РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Архив за день: 12 ноября 2009

Ау, эмо!

«Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там. Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время. Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами.
Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал:

Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на
меня мрак и меланхолию.

В другом месте он нарисовал гробницу и написал:

Смерть спасительна и смерть спокойна; О! против
страданий нет другого убежища,

Жюли сказала, что это прелестно.

— Есть что-то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии, — сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.
— Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.
На это Борис написал ей стихи:

Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.

Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух «Бедную Лизу» и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.»

(Л.Н.Толстой. Война и мир, т.2)

Змеегрыч и Верлиока против Дюжохондра и Компоглота

майка

Мы уже прочитали несколько русских переводов знаменитого стихотворения Кэрролла о страшном и ужасном Бармаглоте (общепринятое название монстра взято из перевода Дины Орловской). Знаменитая первая строфа стихотворения была написана Кэрроллом еще в 23-летнем возрасте, когда он издавал домашний журнал «Миш-Мэш» для своих сестер и братьев и носила название «Англосаксонские стансы».
Позже, получив письмо из Бостона от учениц классической гимназии с просьбой назвать школьный журнал «Джаббервокка», Кэрролл ответил девочкам с подобающей мэтру солидностью и ученостью:
«Мистер Льюис Кэрролл с удовольствием дает редакторам предполагаемого журнала согласие использовать титул, на котором они остановили свой выбор. Ему удалось установить, что англосаксонское слово «wocer» или «wocor» означает «потомок» или «плод». Принимая обычное значение слова «jabber» («возбужденный или долгий спор»), получим в результате «плод долгого и возбужденного спора». Насколько это название будет отвечать духу задуманного издания, предоставим судить будущим историкам американской литературы. Мистер Кэрролл желает всевозможных успехов журналу».

Порыскав по сети, мы обнаружили еще несколько ресурсов про ЭТО.

Вот две украинских версии подвига:

Дюжохондр

Присмеркло. Марвні зажужми
Плазвали у ріві
Та вусі сахи нишками
Кокшились, як снаві.
Читать далее

Птицы на ночь

птицы

Чашка кофе и прогулка