РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

ABTOP

Страницы 3 из 144«12345»...Далее »

Алекс Громов, Ольга Шатохина. МЕЖДУ СЕЙЧАС И ЗАВТРА

…Они знают о книжках слишком много

 

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita и портала Terraart, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 150 тысяч экземпляров, обозреватель «Книжного обозрения», «Библио-Глобуса», журнала «Банки и деловой мир», лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва».

Ольга Шатохина – автор романов, ведущая рубрики в «Российской газете» — «Книжные новинки с Ольгой Шатохиной».

Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами. Являются лауреатами Евразийской премии и премии «Сорок сороков».

 

ВРЕМЕНА И ПОДРОБНОСТИ

 

Приметы Будущего: Антология. Сост. Алекс Громов

Приметы Будущего обл с корешком.jpg

Новый сборник рассказов и повестей, в которых с самых разных точек зрения рассматривается сама тема Будущего и множество сопутствующих аспектов. Будущее предстает здесь не только в виде Настоящего, каким оно уже является для героев многих произведений: инопланетяне среди нас, вместо романтики космических странствий – рутина надоевших командировок, рекламные акции с понижением предварительно повышенных цен и распродажи ненужного под девизом «это должен купить каждый!» в масштабе Вселенной…
Читать далее

Воскресное чтение. Нина Большакова «Взбиватель подушек». Рассказ

Нина Большакова

                           Взбиватель подушек

 

Это я, Джеремайя

Нок-нок, кто там? Это я, Джеремайя, взбиватель подушек. Профессия у меня такая; вы кто? Учитель? Профессор? Здесь все профессора, в школе дебилам преподаешь неведомые  social studies,  в Гарварде крыскам мозги вынимаешь, все профессор. Бухгалтер? Чужие деньги считаете? Тоже ничего занятие, из полупочтенных. Да все равно, скучная работа, и под контролем постоянно, не дай бог ошибиться, не то или не вовремя сделать. Dead line, all this crap.  То ли дело у меня:

заходишь  ночью в торговый зал, перед тобой бесконечные ряды подушек, на полках до потолка, на кроватях и диванах. Схватишь какую, что под руку подвернулась, щекастенькую такую, упругую, как старая девка, поднесешь к лицу, уткнешься и нюхаешь, нюхаешь. Она думает – все, он мой, сeйчас он меня купит, унесет домой и там, в норке, будет спать со мной каждую ночь, обнимать обeими руками крепко-крепко, зарываться лицом, слюнку пускать. А ты голову поднимешь, вроде как одурел от ее ароматов, да и хвать ее об пол, и ногами топтать! Потопчешь ее хорошенько, как петух курицу, спрыгнешь с нее, нагнешься, подхватишь обеими руками, подбросишь в воздух и смотришь, как она хлопнется на пол! А потом еще раз, и еще, и еще! Лучшего способа как следует взбить подушку кроме как уронить ее на пол, нету, и не ищите.   Закон всемирного тяготения, в школе учили,  да забыли? Так подушки во всех отелях взбивают, в самых дорогих, где их вообще взбивают. А в магазинах, где продаются тысячи подушек всех форм и размеров, и покупатели день-деньской их щупают, пихают, лежат на них, сидят, этим магазинам просто необходим хороший взбиватель подушек с твердой рукой. Я всегда востребован, у меня постоянный ангажемент в трех больших магазинах.

Читать далее

Jane The Reader. Исигуро «Не отпускай меня»

Когда-то я читала «Остаток дня» Исигуро, и книга мне не очень понравилось: я отметила про себя, что не хочу читать дальше этого писателя, какие бы премии он ни получал и как бы хорошо о нем ни отзывались. И тут меня поджидала натуральная засада. Рецензии на «Не отпускай меня» начали попадаться пачками. Они сыпались на меня со страниц ЖЖ, появлялись на Букмиксе и даже люди в метро держали книгу в руках. В принципе, понятен аккумулирующий эффект: человек читает, рассказывает, что произведение стоящее, следом за ним читает кто-то еще — и понеслось. Но я столкнулась с таким ошеломляющим натиском впервые — и я сдалась: принцип «если десять человек говорят тебе, что ты пьян, иди и проспись» все-таки достаточно сильная вещь. Пришлось идти за книгой.

Читать далее

Ольга Шатохина. Итоги премии «Terra Incognita»

Итоги премии «Terra Incognita»

На Московской международной книжной выставке-ярмарке состоялась торжественная церемония награждения лауреатов премии «Terra Incognita», которая присуждается за литературные произведения, гуманитарные исследования, а также достижения в области искусства.

Славенко Терзич

В номинации «История Отечества» премией награжден посол Республики Сербия в России Славенко Терзич за книгу «Старая Сербия. Драма одной европейской цивилизации», которая повествует о центральной части Сербии, где на протяжении веков происходило столкновение интересов европейских держав между собой и с Турцией.
Читать далее

Анастасия Черкасская. Дом, где веселые музы шалят…

В переводе с греческого слово «музей» означает «дом муз», именно дом, где веселые музы шалят и с хохотом пробегают по анфиладам комнат, а не морг, где музы уже успокоены, упорядочены и каталогизированы. Все это значит, что и приходящие к музам в дом должны чувствовать себя гостями — желанными и веселыми (кто же ходит в гости в мрачном духе?), а не посетителями усыпальницы, где положено тяжко молчать или переговариваться робким шепотом, постоянно чувствуя пробегающий холодок.

Наверное, есть среди наших музеев настоящие — те, что дома с живыми и ощутимыми музами, где можно вдохновиться и уйти окрыленным, но морги тоже попадаются часто. Даже слишком часто. Охраняют их строгие мойры, при которых даже кашлянуть страшновато.
Читать далее

Две цитаты к Воскресному чтению

«Во-первых, это очень мужские рассказы. Именно мужские — не мачистские, не опусы самца, а взвешенные, рассудочные, здравые и в то же время исполненные горькой, местами хрупкой нежности. К примеру, история мужчины, который после смерти жены вдруг узнает, что в ее жизни был другой мужчина («Любовник») или странная вера в знаковость повторяющегося сна с таинственной женщиной героя «Женщины с бензоколонки».
Читать далее

«Инга. Мир» — рецензия на роман Елены Блонди в газете «Книжное обозрение»

Арти Д. Александер
Сила любви

Сложный, тонкий и многоплановый роман о человеческих отношениях. Двадцать лет назад юная Инга пережила два романа – со сверстником и столичным художником. И мальчика, родившегося тогда, про себя звала сыном двух отцов. Но вот он вырос, а встреча с прошлым надвинулась вплотную.
Читать далее

Михаил Петров. Впечатления от чтения: Евгений Туинов «Спасти и сохранить»

Подходишь к старому книжному шкафу, набитому теми книгами, о которых в детстве думал, что никогда и ни за что. Но прошло тридцать с лихуем лет, и рука сама порой тянется. И вот одна такая, из начала 80-х. Из аннотации: «посвящен социально-этическим и морально-нравственным проблемам современности». Такое кого угодно отпугнет, особенно молодой не окрепший в начале восьмидесятых организм. Персонажи — работники «научпопа» (лениградской студии научно-популярных фильмов) — по нынешнему для меня замануха. А ведь хорошая книжка, даже отличная, так писать — можно позавидовать. Только вот какая штука. Роман этот — махровая такая достоевщина.
Читать далее

Sivaja_cobyla. ОТЛИЧНЫЙ СЦЕНАРИЙ…

«Немой пианист»
Паола Каприоло

… для авторского фильма получился бы из «Немого пианиста» Паолы Каприоло. Причем для такого ну очень авторского «кино не для всех», состоящего из крупных планов лиц или рук героев, долгих многословных монологов и сумрачных пейзажей зимнего моря. Сюжет в таких фильмах если и присутствует, то по значимости вторичен, все должны говорить взгляды, молчание и закадровая музыка. Удобство для авторов состоит в том, никакой особой идеи в такую вещь закладывать не надо. Зритель, чтобы не почувствовать себя обманутым или дураком, сам эту идею легко придумает.
Читать далее

Марина Шумская. «Светила», Элеонора Каттон

Роман опубликован 1 августа 2013 года. Получил Букеровскую премию в октябре того же года. Это самый длинный роман, 832 страницы,  получивший Букеровскую премию, а  Каттон – самый молодой автор (28 лет) ею награжденный.

С самого начала карьеры Элеонора Каттон продемонстрировала себя исключительным писателем. Ее первый роман, «Репетиция»,  стал на удивление своеобразной и технически совершенной историей рассказа в рассказе. В основе сюжета – группа девочек-подростков, реагирующих на сексуальный скандал в их школе. Уже он продемонстрировал небывалую свободу автора внутри повествования. То ли это отчет о произошедших событиях, то ли сценарий, не более чем репетиция того, что могло, или не могло произойти. В итоге, ни одна из версий не имела значения. И такой прием огорошил многих.

«Светила» начинаются захватывающе. Внешне, это классический пример романа 19-го века, с характерным для него синтаксисом, одеждой и атрибутами, перерождающийся в другую форму, по мере прочтения. Роман имеет внушительный объем – 832 страницы. Каждая фраза этой интригующей истории, погруженная в атмосферу дикого западного побережья Новой Зеландии во времена Золотой лихорадки, мастерски написана. Каждая глава сделана так, что ее окончание вызывает непреодолимое желание приступить к чтению следующей. «Светила» великолепно выстроены как  непревзойденный исторический триллер.
Читать далее

Страницы 3 из 144«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка