РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алексей Соколов: «Академия пана Кляксы»

Правительство города, где до сих пор есть проспект Бакунина и шоссе Революции, должно поддерживать пламенных анархистов – и действительно, дома в Петербурге сносятся с большевистским размахом, но на их месте возводят времянки, словно хорошо понимают свою предтеченскую сущность и готовы со смирением  повторять:  «Грядет креплий мене вслед мене, емуже несмь достоин преклонься разрешити ремень сапог его» (Мк. 1.7.).

vlcsnap-2013-10-03-17h15m38s63

Решив пересматривать детские фильмы, часто встречаешь если не Бакунина, то революцию. Польская «Академия пана Кляксы» не про нее – этот фильм про смерть революции.  Поляки и здесь устроили интеллигентный подвох.

Увлекательна здесь не первая серия, где нужно продираться сквозь деревянные песни, а вторая, где про песни забываешь, потому что в окне показывают будущее, которое намного ужаснее плохих песен. Хотя смотреть этот фильм вы начинали в надежде воскресить прошлое.

Кольцо с лампочками на животе манекена как-то болезненно запало в душу – так западают сны, и потом я частенько его рисовал.  В сущности, тогдашние монстры еще умели пугать. Современные – умеют только шуметь.  Как дети будущего, которых так мечтал увидеть злой брадобрей: запрограммированных, способных лишь капризно  кричать и лупить палкой. «Даже танцы я превращу в муштру» — говорит брадобрей.  «Ваших тайн больше нет, я порвал все свитки» — кричит кукла. Здесь замечателен Клякса, с грустным спокойствием говорящий в ответ: «Что ж, дети. Сказка кончилась даже раньше полуночи. Но закончиться должно все».

vlcsnap-2013-10-03-17h15m01s213
На сладкое: фильм часто скатывается то в сторону Пазолини, то воскрешает добрую психоделию хипповской эпохи; чего стоит мультик про сон Адама, напоминающий обложку альбома  «Летающий чайник» группы Gong.  Внезапно кончившийся в этой сутолоке  радужных грибов  русский перевод придает крыше последнее ускорение – и польский текст песни воспринимается как заклинание на неизвестном шаманском языке.  Хотя сознание, измененное в раннем детстве, изменить уже трудно. Разве что теми же детскими фильмами.

Любопытные могут найти и книжку-исходник. Наверное, она лучше. Это фильм трудно назвать великим, но снят он был в крепкие времена. Последний великий детский фильм, «Вино из одуванчиков», сделали на исходе девяностых, а потом свет погас, кинотеатр закрыли, на пустой ночной улице пошел дождь, и  до сих пор идет. Но это повод сидеть в тепле и пересматривать то, что было раньше.  Намного раньше был и пан Клякса. Прошло 30 лет. Интересно, жив ли он сейчас.
 

Чашка кофе и прогулка