РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алекс Громов, Ольга Шатохина. Долгое эхо истории

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 90 тысяч экземпляров, радиоведущий, обозреватель Mail.ru, «Книжного обозрения», «Новостей литературы», «Банков и делового мира», дипломант Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский», лауреат премии им. Пикуля, награжден медалью «За труды в просвещении».
Ольга Шатохина – автор романов, ведущая рубрики в «Российской газете» — «Книжные новинки с Ольгой Шатохиной».
Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами за цикл рассказов и повестей «Terra Imperium».

 

Между эволюцией и реальностью

 

М.-Реза Байрами. Жертвы заветного сада

Жертвы_заветного_сада.jpg

Есть эпизоды Истории, которые из-за своей «неудобности» часто оказываются забытыми. Среди них – существование Азербайджанской демократической республики, провозгласившей осенью 1945 года о своей независимости от иранского правительства. После вывода в середине 1946 года советских войск из этой страны иранский шах Мухаммад-Реза Пехлеви начал разгром республики. Многие успели бежать в СССР, но тысячи оставшихся были схвачены и репрессированы. Главный герой романа  известного иранского прозаика, диктор республиканского радио Балаш (частично вымышленная фигура, но имеющая реальную подоплеку), пытается бежать в Советский Союз со своим полуторагодовалым сыном, но не успевает пересечь границу. И в романе рассказывается и о более поздних события, в том числе – жизни юноши, выросшего в приемной крестьянской семье,  и по слухам, являвшегося сыном некоего революционера, то ли убитого, то ли бросившего ребенка,. «Вообще, я как бы явился в этот мир с умершими воспоминаниями, потому что никто не верил в наличие у меня таковых. Ведь двухлетнего человечка никто еще не считает человеком, ибо человек должен иметь воспоминания, а у него  таковых еще нет, и если он говорит, что  что-то видел или слышал, то считают, что наверняка врет, потому как единственное дело, которое умеет двухлетний ребенок, это орать…»

 

Аида Арье. Баскетболист и Нелли

баскетболист и нелли.jpg

В последние десятилетия люди незаметно для себя стали другими. Во-первых, большинство их обосновалась в городах. Но, помимо множества удобств, не стоит забывать,  что «небо в городе и впрямь какое-то грязное, хоть тряпку бери и мой. Правда, летом лучи пробиваются через любой слой грязи, так что кажется – ничего, солнце всем светит одинаково. Но во все остальные сезоны городское небо придавливает человека вниз, опускает его голову к земле, так, что и наверх смотреть не хочется. Будто гигантская свинцовая рука сверху давит. Люди обречённо  добираются перебежками из пункта А в пункт Б…»

Во-вторых, они практически престали обращать внимание на животных, кроме тех, которые «отмечены» официальной близостью к человеку – т.е. породистых и имеющих установленную цену. А другие, которые «пока еще» ютятся на улицах и в городских закоулках? Собаки и кошки, лишенные не только дома, но и любви, и даже просто внимания… В чем же дело? Неужели действительно «люди всегда стремятся оградиться от внешнего мира, так он чувствуют себя в большей безопасности. Близость природы непостижимым образом пугает их, в то время как мощёные дороги, неприступные крепости и закрытые на замок дома создают иллюзию могущества…»

В книге трогательно описана история любви двух собак, (чьи имена и значатся в названии) на фоне выживания в городских условиях, и рассказывается об одном из тех, кто профессионально занимается охотой и уничтожением бездомных животных.

 

Дмитрий Володихин. Московский миф

московский миф (2).jpg

В этом труде, насыщенном не только историческими фактами (автор, доктор исторических наук, посвятил ему четырнадцать лет), но и разнообразными образами-метафорами,  мастерски соединены две Москвы – парадная и публичная с одной стороны, и незримо присутствующая на улицах и площадях, закоулках и вокзалах, народная, повседневная и извечная, меняющая, как и официальная — свои таблички-наряды, каменные униформы, свои словечки и излюбленные места.
Что такое Москва? А вернее будет сказать – кто такая? «У всех городов есть пол, есть лицо и образ, связывающий имя города и его душу воедино. Москва — женщина… При первых царях наших Москва обратилась в истинную Порфирогениту — Багрянородную. Научилась не бояться никого, кроме Бога и предательства. Ощетинившись бердышами стрельцов, правила суровой рукой и презирала иноземцев… Вот явился Петр в кургузом кафтанчике, увез власть московскую в полночные края. И обратилась Москва в дородную княгиньку, устало попивающую кофий после муторного путешествия в Карлсбад. Вились неспешным ручейком мысли: дочерей женить надо; в старом поместье господский дом обветшал, починять пора уж… В недоброй памяти осень 17-го хоронилась купчиха-Москва под платьем мещаночки, лишний раз не желала носу высунуть из дому, чтобы не попасть в перестрелку. Прятала на чердаке от комиссарских обысков-погромов раненого юнкера, поила-кормила вихрастого мальчика, собственноручно перевязывала, сердцем над ними оттаяла, а потом схоронила глухой ночью в дальнем конце двора, под голубятнею» Но, обернувшись  и окинув взором заслуженное Прошлое, Володихин находит в нем тропинку, которая ведет к Настоящему, не всего опрятному и сверкающему чистотой, но реальную, без которой немыслимы и величественные строения, радующие взгляд своим изяществом. Да и любители архитектурной старины смогут не только узнать новое о замечательных соборах и монастырях, но и о том, как отобразилась  Москва в стихах и прозе. «Золотая дремотная Азия»  Сергея Есенина с Москвой Валерия Брюсова и Андрея Белого, «Певучим городом» Марины Цветаевой.
В приложении – размышления на тему, нужна ли другая столица: «Нижний Новгород как принц-консорт», «Три эссе о Санкт-Петербурге»… И «Маленькая Родина»: «Я помню много добрых мест. Деревянной домик бабы Пани — моей родни по линии матери — недалеко от железнодорожной станции Баковка в Московской области. Грядки с зеленью и клубникой, дубовая роща, величаво возвышавшаяся над помойками, сельская плотина и речушка-малютка, спеленутая болотцами, косыми дачными заборами, дощатыми мостками, сараюшками, мелкой ржавью, там и сям торчащей из воды… Огромный деревянный барак, сто лет ему в обед, изображал в пору моего детства вокзал, за ним торговали всякой мелочью, например керосином для старых ламп и для кухонной горелки, заменявшей тогда газовую плиту, да еще мармеладом в форме зверюшек…»

 

Александр Бондаренко. Вадим Негатуров

НЕГАТУРОВ.jpg

Биография трагически погибшего 2 мая во время пожара в Доме профсоюзов одесского поэта повествует не только о его судьбе, но и напоминает о вечных ценностях, среди которых любовь к Родине и человеческая жизнь по праву занимают первые места. Вадим был удостоен наград литературных фестивалей Александра Грина и Анны Ахматовой, получил специальный приз международного литературного конкурса «Цветаевская осень». Но, тем не менее, его творчество не имело широкой известности, хотя всех читавших его стихи подкупала и глубокая искренность, и деликатность, и глубочайший гуманизм, пронизывавший все строки его стихотворений…
Автор книги приводит слова руководителя поэтического проекта «Часовые памяти» Александра Чистякова: «В  Вадиме особо импонировали профессионализм и отсутствие звездной болезни… У него очень много патриотических стихов, посвященных русской и украинской истории. И — сатирических. Вообще у Негатурова неповторимый стиль: даже в очень личных и трогательных произведениях постоянно сквозит своеобразное одесское чувство юмора. А сатира у него — хлесткая и беспощадная».
По признанию Александра Бондаренко, книга о Вадиме Негатурове была написана удивительно легко и быстро. «Я заинтересовался историей жизни одесского поэта, — поясняет он, — мы с ним люди одной эпохи, одной культуры, поэтому удивительно близки. Когда я впервые познакомился с его стихами, то был очень вдохновлен тем, насколько тонко и ясно Вадиму Витальевичу удавалось передать мысли и чувства целого поколения, в том числе, мои собственные переживания и размышления».
В книгу вошли как воспоминания друзей и близких Вадима, его собратьев по перу, так и многие его стихотворения — от легких и задорных (например, ироничное «Настоящему коту и в октябре март»), до тех, что сегодня уже почти классика: «Марш Куликова Поля» или «Колокольный звон» и «Божий раб», звучащие в исполнении звезд — певцов и актеров.

 

Ольга Покровская. Ангел в зеленом хитоне

ангел в зеленом (2).jpg

Сборник произведений, в которых с удивительной проникновенностью повествуется о самых глубоких движениях души и неброских красотах, которые уже примелькались, а потому и не замечаемы нами среди повседневной суеты. Просто нет желания оглядываться по сторонам, задумываться, выходить из зоны комфорта, даже если этот комфорт более чем относительный, просто привычка. Но выйти из состояния не слишком уютного равновесия можно. Если повезет. Герою повести «До свиданья, я!» однажды довелось поехать вместо тестя-мастера настраивать старое пианино где-то в дачном поселке. И он отправился в путь, на исходе которого дорогу преградило натуральное весеннее половодье. А в ответ на отчаянный звонок таинственный владелец пианино велел одолжить у местного сторожа рыбацкие сапоги и продолжать движение пешком. Сам же он оказался чудаковатым музыкантом, так что из поездки герой повести вернулся без гроша гонорара, зато с чувством глубокого стыда за то, что так и не сумел придать безупречный строй ветхому инструменту.
Но зато он неожиданно смог посмотреть на свою жизнь со стороны, а прослушивание записей того самого музыканта лишь усилило этот эффект, переводя восприятие музыки уже в мистическую плоскость, объединяя в одном звуковом пространстве всех тех, кто, будучи затерян в огромном городе, слушал и слушает ее. «Особенно строга к нему была одна сарабанда, которую Валера, прилежный знаток творений Лейпцигского Кантора, почему-то не слышал прежде. Под каплями её звуков в душе растворялись пласты лежалого зла и открывались маленькие круглые дырочки — прожоги в правду. Через них, если прильнуть, Валера мог различить строки своего мистического «досье» — предал маму, предал себя, не вырастил ни дружбы, ни любимого дела. Вял, труслив, сонлив, пропитан преждевременной старостью…». В той же музыке скрываются удивительные силы, обретя которые можно все же изменить казалось бы, непоправимо помятую жизнь. Хотя путь к новому себе, разумеется, не может быть легким. Столь же драматичные и пронзительные образы автор создает и в вошедших в сборник рассказах – «Собака-Конь», «Орёл Варя», «Дон Диего», давший название всей книге «Ангел в зелёном хитоне».

 

Ольга Харламова. Белая кувшинка

харламова кувшинка (2).jpg

Кроме парадных книг со стихами (да еще и со множеством глянцевых фотографий!) встречаются, к счастью, настоящие поэтические сборники – небольшие, на первый взгляд неброские, но наполненные изысканными образами и метафорами. По мнению мэтра, Кирилла Ковальджи, «возможности поэта определяются по тому лучшему, что ему удалось. В новых стихах Ольги Харламовой это прежде всего стихотворения «Московский дворик», «Мартовский настрой», «Рок», «Белая кувшинка»…»
Стихам Харламовой, лауреата международных поэтических конкурсов свойственна естественная утонченность, лишенная ложного пафоса – она  проникновенно пишет о возвышенных человеческих чувствах. Вот, к примеру, стихотворение «Как рыба»: «Не так ли свой кромсаем срок — /иначе жить не можем — / всегда отточенный клинок/ готовы рвать из ножен».  Или такой неожиданный, хотя и возможный финал:  «Мартовские мимозы,/ мартовские коты/ марта метаморфозы — / взял и явился ты». Впечатляют глубиной философские строки: «Сама я как трава, пришла с травой/ среди весны – апрельскою травою,/ уйду, как это водиться с травой, /сквозь землю снова прорасту травою». В стихотворении «Краски» образно описаны оттенки бытия: «Как обочина за поворотом/ изразцом муравленым горит!». Автору удается изысканно и утонченно сочетать элементы узнаваемого исконного фольклора с традициями отечественной классической поэзии, продолжая и развивая их.

 

Денис Соколов. Грешники

ОБЛОЖКА ГРЕШНИКИ.jpg

Новый сборник произведений известного драматурга и философа посвящен, в первую очередь, вечным темам, сопровождающим человечество с древнейших времен, не теряя при этом своей актуальности. Поиск высшего смысла, который заложен в людском существовании, путь к гармоничному сосуществованию со всем окружающим миром, загадка искреннего счастья… Важнейшие вопросы бытия органично сочетаются с красочными житейскими зарисовками в коротких и ярких произведениях – «Если черту отпилить рога…», «Объять необъятное», «Грешники»…
Например, что будет, если, как это описано в драме «Метка», люди получат не только ответ на вопрос, существует ли переселение душ, но и возможность завещать имущество не детям-внукам, а самому себе в новом воплощении? «Времена твоего деда, когда предки вынуждены были оставлять своим неблагодарным оболтусам всё, что имели, слава богу, давно прошли. — Да, прогресс налицо! Вечная жизнь стала реальностью, и теперь, наконец, появилась прекрасная возможность забрать всё своё добро с собой. — И это — справедливо! Я получил в наследство от моего отца этот дом — его тебе и оставляю. А всё, что нажито вот этими руками (показывает свои руки) и этой головой, (стучит пальцем по голове) уж прости — моё!». Но при этом имеет значение не только разнообразие нравственных коллизий, но и вопрос, кому это на самом деле выгодно: «Банки своего не упустят. Уж кто больше всех нагрел руки на этой реинкарнации, так это они. Естественно банкиры заинтересованы в том, чтобы как можно дольше пользоваться чужими деньгами, и стараются, чтобы никто, по возможности, не потрошил счета помеченных».

 

Диана Дозмарова. Флакон счастья. Основы позитивной астропсихологии

флакон счастья.jpg

Книга повествует о способах достижения жизненной гармонии и той роли, которую играют в этом закономерности астропсихологии, построенные на мудрых наблюдениях давно минувших веков, когда у большинства людей было в обычае согласовывать свои действия, тем более особо важные и значимые, с движением космических светил. «Наши предки подстраивались под ритмы небесных тел, тем самым расширяя горизонты своего сознания…» Автор ярко и образно рисует подробные схемы тесной связи астрологии и психологии, предлагает эффективные способы восстановления душевного равновесия, что так актуально в наше время, когда стрессовая нагрузка огромна. В тексте содержится справедливое напоминание о том, что «астрология и искусство врачевания начали свою связь давным-давно… Раньше врач обязательно должен был быть астрологом… Всем нам известный Гиппократ говорил, что организм – это единое целое. И нужно лечить не один какой-то заболевший орган, а искать внутреннюю причину любого заболевания… Гиппократу принадлежит высказывание: «Кто приступает к лечению, не приняв в расчет движение звезд, тот просто глуп».

В числе самых увлекательных глав — «Ключ от тайной дверцы нашей индивидуальности», где рассказывается о том, сколь нецелесообразны стереотипные сценарии поведения, которые часто являются либо просто устаревшими, либо не соответствуют потребностям конкретной личности. Автор учит правильно формулировать свои желания и выстраивать иерархию ценностей, определять свои врожденные достоинства и осознавать «персональную схему индивидуальных потребностей, которой многие из нас, к сожалению, не доверяют…». Среди описываемых методов коррекции настроения и состояния организма предлагается ароматерапия, которая требует вдумчивого и неспешного подхода, поскольку даже духи на каждой женщине проявляются по-разному, все зависит от сочетания аромата духов и собственного тела, температуры кожи, восприятия. Эфирное масло в силу высокой интенсивности аромата и силы воздействия диктует еще большую осторожность.

В книгу включены также истории знаменитых женщин – Ольги Аросевой, Элизабет Тейлор, Аллы Пугачевой, Мэрилин Монро, Марии Каллас, Брижит Бардо, Индиры Ганди, Валентине Терешковой и многих других – рассматриваемые с учетом знаков Зодиака.

 

Итоги Евразийской литературной премии

евраз_прем_награжд2.JPG

Состоялась церемония награждения лауреатов Евразийской литературной премии. Эта награда учреждена Евразийским творческим союзом с целью поощрения талантливых авторов, работающих в различных художественных и документальных литературных жанрах и способствующих своим творчеством взаимному обогащению культур разных стран Евразии.

Поэт и прозаик Карина Сарсенова, ставшая золотым лауреатом, поведала, что для нее понятие «Евразия» связано с «захватывающим чувством единения, возникающим при осознании своей сопричастности мировой целостности. С чем-то, по человеческим меркам и срокам, незыблемым и почти фундаментальным, а вместе с тем текучим и изменчивым до неузнаваемости через смену множества деталей». Основная линия произведений Карины Сарсеновой, и стихов, и прозы, — гармоничная взаимосвязь отдельного и общего, их противопоставление и единство, иллюзорный и реальный дуализм в человеке и мире. И, конечно, любовь занимает важнейшее место в судьбе человека и мира в целом.

— Любовь — одно из главных чувств и потребностей, свойственных всем народам, — напомнила писательница. — В разной форме они реализуют ее суть, созидая и сохраняя культурные особенности в искусстве и науке, осуществляя процесс этногенеза. Различия в формах проявления любви позволяют человечеству познавать свою коллективную душу.

Мемориальная награда в номинации «Центр Евразии» была посвящена памяти известного казахского писателя Ильяса Есенберлина, автора всемирно знаменитой трилогии «Кочевники».

— Евразийский материк смело можно назвать источником подлинной духовности нашей цивилизации, — прокомментировал свое награждение известный драматург Денис Соколов. — При кажущемся различии и разнообразии религиозных направлений и течений, свойственных населяющим эту территорию народам, все они имеют одну общую основу и главной задачей ставят познание и раскрытие духовной сущности человека. Именно это является той самореализацией, без которой, по словам Будды, человек является «не проснувшимся», а по образному выражению Христа – «мертвым». Схожесть выражений, а иногда и основополагающих слов в языках различных народностей, порой просто поражает. Ярчайшим примером здесь является совпадение слов русского языка и санскрита. Это, безусловно, говорит об общих корнях и глубоком внутреннем единстве.

В числе лауреатов были также названы драматург Елена Степанян, писатель Махаммад-Реза Байрами (Иран), историк, писатель и политолог Жарас Ибрашев (Казахстан), Асия Мухамбетова, Сергей Соколов, Альмира Наурызбаева, исследователь-этнограф Арти Д. Александер (Индия), историк Алекс Громов, писатель Ольга Шатохина, публицисты Игорь Сапараев и Сергей Апарин, поэт Александра Кириллова. Почетный диплом был вручен художнику и скульптору Марко Ауджелло (Италия).

 

 

Чашка кофе и прогулка