РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алекс Громов, Ольга Шатохина. СЕЗОН ДОМА

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 350 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

 

ВМЕСТЕ И ПОРОЗНЬ

 

Ишрак № 9

ишрак9

Под эгидой Института философии Российской академии наук вышел новый сборник научных работ, посвященных ряду аспектов классической философии и их современному осмыслению. В центре внимания на этот раз – философское наследие Ибн Сины (Авиценны), великого ученого и врача, чье имя с давних пор на Востоке и Западе окружено глубоким уважением. В книгу включены 19 статей видных российских и зарубежных исследователей на русском, английском и французском языках.

Среди тем, к которым в своих трудах обращался Ибн Сина, были скрытые способности человеческой души и разума, связанные с воображением и интуицией. Современные исследователи его произведений отмечают, что Авиценна перечислял пять важнейших внутренних сил души, причем воображение и так называемая воображающая сила занимали в этом перечне отдельные места. «В некоторых людях сила воображения иногда бывает настолько сильна, что чувства и формообразующая сила не могут контролировать ее. В то же время душа тоже становится настолько сильной, что ее обращенность к разуму и внутренним силам не препятствует ей совершать чувственно воспринимаемые действия. То, что происходит с обычным человеком во сне, с такими исключительными особями может совершиться и во время их бодрствования. Многие из них при этом как бы впадают в кому, на время переставая воспринимать чувственно воспринимаемые вещи, однако это происходит не всегда и не со всеми. Они часто видят нечто и затем представляют образ (имитацию) увиденного, созданную силой воображения».

В ряде работ, представленных в сборнике, так или иначе затрагивается тема истории, описания событий минувших веков и достоверности рассказов о них, особенно составленных под влиянием разных точек зрения. Книга заканчивается разделом «Философия истории», где опубликован отрывок из труда Мурада Рамзи (1854-1934) «О науке истории и прошлом и настоящем народов Евразии». В нем автор обращал особое внимание на то, как меняются описания событий и мест, где они происходили, в зависимости от того, к какой из участвовавших сторон принадлежит рассказчик. Примеры такого подхода Рамзи усматривал даже в творениях прославленного Фирдоуси. И это верно не только для современников того или иного противоборства, но и для их далеких потомков.

 

Соседи по Галактике: антология

соседи по галактике

В книге собраны рассказы и повести авторов из разных стран, написанные в жанре фантастики нон-фикшн, где современная реальность переплетается с приметами стремительно наступающего Грядущего. Иногда оно приходит слишком быстро и оказывается совсем не таким светлым или хотя бы перспективным, как в мечтах и надеждах… И тут самое главное – сохранить основополагающие ориентиры. В книгу включены рассказы и повести, в числе их авторов — А. Александер, К. Сарсенова, А. Санти, А. Громов, А. Марков, О. Дыдыкина, О. Шатохина, М. Муноди, В. Штром, Д. Федотов, Н. Стремитина, А. Васенов, Д. Соколов, А. Макаренко.

Даже имеющий возможность в любой момент обновить и улучшить собственный организм, способен затосковать по настоящей дружбе и верности. Повесть «Мой друг и брат. Созвездие Гончих Псов» посвящена тому, как в высокотехнологичном и насквозь синтетическом мире с трудом находят друг друга человек и четвероногое. Проникновенный рассказ «Кто тебя ждет?» рисует мир, в котором обеспечены права домашних питомцев не просто на миску корма, но даже на эмоциональный комфорт и общение с себе подобными в соцсетях. Остроумная история в духе социального моделирования «Мой инопланетянин» показывает, как может выглядеть сложная система коммуникации людей и пришельцев. На фоне актуальных событий – это еще и повод к размышлениям, насколько мы способны понимать других землян. Иногда возможности науки почти неотличимы от волшебства – как в рассказе «Лавка чудес», где горсть песка или ковш морской воды запускают удивительные превращения.

Техника открывает небывалые возможности, смешивая эпохи и пространства. Инопланетяне тоже умеют мечтать о далеких краях. Повесть «Ловушка смысла» показывает Москву сразу на двух планах – как грандиозный мегаполис Будущего и авангардистский город эпохи раннего СССР. Каждый видит, что хочет увидеть или то, что ему сочли нужным показать гиды, историки, искусственный интеллект… А поговорка про родные стены, которые способны помочь, порой обретает буквальное воплощение, хоть в чем-то и шокирующее, но все же более оптимистичное чем навязшая в зубах тема самоизоляции.

 

Наталья Стремитина. Интеллектуальная женщина

интеллектуальная женщина1

Можно ли найти золотую середину между традиционным амплуа женщины, в рамках которого ей нельзя ничего кроме домашнего хозяйства и хлопот в детской, и жесткой, а иногда и откровенно жестокой, современной версией независимости? Сейчас карьера перестала быть для дамы чем-то исключительным, наоборот, появилось много тех, кто ставит именно на первое место. Но часто при этом женщине приходится жертвовать личной жизнью. И если она уже успела пережить неудачный опыт отношений или брака, то может и не жалеть о таком раскладе.

Но к тому, что у женщины служебных забот в какой-нибудь корпорации может быть не меньше, чем у мужчины, общество в цивилизованной части мира сейчас почти привыкло. Сложнее приходится тем, кто хотел бы заниматься сугубо интеллектуальным трудом, а не бизнесом как таковым. «А живут они нелёгкой жизнью не только при социализме, но и капитализм их тоже не жалует. Продукт интеллектуального труда не измеришь ни в килограммах, ни наденешь в холодное время года, еду из него не приготовишь, а главное, гонорар нужно буквально выжимать из редакторов газет и журналов, искать заинтересованных слушателей для семинаров и лекций, если нет постоянной преподавательской работы и если ты всего-навсего автор на гонораре».

Современная писательница размышляет на страницах этой книги о том, для чего вообще нужен этот самый интеллектуальный труд. Ради познания истины? Но вроде бы сильный пол, не знавший вековых ограничений на доступ к образованию и исследовательской деятельности, ищет эту самую истину в разных областях уже давно. И нельзя сказать, что процесс близок к завершению… «Почему бы женщине не остаться у колыбели младенца? Ответ очень прост: каждый человек, осознав свою уникальность, должен хотя бы попытаться максимально реализовать себя — это цель каждого человека на земле, независимо от пола и цвета кожи». И гармоничное совмещение самореализации и счастья, конечно, возможно. Но для этого потребуется навык объективной оценки и себя, и партнера, и окружающего мира. «Успех, как и любовь, требует постоянного внимания, он взращивается из маленького семени в большое цветущее и плодоносящее дерево» — пишет доктор филологических наук Ирина Карабулатова, чей текст, как и труды доктора философских наук Нелли Холлер (Австрия), также представлен в книге.

 

Алексей Рябинин. Тесей. Сказка про древних богов, богинь, царей и богатырей

тесей1

Что мы вспоминаем в первую очередь, если заходит разговор о Древней Греции? Конечно, славный город Афины, с которым связано так много классических легенд и преданий. Опираясь на них, современный автор создал новой произведение, где аутентичный сюжет сочетается с доходчивым изложением и психологическим обоснованием, которое так важно в наши дни. А кроме того в книгу вкраплены рассказы о деталях повседневной жизни той далекой эпохи.

Начинается повествование со знаменитого спора Афины и Посейдона за власть над Аттикой. Чтобы разрешить его, остальные боги предложили им преподнести дар главному городу. «Посейдон не придумал ничего лучшего, чем ударом своего трезубца пробить прямо в скале источник солёной воды. Афина только посмеялась над таким подарком, а затем ударила по этой же скале копьём, и немедленно прямо из камней в этом месте выросло оливковое дерево. Конечно же, боги присудили победу Афине, а оливковые рощи, разросшиеся здесь, стали приносить хороший доход местным жителям благодаря щедрому урожаю маслин и оливок и производству ценного оливкового масла. Так, благодаря подарку Афины к жителям этих мест пришло богатство и благополучие. Они даже свою столицу стали с тех пор называть Афинами по имени своей богини-покровительницы».

Но недаром афиняне впоследствии на всю ойкумену славились своим хитроумием. Они быстро сообразили, что олива – растение более чем полезное. Но и ссорится с могущественным владыкой морских пучин тоже не следует. А посему было решено чтить и Посейдона как покровителя города. В общем, все остались довольны – Афина своей победой, а Посейдон проявленным уважением.

И вот настало время, когда в Афинах правил царь Эгей. У него не было наследника, а пророчество Дельфийского оракула по этому поводу прозвучало невнятно и мрачно. Как афинского правителя по дороге из святилища домой угораздило жениться, он и сам не понял. Но собираясь продолжить путь, он оставил под большим камнем свой меч – для будущего сына, когда тот подрастет. Мальчик получил имя Тесей, и когда он собрался в Афины, то с подростковой отвагой решил проигнорировать предостережения, выбрав самую опасную дорогу…

 

Катазан. Сост. д-р Ганс (Иоганн) Хазе

катазан

Литературный абсурд, как известно, искусство старинное и тонкое, даже если в ход идут и те речевые обороты, которые трудно назвать рафинированными. Но в том и мастерство, чтобы сплести воедино изысканные аллюзии и просторечие, глубокий смысл – с его, казалось бы, полнейшим отсутствием. Знатоки творчества Льюиса Кэрролла и обэриутов, любители филологических анекдотов и ценители раннего «олбанского», когда он еще был игрой интеллектуалов, несомненно оценят это собрание стихов и прозаических миниатюр по достоинству.

О собственных интеллектуальных изысканиях составитель рассуждает вполне в духе того самого Кэрролла, с поправкой на отечественные реалии. «Я изучаю русские пословки и поговорицы. То, что вскочило в словари, никуды не годно и нуждится в исправке. Примеров у меня больше, чем нужно. Вот, возьмём пословку: «К тёще на блины». Но ведь блины – это Масленица. Масленица же бывает годораз, а пословка… каждодневно! Здесь – нестычка. Видно, раньше было: «Тощий, как блины» (ведь блины – дело тонкое). Или же: «Тёщи влюблены». В кого, спросим? Конечно, в зятьёв! Но для сокрытки этого факта пословку и перелицевали!..»

А вот поэтическая история о том, как в некоем доме обитали кот и кошка. Вели они самую обычную для их племени жизнь и регулярно «в ко́нце дня, от всей душой, \ Питались неживой мышой». То ли такой натуральный рацион им надоел, то ли еще что, но осенило кота – надо превращаться в людей. Вопрос, точно ли она нужна, такая радость, не обсуждался, на то и литература абсурда. И организовали котики охоту на хозяйские котлеты, а заодно и на борщ, тоже ведь человеческая пища. Недаром древний принцип провозглашает неразрывную связь еды и облика, вот и нашлась возможность его проверить на практике…

В книге собрана обширная галерея персонажей, творящих то невозможные, то как раз наоборот вполне логичные среди абсурдной реальности дела. Например, дачник мечтающий вывести медоносных ос и получить за это Нобелевскую премию. Получает он, правда, преимущественно от соседей – и отнюдь не премии. Впрочем, селекционер тоже готов с тяпкой наперевес отстаивать свое право на научный поиск. Впрочем, если трансформация реального абсурда в поэтический слегка навеяла печаль, можно утешиться чистым юмором, конечно, тоже своеобразным.

 

Наталья Лебина. Советская повседневность: нормы и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю

советская повседневность (2)

В тексте описано, как после Октябрьской революции в условиях нарастания продовольственного кризиса большевики использовали распределительные нормы продовольствия как инструмент политического принуждения. Так в ноябре 1917 года Ленин сказал примерно следующее: «Хлеба у нас нет, посадите буржуев на восьмушку, а если не будет и этого, то совсем не давайте, а пролетариату дайте хлеб». Далее в книге рассказывается о системе пайков и «мешочниках» времен Гражданской войны.

С переходом от войны к миру и установлением большевистского контроля на большей части страны начались повсеместные преобразования быта и одновременно – взятие под идеологический надзор всех сторон жизни. Рупорами пропаганды нового советского образа жизни стали кино, песни и литература. Так появилась красная романтика. В одиннадцатом номере за 1923 год журнала «Красные входы» (являвшегося печатным органом Закавказского крайкома РКСМ), повесть «Красные дьяволята» была идейно оценена по достоинству и названа «вкладом, безусловно, ценным, в ту область литературы, о которой наш союз так много говорит, в область так называемой красной романтики».

Несмотря на то, что часть книг с красной романтикой оказалась невостребованной читателями, выпуск литературы для рабочей молодежи продолжился. В конце 1923 года издательство «Молодая гвардия» отпечатало первые книги из новых патриотических серий – «Библиотека комсомольской молодежи» и «Комсомольские писатели». С этого момента и до конца 1925 года, как утверждал В.Н. Ганичев (Боевой опыт комсомольской печати. М. 1973), издательство было напечатано около тысячи книг и брошюр суммарным тиражом около тринадцати миллионов экземпляров.

Но мало было издать новую «правильную» литературу, нужно было сделать ее востребованной, для чего убрать конкурентов – так называемую «буржуазную», с прежними ценностями. Для этого нужно ее больше не переиздавать и сделать ранее изданные недоступными для читателей. Неслучайно по распоряжению, отданному руководством библиотечного отдела Главполитпросвета в Москве и других крупных городах в 1923-1924 годах из массовых библиотек производилось изъятие книг. По увереньям Надежды Крупской, это делалось для блага читателей — «это была простая охрана его интересов».

В издании подробно разбирается, какие перемены проходили в кино, на сцене театров и на эстраде, как происходило отмечание религиозных праздников и формировалась сталинская елка. Уделено внимание разводам и борьбе с пьянством, одежде и жилью.

 

Питер Франкопан. Шелковый путь

шелковый путь

Профессор Оксфордского университета Питер Франкопан анализирует взаимосвязь Востока и Запада, прошлое и настоящее Шелкового пути.

Далее речь заходит о монгольских завоеваниях и торговых отношениях в более поздние века, путях в Новый Свет и на Восток. А дальше – о том, какую роль играли нефть и другие полезные ископаемые, находившиеся на Востоке, для экономики западных стран, и свержение иранского премьера Мосаддыка.

Моссадык происходил из аристократической семьи – его отец был министром финансов провинции Хорасан, а мать была правнучкой правителя страны Фетх Али-шаха. Сам Мосаддык получил образование в Европе, выступал против основателя новой династии Реза-шаха, и при его сыне, М. Резы Пехлеви, в 1951 году стал премьер-министром.

Англо-иранская нефтяная компания (АИНК), получавшая большую часть доходов от иранской нефти, и не желавшая ими делиться с Ираном, отвергла справедливые требования Моссаддыка. В многих иранских городах происходили выступления против шаха и англичан.

«Антиправительственные агитаторы легко завоёвывали поддержку населения, просто указывая на очевидные недостатки и слабые места правителя, и называя британцев и американцев главными виновниками всех проблем. И чаще всего сама жизнь приводила бесспорные доказательства их слов. Так, в 1950 году в городе Абадане, где находился один из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов, производилось столько же электричества, сколько шло на освещение одной лондонской улицы, а школ было так мало, что их посещало только 10 % детей».

28 апреля 1951 года иранским парламент принял закон о национализации иранских нефтяных месторождений.  4 октября последние английские сотрудники АИНК в порту Абадан взошли на борт британского крейсера «Маврикий» и покинули Иран, отправившись в иракский порт Басру. В Европе англичане развернули антимоссадыкскую компанию, называя Моссадыка «вторым Гитлером».

Английское правительство обратилась с жалобами на Иран в Международный суд в Гааге и в Совет Безопасности ООН. Но благодаря СССР и Индии британский проект антииранской резолюции не был принят. В борьбе с Ираном лишенная прибылей АИНК заявила, что иранская нефть — «ворована» и выступила за ее мировой бойкот.

Заключительная глава книги посвящена новым Шелковым Путям, предлагаемым в наше время Китаем.

 

 

 

Чашка кофе и прогулка