сыр, а сыр кругом. Магазины же, вследствие того, что сыра много, но также и не вследствие этого, а по каким-то прочим причинам, особенно за качеством не следят. Итак, что купить? Ага, а вместо того, чтобы покупать, вы вдруг тоже решаете, что тоже станете производителем.
В случае с продуктами питания все сложнее – они пропадают. Тексты, конечно, продукт долговечный, но что делать, когда производителей больше, чем потребителей, и почему так получилось?
Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. ЗИМНИЕ СТРАНИЦЫ

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 40 0 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами. Являются лауреатами Евразийской премии.

 

МУДРЕЦЫ И ЖИЗНЬ

Мохаммад Реза Юсефи. Судабе и Сиявуш

ноябрь, обзор

Эпическая поэма «Шахнаме» по праву занимает одно из почетных мест в мировой классической литературе. Новая книга, созданная знаменитым детским писателем по мотивам великого произведения Фирдоуси, продолжает серию небольших повестей, раскрывающих смысл ключевых эпизодов поэмы.
Эта история посвящена тому, как противоборствуют в человеческой душе доброе и злое начала. Давным-давно Ираном правил царь Кейкавус. У него был сын-наследник, которого звали Сиявуш. Царица – мать Сиявуша – умерла вскоре после его появления на свет. Кейкавус долго горевал, но потом все же выбрал себе новую жену, красавицу по имени Судабе.
Читать далее

Елена Черкиа. Так назад или вперед?


«Браузер не поддерживается. Вы используете браузер, который Facebook не поддерживает. Чтобы все работало, мы перенаправили вас в упрощенную версию.»
Вот так сейчас работает расширение, призванное вернуть старую версию ))). Гугл хром заботливо перенаправляет пользователя расширения — в УПРОЩЕННУЮ ВЕРСИЮ, с новым дизайном, конечно же.
Я уже писала, что привыкнуть можно ко всему, и чем кардинальнее перемены, тем громче «картофельные бунты», а мы сейчас имеем дело именно с такими бунтами. Это ведь не просто новый кривой дизайн, это дизайн, заточенный под новые устройства. Без букв, но с картинками, без текстов, но с эмодзи, без возможности рассмотреть фото-оригинал, но — с его «репродукцией» на экране в лучшем случае в десять раз меньше ранишнего, в худшем — во все двадцать.
Я думаю, монстры идут на такой шаг именно потому что он неизбежен. Большая часть юзеров пользуется социалками именно в мобильных устройствах. Намного меньшая — с больших. Я бы сказала, по их прогнозам — исчезающе меньшая))).
Что из этого вытекает для нас? Тех, кто слово ставит на первое место, а любую красивую картинку или кнопку — на второе?
Читать далее

Вячеслав Барышин. Исповедь литературного негра. Часть 1

Шон Кернан, фотограф, Рок

Про негров писалось сколько угодно. Я всегда хотел, чтобы люди видели разницу между сферами: человек, приученный — приученный, причем не по своей воле, к концепту «везде одинаково» — мерит это по шаблону, прежде всего, по наличию машин или по некоторым товарам в супермаркете, что и правда, во многих отраслях жизни выглядит одинаково. Однако, литература имеет много своих уникальных специфик. Я должен сказать, что наша страна – самая литературная в мире уже хотя бы потому, что писателей здесь больше, чем читателей, в разы, и все это вносит свои коррективы в работу сочинителя. Огромен мир литературы, начиная с любителей, продолжая многочисленными абстракциями этой же реальности, переходя и на те слои, где присутствуют толстые журналы, литературная критика и профессиональные читатели.
Но, начиная свой рассказ, я бы хотел, чтобы и те люди, что будут его читать, понимали базис. Надстройка, эмоциональный фон, мечты – все это ни к чему. Начнем с денег.
Я пишу книжки для индийского рынка. Схемы никакой нет – есть товар, есть уважение к цене и минимальная планка, ниже которой нельзя опускаться. Вы, скорее всего, очарованы фильмом Поланского «Призрак» (главный герой фильма зарабатывает на жизнь написанием мемуаров для знаменитостей, он виртуозно владеет пером, но никому не известен). Это правильно. Это – хорошая тема.
Я, впрочем, назову тариф, который многих не удовлетворит: 2000$ за все.
Читать далее

Саша Латовски. Джунгли, которые у нас в голове

Рецензия на роман Елены Черкиа «Татуиро (змеи)»

Немного странно писать отзыв сразу на последнюю часть трилогии, но тому есть причины. Две первых книги Елены Черкиа выходили (под псевдонимом Елена Блонди) на бумаге, а вот третья книга осталась в электронном варианте. Поэтому говорят о ней меньше, хотя по моему мнению, она не только не хуже, а стоит особняком. Хотя, эта трилогия как раз интересна тем, что все три книги очень разные, пусть и объединены одним сюжетом и персонажами.
Я уже писала о всей трилогии, когда прочитала «Татуиро» в первый раз, но это было давно и скажу снова несколько слов о сюжете, не раскрывая всех приключений и поворотов.
Читать далее

Тамрико «Учительские сказки». Часть вторая

Первая часть «Сказок» здесь

6

Однажды, в конце прошлого века, учительница и её подруга завуч задумались: наступает новый век, а им по сорок пять – ни молодости, ни красоты былой нет. И решили они что-то предпринять для улучшения внешности. Увидели они рекламу чудодейственных капсул «Виардо». Но поскольку обе были на бюджетной зарплате и не привыкли тратить её на себя да и не очень доверяли рекламе, то решили купить одну упаковку капсул и разделить.
И вот во время контрольной работы в выпускном классе открывается дверь, появляется завуч, видит, что все заняты делом, останавливается на пороге и, стараясь не мешать, громким шёпотом говорит:
— Ну что, вы виагру поделили?
В тихом классе стало ещё тише, все подняли головы от тетрадок, а один ученик сказал:
— Вот это да! Оказывается, ничто человеческое вам не чуждо!
— Ты прав, ученик, — скромно сказала учительница и не стала ничего пояснять. «Пусть о нас хоть раз подумают что-то хорошее», — решила она.

Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. КНИГИ ЗОЛОТОЙ ОСЕНИ

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 400 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

 

В ПОИСКАХ ЛУЧШЕГО

 

Махназ Фаттахи. Фарангис

сентябрь 2020

Роман иранской писательницы, основанный на реальной биографии героини, представляет собой захватывающую и драматичную историю женщины по имени Фарангис, ее близких, знакомых, соотечественников. Можно сказать, что в судьбе жительницы маленького приграничного селения отразилась вся история Ирана конца минувшего века.
Читать далее

Страницы 1 из 53412345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка