РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Тамрико. «ДИСКОТЕКА» Елены Блонди

Признаюсь читателям, что я учительница (уже бывшая), поэтому по инерции чаще читаю классическую литературу. Но хочется чего-то нового. Вспомнила, что некоторое время назад понравился роман «Ателье», захотелось узнать, чем занят автор, чем может порадовать. И вот я беседую с автором.

Тамрико=.jpg
 
1882=.jpg

Тамрико: Елена, держу в руках Ваш новый роман «Дискотека» и раздумываю: читать или не читать? Я получила большое удовольствие от Вашего романа «Ателье». Другие Ваши произведения тоже читала, но роман «Ателье», что меня привлекло, написан так легко, на одном дыхании, что боюсь испортить впечатление. Что может привлечь в Вашем новом романе?
Елена: Тамрико, очень интересно, что вы вспомнили именно «Ателье». В какой-то степени для меня это был роман-игра, такая городская сказка с достаточно строгой формой построения текста. Прямая отсылка к сюжету о Золушке, главы, в каждой из которых появляются новые персонажи (и новые вещи) и, конечно, почти говорящий кот Патрисий. И всё это объединено общим сквозным авторским сюжетом с приключениями и интригой.
В первой книге «Дискотеки» тоже много игры. В каждой главе романа звучит определенная музыка, ведь на то она и дискотека. Может быть, поэтому первая «Дискотека» получилась лёгкой и стремительной.

Мне было интересно время, описанное в романе. Самое начало восьмидесятых, ещё без каких-либо явных признаков перестройки, квинтэссенция доперестроечной советской жизни, которую нынче уже забывают, смешивая её реалии с девяностыми, хотя это совершенно разные времена и разная жизнь. Сплошная вроде бы ностальгия. Но я не любитель писания мемуаров, так что в романе на первом месте сюжет, связанный с девочками, их влюблённостями, трагедиями и проблемами.

Вторая книга получилась более основательной, это скорее семейная сага. Лёгкое и романтичное знакомство с героями и их реальностью в первой книге расширяет эту реальность во втором романе, приглашая углубиться в неё. Чтобы там пожить.

А ещё я не люблю беспросветности и тупиков. Потому в книгах достаточно света, намного больше, чем позволяли жёсткие рамки тогдашнего существования. В общем, как у Ю.Мориц: «Когда мы были молодые и чушь прекрасную несли, фонтаны  били голубые и розы красные росли», всё  как положено…

 

Тамрико:  Можно ли «Дискотеку» назвать женским романом? Как Вы относитесь к жанру женского романа?

 

Елена: Назвать-то можно… Как правило, все романы, написанные автором-женщиной, автоматически относятся мужчинами к жанру женского романа. Если дама не написала роман о сложностях танкостроения, например.
Сама я отношусь к жанру женского романа мирно: если он есть и востребован, то почему бы и нет, пусть дамы читают романы. Но мне хочется писать для человеков, не деля читателей по половому признаку. Если Шекспир написал о любви мальчика и девочки, а не о танках и тыдыщах, можно ли назвать его автором женского романа?
Так что, возвращаясь к первой части вопроса, мне хочется, чтобы «Дискотека» не была отнесена к этому жанру. Но боюсь, меня и не спросят…
Тамрико: Кто главный герой «Дискотеки» — женщина или мужчина? В Ваших произведениях, которые я читала (я читала не всё), главный герой — женщина. Для Вас важно говорить от лица женщины? Вы феминистка?

 

Елена: Главной героиней романа была девочка. Ленка Малая, Летка-Енка в семейных шутках, будущий человек — Лета. Но когда появился Валик Панч, её найденный младший брат, Ленке пришлось потесниться, и главных героев стало двое. Но двое — как одно целое.

Что касается важности говорения от лица женщины…. Я женщина и, конечно, понимаю: мужчины и думают по-другому, и совершают другие поступки. Чтобы писать от лица мужчины, мне нужно понимать эту разницу и мысленно переводить женское в мужское, а не просто менять имя «Маша» на имя «Федя». А понимание — процесс бесконечный, всегда найдётся ещё и ещё что-то непознанное. Так что я осторожна сейчас. Вот в трилогии «Татуиро» я была смела, и потому главный герой там — мужчина. Но это же первый роман, там мне положено было быть глупой и смелой, а то не прыгнула бы в пропасть в надежде полететь)))

И да, я не феминистка. Жизнь во всем её многообразии — и в существовании разных полов, и в вырастании из мужчин и женщин личностей, уже мало зависящих от пола (или в невырастании), — для меня важнее борьбы.

 

Тамрико:  Ваши героини — это Вы или нет? Какие черты своего характера Вы придаёте героиням? Или они — Ваша противоположность, мечта об идеальной женщине или что-то ещё?
Елена: Это удивительно интересно происходит всегда. Как бы я ни старалась написать именно себя, к примеру (хотя я не особенно старалась себя-то), любые даже крошечные отличия в «базовой комплектации» приводят к тому, что героиня (или герой) совершает свои поступки, не мои. Так что наличие моих черт в самых разных героях моей прозы никак не указывают на то, что я написала себя. Я просто стараюсь писать о том, что знаю. Но одни героини имеют таких черт больше, а у других их немного, либо нет совсем. У меня много общего с Кусей-Никусей из «Приключений Вероники», но в целом она получилась совершенно не я. Есть мои черты в Даше из «Ателье», но только те, что связаны с работой. Витька-фотограф из Татуиро — это в какой-то степени моя мужская ипостась, ясно, что теоретическая (если бы я была мужчиной, возможно, я была бы таким мужчиной). Княжна Хаидэ, наверное, самая близкая мне литературная сестра, но её реальность настолько далека от моей, что наше сходство тоже в итоге — предположение.

Что касается Ленки Малой, героини «Дискотеки», то при всем внешнем сходстве (ох, как мне это мешало нормально писать, будто я постоянно обязана контролировать и оглядываться и думать, что подумают — обо мне), она скорее именно сестра, почти близнец, но не я. В некоторых ситуациях романа она поступала так, как я сама не сумела бы или не решилась или, наоборот, я бы сделала, а она испугалась. Помучившись с Ленкой, я махнула рукой и позволила ей совершать свои собственные поступки и громоздить свои личные глупости, и мне сразу стало легче писать.

Есть у меня героини, совершенно мне противоположные, и этим они мне тоже очень дороги. Инга из дилогии «Инга» — совершенно не я, и я её очень люблю. Или, например, Аглая-Надя из третьей книги «Татуиро», — я постоянно удивлялась, никогда не зная, как она себя поведёт и что сделает.

Мечты написать идеал у меня не было. Как-то это несколько марионеточно — писать нечто для себя идеальное или, наоборот, создать злодейку, чтоб послушно совершала злодейства. Мне хочется, чтоб и женщины, и мужчины в моей прозе были разными, со своими собственными недостатками, за которые их кто-то любит. Хочется писать живых, а не играть в куклы)

 

Тамрико: Расскажите коротко об интриге сюжета. Надеюсь, роман не исчерпывается бытописанием 80-х.

 

Елена: Три девочки, живущие в небольшом приморском городе, в обычных семьях, учатся в старших классах обычной школы. Ведут самую обычную для советской провинции жизнь. И — бегают на городскую дискотеку. В условиях тотальной несвободы и жёстких рамок общества, где порицались или наказывались малейшие отклонения от заданного формата существования, для молодых в провинции дискотеки были практически единственным местом некоторой свободы. Которая всё равно заканчивалась со вступлением во взрослую жизнь. Где у всех всё обязано было быть практически одинаковым. Но проблема в том, что Ленка Малая никак не вписывается в назначенные ей рамки. И поступки совершает другие, и обстоятельства жизненные её находят эдакие, с подвывертом. Или обычные вроде обстоятельства превращаются в нечто, ломающее рамки. Как, к примеру, главное событие начала романа (и главное событие для каждой девочки в таком возрасте) — первая любовь. Ленка едет разыскивать младшего брата, и их встреча меняет всё вокруг. И меняет саму Ленку. Непросто вдруг понять, что брат, который младше на два года и с которым у Ленки общий отец, вдруг становится её первой серьёзной любовью, уже взрослой, а не детским «за ручки подержаться». И как с этим быть? Отказаться вовсе или скрывать всё от окружающих, а может быть, поверить взрослому другу, что нет её, любви, и на месте Валика Панча спокойно окажется любой, более подходящий кандидат… да хоть он, её взрослый друг…

Короче, роман о превратностях первой любви. Вернее, любовей, — девочек трое, и они разные. О проблемах реальных и выдуманных, о мире, в котором есть не только школа, танцы, влюбленности, но и опасные знакомства, когда девчонки ещё совсем наивны, но уже представляют интерес для парней намного старше себя.
Тамрико:  В «Ателье» было несколько эпизодов, над которыми я хохотала в голос. Не буду пересказывать их, пусть читатель сам найдёт, и, я уверена, никто не сможет удержаться от смеха. Как с юмором в «Дискотеке»? Что для Вас юмор в художественном произведении?

 

Елена: Мой друг, прекрасный писатель, когда я начинала писать «Ателье», уже зная, что хочу написать весёлую, отдохновенную книгу, вдруг сказал: «Да ты разве сумеешь, у тебя дарование трагическое». А я-то всегда себя считала человеком весёлым…

Но всё получилось, и я очень рада вашему смеху)

В «Дискотеке» юмор однозначно есть так же, как он есть почти во всех жизненных ситуациях. Но так как роман более серьёзен, то в нём почти нет цельных юмористических миниатюр, как в «Ателье», которые можно читать как отдельные рассказы. Юмор в «Дискотеке» вплетён в жизнь и связан с нею. Девчонки полны жизни и потому веселы, вспомните, сколько смеялись мы сами в шестнадцать лет. А их трагедии бывают смешны внешне с высоты нынешнего нашего возраста, да и проходят быстрее, к счастью, и значит, не только я, автор, могу написать о чём-то весело, но и сами девчонки через пару глав посмеются над своими страстями.
Для меня юмор в литературе — вещь важная и практически необходимая. Но это уникальная специя. Можно создать вещь целиком из смеха, иронии, юмора. Можно окрасить им задушевное повествование. И даже трагические и очень серьёзные темы бывают написаны с искрами иронии или смеха, иногда невидимыми на первый взгляд, что и показывает умение автора бережно работать.

Точно так же нужно суметь написать без капли иронии тогда, когда хочешь сказать совершенно серьёзно и очень высоко. Смех — тонкий инструмент. Если это настоящий смех, а не глумливое ржание. А я люблю всё настоящее.

Тамрико: Елена, последний вопрос! Расскажите, где можно найти Ваш новый роман «Дискотека»?

Елена: я традиционно выкладываю свои книги в сети в свободном доступе после первой общей правки. Сначала последовательно по главам, потом одним общим файлом для тех, кто любит читать романы целиком.

Прочитать первую книгу «Дискотеки» можно, скачав роман на странице моего сайта  Татуиро, вот ссылка:

http://tatuiro.ru/?page_id=710

или на такой же странице сайта «Медитативные прогулки

http://elenablondy.ru/moi-knigi-skachat-besplatno/

или открыть полный текст в библиотеке Мошкова:

http://samlib.ru/b/blondi/diskotekka.shtml

Что же касается второй книги, только что завершенной, то сейчас я начинаю правку и публикации по главам, опять же на моих сайтах:

http://elenablondy.ru/

http://tatuiro.ru/

и в моем авторском разделе Самиздата Мошкова:

http://samlib.ru/b/blondi/

Приятного чтения )

 

——————

Елена Блонди. Писатель, редактор литературного портала «Книгозавр» и сайта «Литература Странствий», автор тринадцати романов (два романа трилогии «Татуиро» вышли в издательстве «Шико») и двух сборников короткой прозы.

Тамрико. Тамара Салахова, учитель русского языка и литературы, корректор, постоянный читатель портала «Книгозавр», автор ряда рецензий для издательства АСТ, написанных в рамках проекта Книгозавра «Книги АСТ», эксперт литературных конкурсов.

 

Чашка кофе и прогулка