РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Архив за день: 23 сентября 2009

Спины вечных камней

мостовая

Эксперты конкурса рецензий. Иртыш Кейсельманн

keisy

Представляем нашего первого эксперта.

Иртыш Кейсельманн.
Возраст 62 года. Живет в Гонолулу и Валенсии. Литературный агент. Представляет интересы русскоязычной диаспоры в США и Европе. Юрист, занимается юридическим сопровождением литературных контрактов и дел об авторском и смежном праве.
Женат первым и единственным браком, имеет четырех взрослых дочерей и пять внуков.
Из беседы Иртыша с Игорем Лессом мы выяснили, что он выше всех писателей ставит Кафку, Достоевского, Пелевина. И не любит Толстого, Сорокина и Лукьяненко.
Близко знаком с Джоан Роулинг и Терри Пратчеттом.
Но это поводы для отдельных больших разговоров, а пока что Иртыш ответил на два вопроса Лесса, относящиеся к теме нашего конкурса.

Игорь Лесс:
Какого автора, пишущего мистику и ужасы вы бы приняли за единицу измерения воздействия текстов других авторов?

Иртыш Кейсельманн:
В первую очередь, это автор, чьи произведения были способны порождать в читателях волну чувств, с самыми разнообразными оттенками тревожности и страхов. Конечно же — это великий Кафка. С другой стороны тяжело даже в какой-то степени сравнивать творчество современных авторов, в большинстве своем малограмотных невежд, с какими-либо творениями Кафки. Поэтому я стараюсь соотнести прочитанные тексты (если они, конечно, не являются самоценными) с наиболее популярными авторами, чьи произведения у всех на слуху. Есть еще правда то самое, самоценное, но крайне редко. И тогда я думаю — неужели у нас появился новый Брэдбери или Лафкрафт?

Игорь Лесс:
Какая из детских страшилок пугала вас наиболее сильно и запомнилась на всю жизнь?

Иртыш Кейсельманн:
Самая ужасная страшилка в моей жизни — это часть нашей с вами общей трагической истории. И рассказал мне ее мой дядя, малограмотный одесский слесарь Василий Милоданович, история эта описывала кровавые события октября 1905 года, когда по Одессе прокатилась волна еврейских погромов. Ничего страшнее я не слышал ни до, ни после этого.

Чашка кофе и прогулка