РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Jonny_begood. Винфрид Зебальд «Аустерлиц»

39.19 КБ

«Аустерлиц» Винфрида Зебальда называют одним из главных текстов нового тысячелетия. Чем он заслужил столь лестные оценки? Однозначно, не сюжетом. «Аустерлиц» – текст не мейнстримный, имеющий свою собственную природу. Иличевский сказал об этом произведении: «Зебальд в «Аустерлице», прежде всего, создает невиданный ранее способ рассказа, конкурирующий с визуальными формами искусства. В романе есть фотографии обсуждаемых объектов: Зебальд словно бы предоставляет читателю возможность убедиться самому в превосходстве его рассказа над визуальной реальностью». Что касается визуальных эффектов, то главного героя этого романа Аустерлица интересует, прежде всего, архитектура пенитенциарных учреждений, крепости и вокзалы. И это не случайно: подобные сооружения помогают герою самоидентифицироватся. Попадая на вокзал, с которого он уезжал еще ребенком, осматривая лагерь, в который попала его мать, Аустерлиц обретает утраченное время.

Проблема поиска самого себя, истоков собственного существования, пожалуй, центральная в произведении. Как и в романе «Улица темных лавок» Патрика Модиано, связаны эти поиски, прежде всего, со второй мировой войной, оккупацией, холокостом. Семья Аустерлица раздроблена войной. Отец успевает уехать во Францию, маленького Аустерлица отправляют в Уэльс, где ему достаются «ложные» родители, которые никогда не будут по-настоящему близки. Мать Аустерлица не может покинуть оккупированную Чехию, и, скорее всего, сгорает в огне холокоста. Тайна собственной биографии завораживает главного героя, и даже отражается на его психическом здоровье. Он по крупицам собирает собственное прошлое, осваивает коллективную память, используя в качестве инструмента познания материальный мир. Словесная ткань романа играет роль архиважную. Зебальд погружает читателя в плотный и вязкий мир художественного существования, «достоверность которого (по словам все того же Иличевского) намного выше, чем у средней действительности».

Цитата: «…как мало мы в состоянии удержать в нашей памяти, как много всего постоянно предается забвению, с каждой угасшей жизнью, как мир самоопустошается оттого, что бесчисленное множество историй, связанных с разными местами и предметами, никогда никем не будут услышаны, записаны, рассказаны…»

Евгений Фурин

http://jonny-begood.livejournal.com/108613.html

Чашка кофе и прогулка