РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Валерий Смирнов. Крошка Цахес Бабель 27

Часть двадцать шестая

Стул из 12 стульев

Вы можете не верить мне, а продолжать почитывать регулярно выходящие статейки типа а ля Вася в исполнении всяких-разных умных, но мало, с их «одесским языком, напоминающим скелет мамонта», и даже слушать причитания за наличный расчет мастера швицпрома Жванецкого по поводу моего Города. Потому предлагаю вам просто походить по Одессе ногами. И для чистоты эксперимента не слушать Одессу, а тупо читать вывески и объявления в магазинах. Например, «Мы обслуживаем не колупателей, а покупателей». Я уже молчу за таблички на дверях вроде «Забодали своим нотариусом. Он через две двери налево», не говоря уже за «Здесь вам точить ножи, а не справочная» или про объявление возле солидного государственного офиса: «Регистрация и ликвидация предприятий и частных предпринимателей».

0084_G.jpg

Просто читайте вывески над предприятиями одной формы собственности и перед вами во всей красе предстанут словари одесского языка, вплоть до фразеологического. Пусть даже возникший на месте Мавзолея «Крик души» (вы не знаете, где еще так могли бы назвать мясные лавки?) давно остался в прошлом. «О!» – магазин электротоваров,  «Шара» – обувной магазин, «Фалафель» – закусочная, «Ням-ням» – продуктовый магазин, а также – «Чисто техника», «Обожамчик», «Швейка», «Чао, какао». Явно как компенсация мужскому роду, которому одесский язык таки немножко задолжал, вывеска над зоомагом гласит: «Скалярий». Хорошо еще, что аналогичный, но по-другому, магазин не держит мой однокашник Игорь Москаленко, который  на коварный вопрос училки: «Как будет «белуха» в мужском роде?» запросто ответил: «Белухуй». Можете даже читать надписи на маршрутках типа «Где мы едем?» и покупать в одесскоязычном «хлебном» «Халу Пересыпскую». Зайдите на Привоз и читайте ценники типа «Тюлечка малосольная обалденная» или «Бедра пульки». Пойдите на пляж и прочтите объявление «Дальше всех не заплывать!», что означает «Не нарушайте границу заплыва!». А уж если попадут к вам в руки меню одесских бодег, вы таки будете иметь понять все без лишних слов.

29a.jpg

По-одесски молчу за топонимику Города с ее сотнями названий: хуторов – Сахалинчик, Молдаванка, Поле Чудес, Канава, Лиманчик и прочими Пентагонами (хули нам ихнее НАТО, свое давно есть), достопримечательностей  в виде Кобылы, Утюга, Двух Карлов… Дуйте в супермаркет «Фоззи», он как раз акцию проводит под рекламным плакатом: «Опт, твою мать! Какие цены!», специально для пэнкей ёбщества, добавлю от себя.  Или отправляйтесь на седьмой километр (крупнейший в Европе Одесский промтоварный рынок) и фотографируйтесь на фоне контейнера (то есть магазинчика) с названием «Цёмик» (в русском языке – поцелуй). Большое дело, на седьмом функционирует даже торговое заведение под вывеской «Ёханый бабай».

Арх.-худ. композиция Похищение Европы

Кстати, о птичках. Иностранный журналист Виталий Зиненко сказал мне, что это выражение употребляют повсеместно. Большое дело, а разве некогда исключительно одесские выражения типа «всю дорогу» «в полный рост», «поставить на уши, «флаг вам в руки» или «на большой» не употребляют повсеместно? Так между прочим, один из многих одесских писателей, выпавший стараниями советской власти из пресловутой обоймы, в начале прошлого века пояснял: в Одессе детей пугают не «букой», как повсеместно, а «бабаем». Или меня самого в детстве не пугали «бабайкой»? И кто сегодня употребляет эту самую «буку» на ейной родине? Тот швицар, который по-прежнему именует швейцара «привратником»?

Но если вам даром не надо этого буки с бабайком, идите на нашу легендарную Староконку и купите себе не петуха, а балабайку. Что это такое и с чем его едят, вам даже Жванецкий с Карцевым не скажут. А захотите выпустить пар из ушей от тех экскурсий, зайдите в Горсад, где расположено арткафе «Клара Бара», в переводе на русский язык – «Зазноба Клара», и вы сами поймете: кто пишет, как дышит, а кто с барает людям мозги по поводу кончины одесского языка. Так что заметьте этим притыркам все еще живыми выражениями одесского языка из ушедшей советской эпохи: не устраивайте нам Алабаму, свободны, как Бангладеш.

Памятник Л.Н. Толстому (пл.Льва Толстого)

Таки да в Одессе уже ТАК не говорят, хотя здесь почему-то функционирует ресторан под названием «ТА Одесса». И пока не отдающие себе отчета некоторые одесские журналисты пишут об ушедшем в прошлое «языке бабелевских героев», должен вам напомнить, что этот «героический язык» реально существует только в воспаленном воображении абстракционистов, малюющих чисто групповой портрет Крошки Цахеса Бабеля.

Да, мы сегодня не употребляем многие слова и выражения, списанные в запас одесского языка, но можно подумать, что в России говорят языком произведений Толстого. Было бы смешно, если бы в эпоху компьютеров, люди выражались языком времен гужевого транспорта, когда россияне ездили «на дрожках», а одесситы – «на извозчиках». Авоську, эту непременную принадлежность советского человека эпохи повального дефицита, одесситы с присущим им юмором именовали «напраской». Тогда «прунщиком» («пруном») именовали человека, которому везет, а «везунчиком» («везуном») – индивидуума, для которого в русском языке сочинили термин «несун». Я себе думаю: ведь расхищение товаров народного потребления было поставлено у нас не просто на широкую ногу, а на поток тачек, то есть грузового автотранспорта. Везуны снабжали Одессу куда лучше мелихи. Вся разнообразнейшая номенклатура их товаров проходила как «Товар марки «СВ».  К русскоязычному «СВ» наша марка не имела никакого отношения. «СВ» переводится с одесского на одесский язык как  «свежеворованный».

Литературный музей, Одесса - мама

Времена дефицита давно остались в прошлом, когда некая фирма впервые вышла со своей рекламой на телеэкраны Украины – SV. Один одесский бизнесмен комментировал: «Ну, оборзели, назвали фирму «СВ», я аж на жопу сел». Впоследствии выяснилось, что эта фирма стоит совсем не на организованной везунами водке, а производит ее. Украинское законодательство запрещает рекламу водки до 23 часов, вот то не одесское SV и светилось безо всякой конкретики.

Подобно «свежеворованному»  в  другом одессизме – «везун» соединили сразу  два слова: «повезло» и «вывез». Аналогичным образом в свое время турецкоязычные «нефтяные остатки» в сочетании с персидской «тафтой» местного производства, породили «туфту» в его исконно одесском значении. Так что, от «везунчика», как говаривал замечательный писатель Бабель совсем по поводу другого одессизма «пахнет Одессой, ее собственноручно сделанным словом». Кстати, собственноручно в Одессе можно даже читать. Прунщики резвятся и ныне, на барбутах и по жизни, а везунчики с напраской остались в прошлом.

Как говорится, было, да сплыло. Остались за бортом прожитого две главные одесские проблемы: как достать мясо и похудеть. Стали забываться распространенные в начале семидесятых «лав стори», «буа-доре» вместе с «сагой за Форсайтов». Радиостанция «Голос Америки» уже не «Вражеский голос». Нет больше чисто одесской категории зажиточных граждан – «посылочников». Так называли людей, получавших посылки из-за границы. Согласно советскому законодательству, они не имели права получать больше трех посылок в год. Но и такого количества «посылочникам» вполне хватало для ведения образа жизни, за которую только и могли мечтать высокооплачиваемые академики и сармачные грузчики Одесского порта.

Литературный музей Антилопа-Гну

В конце восьмидесятых – начале девяностых в одесский язык хлынул поток новых слов, связанных с массовым увлечением горожан новомодным лекарством от всех невзгод жизни под названием «Фураин». «Интервью» в одесском языке стало антонимом аналогичного слова в языке русском. «Ехать» стало синонимом «эмигрировать», а слово «отвальная» означает «банкет перед прощанием с родиной».

Наше старинное выражение «не Фонтан» и иже с ним успели попасть не только в словарь Ожегова, но и по старой доброй российской традиции в «Словарь воровского жаргона». А породило это выражение слово «фонтан», означавшее в одесском языке «родник», и оно, ныне практически позабытое, почти два века назад дало название живым по сию пору легендарным Фонтанам – Большому, Среднему и Малому. Уже в нынешнем тысячелетии, одесситы, как и в былые времена, едут трамваем на 5-ю, 7-ю или 16-ю станции Фонтана. В каком еще городе трамвайная остановка именуется «станцией»?  Да и кто бы взял и подсчитал: сколько новых слов появилось в одесском языке лишь за последние годы?

С другой стороны немало древне-одесских выражений постоянно используются уже в 21 веке. Первое в России казенное училище было создано в Одессе сто с очень большим гаком лет назад. Мгновенно образованный от слова «казенный» одесскоязычный «казенщик» стал синонимом русскоязычного «прогульщика». У нас это слово по сию пору таки пользуется большим спросом, ибо можно проказенить не только школу, но и работу. А старинное одесское слово «симулятор» явно выступает в роли «имитатора» не только при покупках кое-каких товаров в новомодных секс-шопах.

Похищение Европы

«Решением исполнительного комитета  № 970 от 21.08. 2008 г. с 1 октября повысятся тарифы на услуги по удержанию домов…». Думаете, постоянно тиражируемое «удержание» это опечатка? Как раз тот случай, это старо-одесская норма, такая же как «отведать» в значении «нанести визит». «При этом мы уже имеем, выражаясь древне-одесским языком, гембель с ньюрыночными образованиями со старыми именованиями – «Одесоблэнерго….», – сообщает местная газета. Или я не понял газетного намека за новый костюм со старыми дырками? Конечно, в сравнении с «ньюрыночными», «гембель» имеет солидный возрастной ценз, но разве за год до выхода этой статьи работница того же «Одесоблэнерго» не ставила на уши одну дамочку в моем присутствии: «Вы не представляете, какой гембель себе наделали!»?

Литературный музей, Рыбачка Соня

Старинные одессизмы стали названиями современных телепередач. Таких, как  «Впереди паровоза» или «Где мы идем?». Начальник управления по охране памятников культуры и исторического наследия Одесской губернии мадам Штербуль точно занимается своим делом, ибо заявляет в интервью: «Это не ремонт, а  шмиргонина». «Шлёма» в одесском языке не только «недалекий человек», но и  «шлем». Когда ГАИ обязало мотоциклистов надевать шлемы, тут же родился анекдот: «Гаишник останавливает мотоциклиста. – Ты почему без шлема? Тот поворачивается назад и говорит: – Шлёма, ты ше, упал?».  Буквально вчера моя соседка Валя, весьма образованная и начитанная дама, называла  шлем исключительно «шлёмом», а мадам Собенко орала на чужеземных строителей: «Или вам повылазило?», что в переводе на русский язык «Будьте внимательны». И по сей день слова-синонимы «тащиться» и «торчать» не то, что звучат по Городу, но даже употребляются в прозе одесских писателей в качестве синонима «кайфовать».

Не так давно поймал себя на крамольной мысли: как бы я ни старался говорить по-русски, в результате все равно в большинстве случаев получается по-одесски. Мое подсознание или машинальное употребление слов одесского языка тут не играет никакой рояли. Подобную тему никто и никогда не затрагивал, ведь раздутая до небес фигура Крошки Цахеса Бабеля, со всеми этими «имею вам сказать», действует на подсознание всех людей, словно передатчик, настроенный на нужную частоту в герцах, вызывая устоявшиеся ассоциации в течение десятков лет. А потому, стоит только затронуть тему одесского языка, как в мозгах от Москвы до самых до окраин Австралии тут же полыхнет нечто вроде: «Ой, это вы за мене громчее говорить?». Если не поддаться на массированную пропаганду бабелезаробитчан, а всего лишь немного подумать, то можно легко прийти к мысли: в основе любого языка – не предложения, а слова. Потому носителям русского языка не стоит сильно напрягаться: они немножко владеют одесским языком, хотя и не отдают себе в этом отчета.

Кирилл и Мефодий

Кирилл и Мефодий

Всего одна иллюстрация. Стоило только в середине девяностых появиться в Городе  киоскам новомодных конструкций, как их тут же все стали называть «батискафами». «Взял в батискафе нового брехунца» означает «приобрел в киоске свежую газету».  Но даже если произнести явно русскоязычную фразу: «Я купил в киоске открытку», все равно она прозвучит на чистейшем одесском языке. Ибо до того, как слово «киоск» попало в русский язык из языка одесского, его функции в русском языке выполняла «беседка». Что же до «открытки», то в начале прошлого века это слово расценивалось россиянами как неприличное и «типично препротивное создание одесского наречия».

Быть может, вы считаете, что я вас разыгрываю? Или, говоря по-русски, полагаете, что я вас мистифицирую? Ведь согласно правилам русской грамматики считать можно звезды на небе, а «розыгрыш» – одесскоязычный синоним русскоязычной «мистификации», о чем во «Времени больших ожиданий» поведал Паустовский. В начале прошлого века «розыгрыш» еще был для россиян в диковинку, зато куда запропала ныне их «мистификация»? Туда же, куда и русскоязычный «факир» в значении «дервиш». В Одессе же изначально «факиром» именовали фокусника даже простые люди.  Россияне давно и спокойно употребляют как в устной, так и в письменной форме выражение «простой человек», хотя в свое время их лингвисты бились в падучей, услышав от одесситов слово «простой» в значении «обычный», «заурядный». Пишут же россияне по-нашему «кайфовать», хотя когда-то нормой русского литературного языка было «кейфовать». Как говорят по сию пору в Одессе не только по такому поводу: мелочь, а приятно.

Так что, как вы слегка убедились, с одесским языком у россиян все обстоит более-менее. Тем более что эта некогда исключительно одесскоязычная норма давно и сильно потеснила в русском языке выражение «до известной степени», а потому газета «Аргументы и факты» пишет: «С читателями наших книг все более-менее ясно».

(продолжение следует)

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая
Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая
Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцатая
Часть двенадцатая
Часть тринадцатая
Часть четырнадцатая
Часть пятнадцатая
Часть шестнадцатая
Часть семнадцатая
Часть восемнадцатая
Часть девятнадцатая
Часть двадцатая
Часть двадцать первая
Часть двадцать вторая

Часть двадцать третья
Часть двадцать четвертая
Часть двадцать пятая

Чашка кофе и прогулка