РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Результаты поиска: Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Страницы 1 из 212»

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Ниро жил. Ниро жив. Ниро — будет жить?

Эпиграф (почти из жизни):
— Ты чо, Стаута любишь?
— Любишь, ха! Я ему поклоняюсь. Констатация. Исключительно с точки зрения выстраивания детективной линии. Сэра Артура не трогаем, кагбэ основатель (По раньше лишь по времени). Честертон недосягаем (научиться «так» придумывать нельзя, с этим родиться нужно, это только О.Генри еще умел). Далее. Стаут и Кристи — плечом к плечу. И Гарднер. Все. При том, что я обожаю и Сэйерс с ее лордом Вимзи, и Френсиса с его жокеями (и не только ими!), и многих-многих других. Но. С точки зрения детектива — (Дойль)Честертон, Кристи/Стаут, Гарднер.
В 1975 году у любителей классического детектива случился траур. И все же…

Жил-был (родился в 1937, последний роман вышел в 2012) некто Роберт Голдсборо, газетный редактор (великие люди, ей-богу). Маму любил. А мама любила романы «про Ниро Вульфа и Арчи Гудвина». Однажды (в конце семидесятых) мама, заболев, пожелала вдруг (ну как оно частенько во время болезни бывает)… нет, не птичьего молока, а «почитать про Вульфа и Гудвина». Печаль была в том, что вся серия была мамой уже читана и перечитана, а сам Стаут почил в 1975-ом, так что ждать продолжения не приходилось. Но Роберт как истинно любящий сын (и к тому же человек не чуждый работе со словом) взял да и написал для мамы «Убийство в ми миноре». Про Вульфа и Гудвина…
Читать далее

Конкурс рецензий «Кто похвалит СЕБЯ лучше всех?» Елена Колчак. Детектив от первого лица

Большой конкурс портала КНИГОЗАВР и студии ФОРМИНГА! Кто похвалит СЕБЯ лучше всех?

(картинка отсюда)

Несколько раз принималась писать эту авторецензию как бы от имени «человека со стороны», но — нет. Авто так авто. От первого лица, да.
Я очень-очень-очень люблю детективы. Классические. Сэр Артур, леди Агата, Честертон, Гарднер, Квин, Стаут, далее до бесконечности. То есть, хотелось бы, чтобы до бесконечности. Когда я начала придумывать свою Риту Волкову (серия «Детектив от первого лица») как раз сложилось так, что все доступное из приличного и все приличное из доступного знакомо было уже чуть не наизусть. Начнешь тут сочинять! Впрочем, благодаря любви к жанру придумывать-то, собственно, ничего и не пришлось, все кроилось и шилось «как для себя».
Читать далее

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Серия четвертая. Сидя на красивом холме…

ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Серия четвертая

Сидя на красивом холме…


…или лежа в красивом шезлонге с бокалом ледяного грейпфрутового сока одесную и жарко-серебряным сверканием до горизонта, в какой-то момент начинаешь чувствовать: для полного счастья не хватает книжки. Какой-нибудь простенькой, без смыслов жизни и экзистенциальных глубин. Детектива, скажем. По мне, так самый отдыхательный жанр. Итак, сегодня – наша горячая (летняя же!) десятка. Коротенько, создать впечатление о каждом из авторов.

 

Стивен Ван Дайн – это классика. В России он известен не слишком, переведено всего четыре романа про Фило Ванса (основная вандайновская серия). Этот персонаж, книгофил, знаток искусства и вообще эстет, изрядно напоминает Дюпена. Правда, герой Эдгара По куда более эксцентричен, а главное, его идол – дедуктивный метод. Ванс же убежден, что именно дедуктивное толкование улик регулярно и закономерно приводит к следственным ошибкам, а исходить надо из психологического портрета преступника. Впрочем, неважно, что он там говорит, главное – результаты, правда? В случае Ванса – блестящие. Кое-что напомнило мне Эллери Квина. Хотя большой вопрос – кто кого напоминает:))

Кстати, на самом деле псевдоним Уилларда Хантингтона Райта – S. S. Van Dine, где S. S. не расшифровывается. Стивеном его зачем-то прозвали русские переводчики.
Читать далее

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Серия третья «Справедливости ради»

…и он вернулся в деревню и рассказал жителям, что страшный людоед побежден.

(бродяче-фольклорное)

Долой ученого сыщика с микроскопом! Какое удовлетворение получим мы с вами, пока знаменитый профессор изучает крохотную пылинку, оставленную убийцей, и приходит к выводу, что он живет между пивоварней и мельницей? Какой трепет волнения испытаем мы, если пятно крови на носовом платке пропавшего человека докажет, что его недавно укусил верблюд?..
Читатель должен ощущать, что прибегни и он к свету строгих индуктивных построений и логике суровых беспощадных фактов (на что с благословения Небес вполне способны мы все), то и он тоже установил бы, кто виноват… Мы не имеем права жаловаться при условии, что и автор, и сыщик оставили свои микроскопы дома.

Читать далее

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Серия вторая «Ничто не слишком»

Посреди мыслей о Гофмане вспомнилось вдруг анчаровское:
«Выступает  однажды научная  дама  по телевизору  и показывает детские рисунки… Эти, говорит,  рисунки традиционные, с натуры, а вот эти нетрадиционные, поразительные рисунки с фантазией, на  них кикимора нарисована. А Сапожников глядит – обыкновенная кикимора нарисована, никакой фантазии.  Тоже с натуры, только с воображаемой».

Очень кстати вспомнилось. Гофмана принято считать сказочником и мистиком. Ах, Серпентина, ах, крошка Цахес, ах, какие «поразительные рисунки с фантазией»! А вчитаешься – «обыкновенная кикимора нарисована, никакой фантазии». И Цахес, и Щелкунчик, и тем более кот Мурр – абсолютно реальны. Ну и что, что до Гофмана их никто не видел. Южного полюса до Амундсена тоже никто не видел (да и сегодня «видевших» немного) – это ж не значит, что он фантазия.

Эрнст Теодор Амадей Гофман (один из автопортретов)
Читать далее

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Великий «шелковый» путь или Загадка ШХ

Свой первый детектив Елена Колчак начала писать от огорчения: ни одного свежего детектива в пределах досягаемости не случилось. Читает она их всю жизнь, а рассказывать – об особенностях жанра, о «фишках» разных авторов и прочих интересностях – может, кажется, бесконечно.
А на портале до сих пор не было ни одного проекта, посвященного столь важному чтению как детектив. Жанр действительно уникальный, ведь хороший детективный роман просто обязан совмещать захватывающие сюжетные коллизии с приключениями ума.
Предложение вести детективную колонку Книгозавра Лена подхватила мгновенно: она вообще любит все «новое и неизведанное» (ее первый детектив так и называется «Дайте попробовать», что, конечно, символизирует).
Итак, всем любителям – размышления о жанре…

Серия первая

Великий «шелковый» путь или Загадка ШХ

 


Станция Бейкер-стрит, фото 1890 г

 

При написании этого текста ни один литературный персонаж не пострадал.
Э. Горовиц

Не лепо ли ны бяшеть братие начяти старыми словесы трудныхъ повестий о полку… детективных авторов.
Почему именно так – вопрос риторический. Да хотя бы потому, что в «Слове о полку», безусловно, присутствуют все жанры, коими кормится современная литература: от поэзии до ярой публицистики. Включая нон-фикшн и любовный роман. И – да, детектив, разумеется. Особенно увлекательный в том, что касается авторства «Слова». Кто он, рассказчик? Средневековый чернец? Позднейший имитатор, творивший в угоду чьим-то политическим амбициям? Сам князь Игорь?
Правда, сюжет собственно «Слова» по таинственности интриге вокруг него уступает. Да, детектив, но – политический и, как это нынче называется, криминальный. Ибо, если взглянуть непредвзято, «освободительный» поход превращается в истеричный, плохо подготовленный и как следствие неудачный наезд одной ОПГ на другую. Нет-нет, это отнюдь не в осуждение – какие времена, таков и сюжет.
Читать далее

Элтон Иван, Елена Блонди. Мы и Елена Колчак. Полный текст Кунст-Интервью

Сегодня в летней интервью-сессии Камеры Кунста — писатель, редактор и автор колонки «Детектив от первого лица», Елена Колчак.

Так как проект у нас летний, неспешный, то и беседы будут вполне неформальные, неторопливые, с перерывами на прогулки, огород, дачу и море, на кофе, клубнику и еще — варенья сварить… А после снова собраться в тени летнего винограда или под вишней, и продолжить, вкусно, по-летнему.
И главный разговор пойдет о работе редактора с текстами авторов. Тема, о которой в нынешние времена «самих себе писателей», говорят мало и скудно. А мы скажем.

  1. Элтон Иван:

Лично я порой думаю о том, что важнее. Например, резонанс. Отзвук. Это когда много людей тебя услышали. Не важно, что ты им сказал. Что написал. А другое – это попытаться достичь какого-то максимума. Выжать из себя все, создать идеальный человеческий механизм. Я имею в виду, писательское. Огранить себя, быть уверенным, что это – твоя собственная высота. Что бы вы сказали об этом? Если бы надо было выбирать между популярностью и идеальностью, что бы вы выбрали.

 

Елена Колчак:

Либо ты произносишь слова, которые живут у тебя – именно у тебя, не у дяди Пети или тети Маши – внутри, либо ты умираешь. Ну как говорун, как художник умираешь. Помните, у Стругацких? «Он купил ремесленника Квадригу. А живописец протек у него между пальцами и умер». Ну или гоголевский «Портрет». Да, собственно, в мировой литературе эта тема муссировалась столько раз, что всего и не упомнишь. То есть деньги так заработать вроде бы можно, а толку? Счастья хочется, а если занимаешься нелюбимым, какое уж тут счастье. Это как левшу на правшу переучивать или наоборот. Да и с «заработать» еще как повезет. Вот, скажем, жанр фэнтези популярен безусловно, про магов, драконов и квазисредневековье только ленивый не пишет – и что, скольких настигает успех? Мне почему-то кажется, что читатель попросту интуитивно ощущает искренность и наоборот. Так что погоня за популярностью поперек себя как раз популярности и не гарантирует. А себя точно убьешь.

Читать далее

Элтон Иван, Елена Блонди. Летняя сессия интервью КАМЕРЫ КУНСТА. Мы и Елена Колчак

Сегодня в летней интервью-сессии Камеры Кунста — писатель, редактор и автор колонки «Детектив от первого лица», Елена Колчак.

Так как проект у нас летний, неспешный, то и беседы будут вполне неформальные, неторопливые, с перерывами на прогулки, огород, дачу и море, на кофе, клубнику и еще — варенья сварить… А после снова собраться в тени летнего винограда или под вишней, и продолжить, вкусно, по-летнему.
И главный разговор пойдет о работе редактора с текстами авторов. Тема, о которой в нынешние времена «самих себе писателей», говорят мало и скудно. А мы скажем.

  1. Элтон Иван:

Лично я порой думаю о том, что важнее. Например, резонанс. Отзвук. Это когда много людей тебя услышали. Не важно, что ты им сказал. Что написал. А другое – это попытаться достичь какого-то максимума. Выжать из себя все, создать идеальный человеческий механизм. Я имею в виду, писательское. Огранить себя, быть уверенным, что это – твоя собственная высота. Что бы вы сказали об этом? Если бы надо было выбирать между популярностью и идеальностью, что бы вы выбрали.

 

Елена Колчак:

Либо ты произносишь слова, которые живут у тебя – именно у тебя, не у дяди Пети или тети Маши – внутри, либо ты умираешь. Ну как говорун, как художник умираешь. Помните, у Стругацких? «Он купил ремесленника Квадригу. А живописец протек у него между пальцами и умер». Ну или гоголевский «Портрет». Да, собственно, в мировой литературе эта тема муссировалась столько раз, что всего и не упомнишь. То есть деньги так заработать вроде бы можно, а толку? Счастья хочется, а если занимаешься нелюбимым, какое уж тут счастье. Это как левшу на правшу переучивать или наоборот. Да и с «заработать» еще как повезет. Вот, скажем, жанр фэнтези популярен безусловно, про магов, драконов и квазисредневековье только ленивый не пишет – и что, скольких настигает успех? Мне почему-то кажется, что читатель попросту интуитивно ощущает искренность и наоборот. Так что погоня за популярностью поперек себя как раз популярности и не гарантирует. А себя точно убьешь.
Читать далее

Воскресное чтение. Елена Колчак. У страха глаза велики

1.

Привычка свыше нам дана, замена счастию она.

Прометей

Багровые пятна зловеще выделялись на смятой салфетке. На ярко блестевшем лезвии лежавшего рядом ножа, приглядевшись, можно было заметить похожие красноватые полосы. Кое-где в углублениях резьбы на рукоятке виднелись темные точки.

Я, конечно, не стала брать нож в руки — даже не стала до него дотрагиваться. Почувствовав себя героиней триллера, рефлекторно оглянулась — никого — приподняла довольно длинную банкетную скатерть и заглянула под стол (если на ноже — кровь, то должен быть и мертвец, а по всем законам жанра именно под столом ему самое место). Даже вдохнула на всякий случай поглубже — ведь при обнаружении трупа девушке положено орать, да?
Приготовления мои, однако, пропали втуне — трупов под столом не обнаружилось. Собственно, там не было вообще ничего.
То есть, ничего, так сказать, нештатного. Имелся пол, на полу, естественно, крошки, пара апельсиновых шкурок и несколько смятых салфеточных обрывков.
Ой! Штора, закрывавшая дверной проем справа от меня, шелохнулась — как будто кто-то только что из-за нее выглядывал. Кто-то? Ну да, или что-то, например, сквозняк.
Сквозняк-то сквозняк, но салфетка и нож по-прежнему лежали на столе и по-прежнему были покрыты зловещими красными пятнами.
Но раз есть окровавленный нож, то, вероятно, должно быть и тело. Либо раненое, либо уже неживое, так? И если его нет под столом — значит, оно где-то еще?
Что ж, для начала на всякий случай оглядимся: по-прежнему никого. И штора больше не шевелится.  Бездыханных окровавленных тел тоже не видно. Все те, что пока еще дышат, делают это весьма активно: пляшут, не жалея ног, оркестр в соседнем зале гремит так, что вполне можно стрелять без глушителя.

Самое время незаметно присоединиться к общему веселью, как будто никаких ножей я и в глаза не видела. А можно все-таки поискать тело? Если не мертвое, то хотя бы раненое…

Вот только нужно ли? Ох, Маргарита Львовна, все-то тебе неймется!
Читать далее

Большой совместный конкурс «Книгозавра» и «Форминга-Студио». Выступление Координатора Великого и Ужасного о Великих Победах, Награждениях и Слонах..

 

Итак, Большой ежегодный конкурс «Книгозавра» завершился окончательной и безоговорочной победой собственно Книгозавра и К над серостью и мещанством. С чем я, Великий и Ужасный (с каждым годом все более Великий и Ужасный) всех поздравляю. Великолепное и беспристрастное жюри как обычно оказалось просто на неприступных высотах беспристрастности, Боевые Подарочные Слоны обернуты в нарядную упаковку и в нетерпении роют подарочным бивнем сырую почву обыденности. Все в ожидании имен победителей. Но. Как обычно, по нашей старинной традиции (и не удивляйтесь, Книгозавр то по сетевым меркам древний такой себе уже старичок) я, Координатор Великий и Ужасный (простите, не мог удержаться) хочу сказать спасибо, точнее даже выразить огромную признательность всем участникам конкурса, нашему замечательному жюри, организаторам, от портала «Книгозавр» — Лене Блонди и редактору-палачу Квинте, «Форминга-Студио» (ребята, вы лучшие!), Robot Jox, и, конечно же, себе любимому.
Итак.

Первое место: Игорь Лесс. «Черные розы» для «Гайятты»

Второе место: Владимир Николаев. САМОРАЗОБЛАЧЕНИЕ БЕЗ ОСОБОЙ ДЕТАЛИЗАЦИИ

Третье место:  разделил по очкам Руслан По. Авторецензия на стихотворение «Война» и Некрасивые девушки Юлиуса Иенсена

Поздравляю! Как и было обещано, все победители конкурса  получат профессионально записанные треки тех произведений, которые они отрецензировали. Сами треки будут размещены в коллекции Форминга-Студио, где читатели смогут их прослушать и скачать, чтоб ознакомиться с автором и его творчеством. И сам автор получит возможность распорядиться своей записью – размещать ее на своих ресурсах, дарить друзьям и посылать редакторам.

Но это еще не все!

Поскольку Большой Конкурс в этом году у нас совместный, то и «Форминга-Студио» тоже захочет наградить кого-то из участников. Думаю, в ближайшее время они об этом напишут, я же, от себя лично хочу выделить вот эту рецензию:Елена Колчак. Детектив от первого лица
Пользуясь своим положением, награждаю Елену Колчак призом зрительских симпатий от себя лично и от портала «Книгозавр» и соответственно профессионально записанным треком на «Форминга-Студио»

Вот и все. Победители названы, Слоны с нетерпением ждут своих новых владельцев, я прощаюсь с вами. До новых конкурсов!

Страницы 1 из 212»

Чашка кофе и прогулка