РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Страницы 2 из 537«12345»...Далее »

Стас Толокно. Русская сказка в Третьем мире

Алексей Ларин
«Ошибка сказочника. Возвращение Бессмертного»

 

…Город в начале этого романа погружается в ночь с закрытыми ставнями. «Это был другой город, это был другой Волхов», — уточняет автор топонимику своей истории. Вообще в «Ошибке сказочника. Возвращении Бессмертного» Алексея Ларина важны все детали, ведь речь о сказочном мире, где брошенный клубок указывает дорогу, нахлобученная шапка скрывает от чужих глаз, а обыкновенная книга сказок, которыми зачитывается мальчик Костя Благов – оказывается судьбоносной для всех героев с персонажами. И не только внутри волшебной страны. «Да, это она, — узнаем мы подробности. — В неярком свете луны тускло блеснули буквы. Костя провёл по ним пальцами. «Третий мир»… Знал бы он тогда, на что толкнёт его эта Книга! А ведь Алексей Иванович предупреждал его. Отговаривал. Хотел бы отговорить, так отговорил бы, подумал Костя, раздражённо запихивая Книгу обратно, поправляя шапку и вскидывая рюкзак на спину. Или вообще бы не показывал. Ну почему он не мог найти кого-нибудь другого? Почему я, в который раз уже спрашивал себя Костя, возвращаясь назад».
Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. О великих державах и проникновенных сказаниях

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 500 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

Пути добра

Халва и радуга

image.jpg

В этой книге собраны притчи из классической поэмы «Голестан» («Цветочный сад») великого персидского поэта Саади. Обработку текстов для современного читателя выполнил иранский писатель Фархад Хасан-заде.
Читать далее

Элтон Иван. «Прогулка» Елены Черкиа

…Может показаться, что «Прогулка» создана для медитативной фиксации сознания, и, местами, и даже чаще всего, это выливается в длинные энергетические сцены. Если кто-то уже знаком с произведениями Елены Черкиа, то он знает, что в ее романах всегда присутствует смесь быта и неких пограничных мировоззренческих единиц. Медитативное и ментальное часто перетекает в общую картину, где сознание сплетается с внешним. И здесь нельзя сказать, что мир находится в стороне, и что авторское Я (или Я героя) – это исключительно вопрос солипсизма. Хотя, возможно, это и так. Авторские миры – далеко не всегда просты для читателя. Иногда нужны ключи, или – соответствующая читательская квалификация, и это – большая находка для любителей интересных форм, даже порой – и литературных опытов.

Кира жила одна и ей это нравилось

Так роман и начинается, и далее мы медленно вплетаемся в начальную линию сюжета, хотя, если рассматривать текст как некую машину, механизм, маховик, сделать быстро это не получится. Динамика здесь своя собственная, и скорость развития сюжета – некая персональная величина. Кира – фрилансер, свободный художник, созерцатель.
Читать далее

Книги Если. О пришельцах, глобальных корпорациях и о том, что делает каждого особенным

Историй об инопланетянах много. О том, как мы с ними воюем, миримся, любим их или не очень, учимся у них, опять воюем. Всех их объединяет одно: мы «играем» за человеческое существо. Ну, плюс минус. Смотрим на мир глазами гуманоида. Да, у него, как в тексте одного репера:

Иная форма ушей, пальцы рук другие по длине.

Но умирать им было так же страшно, как тебе или мне.

Иссерли – главная героиня романа Мишель Фейбер «Под кожей», тоже в чем-то похожа на человека, поэтому такие извращенные читатели, как я, в определённый момент начинают ей сочувствовать. Несмотря на явный образ маньячки.

Кстати, про людей. В романе автор использует, скажем так, специальные термины. И вот слушаешь / читаешь роман, представляешь нормальных людей, а потом они вдруг оказываются четвероногими и с хвостом. И происходит диссонанс сознания – как в письме дяди Федора: хвост отваливается и лапы мёрзнут у мальчика.

 

 

Чтобы не было путаницы — маленький словарик терминов:

·         Человек — представители вида Иссерли. Они передвигаются на четырех конечностях, не носят одежды, всё тело покрыто шерстью. Визуально они близки земным лисам и собакам. Человеческие «дети» похожи на маленьких овец.

·         А вот людей Иссерли и другие пришельцы называют водселями и водселихами. Иссерли считает, что водсели неразвиты и не испытывает мук совести из-за их убийства (по большей части).

·         Икпатуа — растение, в больших дозах действующий как сильный транквилизатор. В машине Иссерли встроен механизм, при запуске которого из пассажирского сидения выдвигаются иглы и экстракт впрыскивается тому, кому не повезло там сидеть. Он тут же вырубается, а потом просыпается уже без языка и надежды на будущее — в прямом и переносном смысле. В малых дозах икпатуа употребляется как наркотик, обладает обезболивающим эффектом.

 

 

Мои размышления могут показаться неструктурированными. Так и есть: роман разложился на три важные темы: одиночество, красота и ответственность.
Читать далее

Ольга Шатохина. Когда тростник прочнее стали…

Тур Хейердал. Экспедиция «Тигрис»

image

По истории путешествий норвежского исследователя Тура Хейердала можно следить, как менялся мир во второй половине ХХ века. Плавание на плоту «Кон-Тики» через несколько лет после окончания Второй мировой войны – это история о странствии в неведомое. Океан пустынен и чист, главная опасность исходит от стихийных сил. Люди готовы помогать, часто даже безвозмездно. А во время последнего большого плавания экспедиция Хейердала столкнулась с самыми неприятными сторонами цивилизации – всеобщей коммерциализацией, военным противостоянием…

Итак, в ноябре 1977 года известный исследователь Тур Хейердал во главе международной экспедиции отправился в путь на тростниковой лодке «Тигрис», построенной как точная копия древних шумерских судов. Местом старта была деревня Эль-Курна, около которой сливаются великие реки Тигр и Евфрат. Тысячелетия назад здесь существовала одна из древнейших древних цивилизаций Земли, остававшаяся после себя множество загадок.
Читать далее

Юрий Ревич, Виктор Юровский. Михаил Анчаров. Писатель, бард, художник, драматург

image

Авторская песня – одно из самых ярких явлений в культуре второй половины советской эпохи. Под гитару пели почти все – геологи в экспедициях и подростки во дворах, рафинированные интеллигенты и герои кинофильмов. Главный герой этой документальной биографической книги стоял у истоков появления самого жанра авторской песни, но масштаб его личности и таланта был намного значительнее. Михаил Анчаров был не только советским бардом, но и писателем, драматургом, художником… Им написан ряд известных повестей — «Как птица Гаруда», «Самшитовый лес», «Сода-солнце», «Записки странствующего энтузиаста», — а также сценарий первого отечественного телесериала «День за днем».
Читать далее

Стас Толокно. Стены и мосты Михаила Зуева

О романе «Грустная песня про Ванчукова»

…Вот интересно, что наиболее важно при создании исторической эпопеи? Не трилогии или многотомного проекта, а так чтобы в одной книге на восемьсот страниц. Как например, «Грустная песня про Ванчукова» Михаила Зуева – не роман, а настоящая энциклопедия советской и постсоветской жизни, семейная сага, охватывающая период от Сталина до Горбачева. Есть ли в нем любимые герои для автора? И второстепенные – это персонажи или все-таки дальние родственники? Из многочисленных интервью автора узнаем, что роман в какой-то мере автобиографичный, и пускай все предыдущие жизни рода в сороковые и пятидесятые он знает не то чтобы понаслышке, но из семейных рассказов и разговоров, то годы застоя и перестройки, не говоря уже о «лихих 90-х» тут уж, как говорится, из первых рук.
Читать далее

Книги золотой осени

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 450 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

От идеи до воплощения

Мухаммад-‘Али Чукури ‘Арифуллах Басарави. Булгарские хроники

image.jpg

«Булгарские хроники» — это русский перевод историографического труда башкирского поэта и просветителя. Автор жил в XIX веке на территории Российской империи, в Оренбургской губернии. Он был сыном местного священнослужителя, принадлежавшего к благородному роду, один из его дальних предков был военачальником при Чингисхане. Творчество Мухаммада ‘Али Чукури формировалось под влиянием выдающихся поэтов Персии: Фирдоуси, Саади, Хафизa. Издание предваряет подробная вступительная статья, посвященная биографии Мухаммада ‘Али Чукури, особенностям его поэтического наследия и значению «Булгарских хроник».

Оригинал книги был написан на урало-поволжском варианте языка тюрки – общего письменного языка тюркских народов, который использовался с XI по начало ХХ в. на огромном пространстве Евразии от Восточного Туркестана до Северной Африки и Балкан. В работе описаны деяния выдающихся людей и тех, кто достоин почитания, но был несправедливо забыт, а также примечательные места, связанные с ними. «Место вокруг родника очень ровное, излишки воды стекают со всех сторон этого горшка и примерно в ста саженях впадают в Каму. Текут они по камням длиной в три-четыре дома, по узкому руслу шириной с конскую спину. Предположительно, всё это – дело рук человеческих, выполненное с искусством и мудростью».

Книга включает развернутые комментарии к переводу и глоссарий, а также оригинальный текст «Хроник» в транскрипции.

А. Громов. Советская пропаганда

image.jpg

Сталинское общество не было однородным, но все его слои, от самого низа до самого верха, были под бдительным контролем, от бытового до идейного, идеологического. Советский образ жизни при Сталине был всеобъемлющ. Те, кто пытались уклониться от него, превращались в изгоев. Каждому человеку, как винтику, шестеренке, сегменту общества, были определены, положены свои занятия и развлечения, и даже свой круг общения.
Читать далее

Книги Если. «Мой миг отличается от твоего»

Тут недавно начала слушать аудиокниги. Второй оказалась книга, название которой больше похоже на отзыв, чем на название чего бы то ни было: Наивно. Супер.

Главного героя интересует природа времени, он любит кидать мяч, кататься на велосипеде и бить по игрушечной доске-колотушке. Он мечтает о часах, поэтому внимательно смотрит рекламу.
А ещё он аутист.
Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. СВЕРШЕНИЯ И ПОИСКИ

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 400 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

 

ДЕНЬ ЗА ДНЕМ, КНИГА ЗА КНИГОЙ

 

М.Л. Рейснер, А.Н. Ардашникова. Персидская литература в XIII–XVIII веков. Зрелая и поздняя классика

Это самая полная работа на русском языке, посвященная развитию персидской литературы с XIII по XVIII век. Авторы подробно анализируют разнообразные литературные направления, характерные для тех или иных временных отрезков этой эпохи, показывают их взаимосвязь, а также уделяют внимание роли поэтических кружков, формировавшихся в больших городах. Часто подобные сообщества существовали благодаря покровительству правителей или видных вельмож. Для поэтов придворная служба была большой удачей, поскольку, составляя панегирики в честь государя и посвящая ему свои произведения, они получали стабильную и безбедную жизнь.

Впрочем, более демократичные сообщества любителей поэзии также были весьма многочисленны. Например, в Ширазе – родном городе великого Хафиза. «По-видимому, еще в юности он приобщился к поэзии, посещая кружки знатоков и ценителей литературы – завсегдатаев кофеен. Таких людей в торгово-ремесленной среде в те времена было немало. В дальнейшем Хафиз стал преподавать в медресе и обратил на себя внимание правителей Фарса. Об этом свидетельствуют его немногочисленные панегирики, посвященные разным высоким персонам. Однако формально Хафиз оставался независимым и при дворе не служил. Вся его жизнь, если не считать непродолжительных отлучек, прошла в Ширазе. Здесь он и умер в 1389 г. Гробница Хафиза в его родном городе является своего рода визитной карточкой Шираза и до сих пор служит местом паломничества любителей и знатоков персидской поэзии».
Читать далее

Страницы 2 из 537«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка