РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

детектив

Страницы 1 из 41234»

Елена Колчак. Человек, рисующий разноцветные детективы

Закрываю последнюю (из доступных на русском) книжку Фред Варгас. Печалюсь. И радуюсь — в запасе появился еще один неодноразовый автор. Буду перечитывать. И сразу начинаю думать — почему именно она?

Фред Варгас
Поначалу здесь планировался пассаж про разницу между английским и не слишком мной любимым французским (Варгас — француженка) детективом. Затем мысль неотвратимо перепрыгнула на детективное «вчера» и «сегодня». Скупой минимализм, в котором столь блистательна была великая леди Агата, нынче разработан, отработан и переработан настолько, приемы и сюжетные повороты изучены и расклассифицированы так, что на одной лишь детективной интриге современный автор далеко не уедет. Поэтому сегодня детектив — это не только логическая загадка (примат, которой, впрочем, неотменим, она — фундамент, без которого детектива вообще нет), но и «еще что-то». Внутреннее пространство детективного романа углубляется, расширяется… и нередко, увы, расползается. Вплоть до того, что детектив в этом расширенном пространстве остается лишь связующим сюжетным клеем. И какая, в таком случае, разница между детективом и историческим (или любовным, или семейно-бытописательским) романом? Кстати, это «расползание» очень заметно у Филлис Дороти Джеймс, регулярно и не слишком заслуженно именуемой «современной Агатой Кристи». ФДД — прекрасный автор, кто бы спорил. И детективная основа у нее всегда крепкая. Но пейзажные, бытописательные и прочие вишенки лично у меня пробуждают желание пролистнуть (ау, где же сам торт?). Не то чтобы их настолько много, но (сугубое ИМХО!) скучновато как-то.
Наверное, дело не в том, что автор добавляет к детективному каркасу, а — как он это делает.
Читать далее

Воскресное чтение. Фред Варгас. Человек, рисующий синие круги (отрывок из романа)

(чтение Елены Колчак)

Человек, рисующий синие круги

L’homme aux cercles bleus

Матильда достала блокнот и сделала следующую запись: «Типу, что сидит слева, на меня абсолютно наплевать».
Она отхлебнула пива и бросила быстрый взгляд на соседа, крупного мужчину, добрых десять минут барабанившего пальцами по столу.
Она вновь открыла блокнот: «Он уселся так близко от меня, словно мы знакомы, хотя я никогда его прежде не видела. Совершенно уверена, что не видела. Об этом типе в черных очках нельзя сказать ничего особенного. Я сижу на террасе кафе «Сен-Жак», мне принесли кружку пива. Пью. Я полностью сосредоточилась на этом самом пиве. Больше в голову ничего не приходит».
Сосед Матильды продолжал барабанить по столу.
— С вами что-то случилось? — спросила она.
Голос у Матильды был низкий и хрипловатый.
Мужчина подумал, что это голос женщины, которая курит не переставая с утра до ночи.
— В общем, нет. А что? — поинтересовался он.
— Да, знаете ли, ваша барабанная дробь меня нервирует. Сегодня меня всё выводит из себя.
Матильда допила пиво. Оно показалось ей пресным — типичный воскресный вкус. Матильда называла это «болезнью седьмого дня», и ей казалось, что она подвержена этому весьма распространенному недугу больше, чем какому-либо другому.
— Вам лет пятьдесят, насколько я могу судить, — произнес человек, не отодвигаясь от неё.
— Возможно, — ответила Матильда.
Она была сбита с толку. Что этот тип к ней привязался? Всего лишь секунду назад она заметила, как ветер сдувает струйку фонтана, что напротив кафе, и вода стекает по руке статуи ангела, стоящей внизу: возможно, именно такое мгновение может подарить ощущение вечности. А этот тип сейчас как раз портил ей единственное мгновение вечности за весь седьмой день.
Читать далее

Воскресное чтение. Гилберт Кит Честертон. Алая луна Меру

Приключения Отца Брауна, сборник рассказов

Скачать Гилберт Кийт Честертон. Приключения отца Брауна (Аудиокнига) бесплатно

Все были согласны в том, что благотворительный базар, устроенный в Мэллоувудском аббатстве (конечно, с согласия леди Маунтигл), удался на славу. Качели, карусели и панорамы вовсю развлекали народ; я отметил бы и самую благотворительность, если бы кто-нибудь из присутствующих там лиц объяснил мне, в чем она состояла.
Как бы то ни было, нам придется иметь дело далеко не со всеми этими лицами, прежде всего – с тремя из них, а именно с одной дамой и двумя джентльменами, которые, громко споря, проходили между главными павильонами или, точнее, палатками. Справа от них помещался прославленный провидец, чье малиновое обиталище испещряли черные и золотые божества, многорукие, как спруты. Быть может, они свидетельствовали о том, что не оставят его своею помощью; быть может, попросту воплощали мечту любого хироманта. Слева стоял шатер френолога, украшенный, не в пример скромнее, на удивление шишковатыми черепами Сократа и Шекспира. Как и подобает истинной науке, здесь были только белая и черная краски, только числа и чертежи; малиновая же палатка, где царила тишина, завлекала таинственным темным входом. Френолог по фамилии Фрозо – юркий смуглый человек с неправдоподобно черными усами стоял у своего святилища и объяснял неведомо кому, что любая голова окажется такой же значительной, как у Шекспира. Едва показалась дама, он кинулся на нее и со всей старомодной учтивостью предложил пощупать ее череп.
Дама отказалась до грубости вежливо, но мы простим ей это, ибо она была увлечена спором. Простим мы и потому, что она была хозяйкой, самою леди Маунтигл. Никто не назвал бы ее неприметной: глубокие темные глаза светились каким-то голодным блеском, а бодрая, даже яростная улыбка несколько противоречила изможденному лицу. Наряд ее был причудлив, согласно тогдашней моде, ибо происходило это задолго до войны, так успешно научившей нас серьезности и собранности. Одежды походили на палатку провидца, в них было что-то восточное, их испещряли диковинные, тайные символы. Но все знали, что Маунтиглы свихнулись, то есть, в переводе на язык науки, что они занимаются восточной культурой и восточными верованиями.
Читать далее

Sivaja_cobyla. Так и не смог я в тот вечер понять…

«Призрак автора»
Джон Харвуд

Еще в университетские времена у нас ходила историческая байка о том, как великий физик Фарадей готовился к представлению своего открытия в Британской королевской академии или еще каком-то авторитетном научном учреждении. Понимая важность своей работы для будущего и необходимость того, чтобы она была принята высокоумным собранием, он хотел изложить суть предельно ясно. Говорят, что тогда он собрал с десяток беспризорных мальчишек на своей стрит и, раз за разом упрощая и перестраивая свой доклад, смог рассказать им про новый эффект так, чтобы каждый из пацанов понял и даже заинтересовался. И тогда Фарадей удовлетворенно вздохнул: теперь он был готов представить революционное открытие академикам, будучи уверенным в кристальной ясности его изложения. Вот это, по-моему, ответственный подход к нуждам аудитории, а то часто бывает, что отличные специалисты вдруг оказываются никудышными лекторами. А все потому, что, будучи погруженными в свою работу, совершенно не способны поставить себя на место слушателя, который слышит о сути проблемы впервые. К сожалению, так часто происходит с неплохими в общем литературными задумками. Сочинит автор замысловатый сюжет, построит его для себя, деталей насобирает и вживется в судьбу героев настолько глубоко, что уже представить себе не может, что читатель-то встретится с ними и их жизненной ситуацией впервые. И в результате, стройный план и логичное действо, происходящее в воображении автора, выливается на бумагу полной нестыковок и сюжетных дыр невразумительной путаницей, которую, увы, неспособны уже спасти ни стиль изложения, ни созданная атмосфера. Вот такой прискорбный казус и произошел, на мой взгляд, с «Призраком автора» Джона Харвуда.
Читать далее

Воскресное чтение. Елена Колчак. У страха глаза велики

1.

Привычка свыше нам дана, замена счастию она.

Прометей

Багровые пятна зловеще выделялись на смятой салфетке. На ярко блестевшем лезвии лежавшего рядом ножа, приглядевшись, можно было заметить похожие красноватые полосы. Кое-где в углублениях резьбы на рукоятке виднелись темные точки.

Я, конечно, не стала брать нож в руки — даже не стала до него дотрагиваться. Почувствовав себя героиней триллера, рефлекторно оглянулась — никого — приподняла довольно длинную банкетную скатерть и заглянула под стол (если на ноже — кровь, то должен быть и мертвец, а по всем законам жанра именно под столом ему самое место). Даже вдохнула на всякий случай поглубже — ведь при обнаружении трупа девушке положено орать, да?
Приготовления мои, однако, пропали втуне — трупов под столом не обнаружилось. Собственно, там не было вообще ничего.
То есть, ничего, так сказать, нештатного. Имелся пол, на полу, естественно, крошки, пара апельсиновых шкурок и несколько смятых салфеточных обрывков.
Ой! Штора, закрывавшая дверной проем справа от меня, шелохнулась — как будто кто-то только что из-за нее выглядывал. Кто-то? Ну да, или что-то, например, сквозняк.
Сквозняк-то сквозняк, но салфетка и нож по-прежнему лежали на столе и по-прежнему были покрыты зловещими красными пятнами.
Но раз есть окровавленный нож, то, вероятно, должно быть и тело. Либо раненое, либо уже неживое, так? И если его нет под столом — значит, оно где-то еще?
Что ж, для начала на всякий случай оглядимся: по-прежнему никого. И штора больше не шевелится.  Бездыханных окровавленных тел тоже не видно. Все те, что пока еще дышат, делают это весьма активно: пляшут, не жалея ног, оркестр в соседнем зале гремит так, что вполне можно стрелять без глушителя.

Самое время незаметно присоединиться к общему веселью, как будто никаких ножей я и в глаза не видела. А можно все-таки поискать тело? Если не мертвое, то хотя бы раненое…

Вот только нужно ли? Ох, Маргарита Львовна, все-то тебе неймется!
Читать далее

Хорошая литературно-детективная новость

В журнале «Смена» опубликована детективная повесть Елены Колчак, нашего личного Шерлока Холмса, ведущего колонку «Детектив от первого лица»
С чем мы Елену с большим удовольствием поздравляем!

Смена ноябрь 2014.jpg

 

Побольше узнать о детективах Елены Колчак, а так же скачать их для чтения можно по ссылкам в заметке нашего Именного Указателя

Приятного чтения!

В-Глаз от Елены Колчак. Детективы: смотреть не пересмотреть

«Консультант Калифорнийского Бюро Расследований Патрик Джейн, обаятельный, самоуверенный, нахальный с виду, скрывающий под оболочкой ранимую душу и огромную боль. Вместе со своей командой он расследует целую серию самых загадочных преступлений, хотя в коллективе не всегда царит любовь и взаимопонимание. Его непосредственный начальник, Тереза Лисбон то признает его успехи, то критикует за самодовольство и непозволительные методы в работе»

«Менталист» как-то потихоньку досмотрелся. Забавно было наблюдать, как вздохи сожаления «ой-ой-ой, как мало осталось» (конец пятого сезона) плавно перерастали во вздохи облегчения «уф-ф, ну наконец-то всё!» (седьмой сезон даже искать не стану). Ощущение такое, что в шестом сезоне (и даже в конце пятого, в финале сквозной «маньячной» линии) сценаристы перешли на принцип: любое тяп-ляп сойдет, лишь бы погуще. Впрочем, за первые четыре с половиной сезона им все равно гран мерси, грех жаловаться.

Но вылез, однако, вопрос — а дальше-то что глядеть? Под домашние дела и прочие рукомесла?
Читать далее

Воскресное чтение. Роберт Голдсборо «Последнее совпадение», отрывок из романа

(чтение Елены Колчак)

Глава 4
Я не любитель выпивать в барах, особенно в одиночку, но в тот вечер сделал исключение. Оставив упивающуюся победой троицу перед входом в «Моргану», я прошагал по Второй авеню к югу, кварталов, эдак, с шесть. Потом, все ещё кипя как чайник, решил завернуть в полупустой ирландский бар. Две порции виски с содовой спустя я уже начал отходить, но был все ещё достаточно зол, чтобы представлять, с каким удовольствием скинул бы Линвилла и его горлопана-приятеля с самого высокого моста в Ист-Ривер.
Однако даже расслабленность после выпивки не позволила мне забыть про необходимость доставлять пользу организму, поэтому, щедро расплатившись с барменом, домой я отправился пешком и взошел на крыльцо нашего особняка в семнадцать минут первого. Поскольку дверь была заперта изнутри, мне пришлось звонить, однако совесть моя оставалась спокойной — Фриц всегда зачитывался допоздна. Заглянув по пути наверх в темный кабинет, я убедился, что Вульф уже уединился в своей комнате.
Несмотря на бурно проведенный вечер, спал я как убитый, набирая свою привычную норму, а утром в обычное время уже сидел за своим столиком, просматривая «Таймс», потягивая кофе и воздавая должное вкуснейшим оладьям и прочим лакомствам, которые приготовил на завтрак Фриц. Подспудно в дальнем уголке моего мозга теплились мысли о том, как бы снова подкатить к Линвиллу. Один проигранный раунд — ещё не поражение, всегда считал я.
Без четверти девять, уже сидя в кабинете, я продолжал вынашивать планы мести, когда зазвонил телефон.
— Арчи! — ворвался мне в ухо полузадушенный голос Лили. — Ты… ты…
— Что? Послушай, ты не заболела?
— Арчи, ты встречался с ним… вчера вечером?
— С Линвиллом? Да, но мне не хотелось бы это обсуждать. Боюсь, что особых лавров я не снискал, хотя…
Читать далее

Елена Колчак. ДЕТЕКТИВ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. Ниро жил. Ниро жив. Ниро — будет жить?

Эпиграф (почти из жизни):
— Ты чо, Стаута любишь?
— Любишь, ха! Я ему поклоняюсь. Констатация. Исключительно с точки зрения выстраивания детективной линии. Сэра Артура не трогаем, кагбэ основатель (По раньше лишь по времени). Честертон недосягаем (научиться «так» придумывать нельзя, с этим родиться нужно, это только О.Генри еще умел). Далее. Стаут и Кристи — плечом к плечу. И Гарднер. Все. При том, что я обожаю и Сэйерс с ее лордом Вимзи, и Френсиса с его жокеями (и не только ими!), и многих-многих других. Но. С точки зрения детектива — (Дойль)Честертон, Кристи/Стаут, Гарднер.
В 1975 году у любителей классического детектива случился траур. И все же…

Жил-был (родился в 1937, последний роман вышел в 2012) некто Роберт Голдсборо, газетный редактор (великие люди, ей-богу). Маму любил. А мама любила романы «про Ниро Вульфа и Арчи Гудвина». Однажды (в конце семидесятых) мама, заболев, пожелала вдруг (ну как оно частенько во время болезни бывает)… нет, не птичьего молока, а «почитать про Вульфа и Гудвина». Печаль была в том, что вся серия была мамой уже читана и перечитана, а сам Стаут почил в 1975-ом, так что ждать продолжения не приходилось. Но Роберт как истинно любящий сын (и к тому же человек не чуждый работе со словом) взял да и написал для мамы «Убийство в ми миноре». Про Вульфа и Гудвина…
Читать далее

Sivaja_cobyla. ЦЕНА/КАЧЕСТВО

«Темные тайны»
Ханс Русенфельдт, Микаэль Юрт

Ханс Русенфельдт, Микаэль Юрт - Темные тайны

После того, как мне подарили читалку, я около полутора лет с неуемной энергией неофита поглощала исключительно электронные тексты. Это, надо сказать, несколько притупляет читательское чутье. Книга достается легко и бесплатно, не нужно ездить за ней на развал, где все в любом случае подешевле, чем в инете,  и не очень обидно, если не понравится, стер и забыл. Я благодарна электронному девайсу за знакомство со многими новыми авторами, купить которых, возможно, и не решилась бы. Но вот старые привычки стали заявлять о себе, очень хотелось бумажного издания, где пальцами ощущаешь, сколько осталось до завершения и сердце замирает, а успеет ли герой выполнить все задуманное. Оказалось, что за то время, что я отдавала предпочтение достижениям технической мысли, книга изрядно подорожала, и если полтора года назад я раздумывала, можно ли рисковать за 300 рублей, нынче риск оценивается в 500. Никогда не думала, что буду оценивать качество произведения еще и по его стоимости, но таковы реалии. Так что еще одно мерило: жалко или нет потраченных денег. Так вот на «Темные тайны» двух шведов, пожалуй, не жалко.
Читать далее

Страницы 1 из 41234»

Чашка кофе и прогулка