РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Jonny_begood. «Защита Лужина»

15.74 КБ

«Защита Лужина» — роман очень легкий, тонкий и, как мне кажется, совершенный. И пусть эпитет «легкий» вас не смущает, Ходасевич, еще в 1930-м, отмечал, что за этой легкостью стоит серьезный труд и большой талант. В этой книге Набоков рассказал о том, что его подлинно интересовало: о шахматах, которыми увлекался с детства, о человеке творческом, который ушел из действительности и погрузился в свое искусство. А то, что Набоков ценил шахматы именно как искусство, не вызывает никаких сомнений. Недаром, на протяжении всего романа шахматная партия сравнивается с музыкой, и сопровождается соответствующими сравнениями и образами.

Роман начинается с того, что главный его герой теряет имя: «Больше всего его поразило то, что с понедельника он будет Лужиным». Порой, кажется, что именно со дня его наречения этой фамилией и начинаются злоключения главного героя. Словно демиург, в роли которого осознанно выступает автор, решил раз и навсегда его дальнейшую судьбу. И то, что он будет шахматистом, было предопределено заранее. Даже обои в детской комнате Лужина, совсем еще незнакомого с судьбоносной игрой, имели рисунок с шахматным подтекстом. Словом, погрузившись однажды в мир шахмат, в стройную композицию комбинаций и ходов, Лужин уже не видел выхода в реальность. Прекрасный, стройный и загадочный мир его искусства заслонил собою действительность. И так было до тех пор, пока не накопилась нервная усталость, пока разум не изменил шахматному гению.
Турати вернул его к реальности. Он отказался от излюбленного своего дебюта, против которого Лужин и готовил изящную защиту. Произошла разгерметизация. Лужин выпал из пространства шахматного искусства и попал в реальный мир с его заботами, болезнями, развлечениями, обычаями и матримониальными обязательствами. Но, сколько бы ни прятали от него шахматы, воспаленное сознание гениального гроссмейстера продолжало мыслить категориями игры. Игры, которая стала его искусством и заменила ему обыденную жизнь. И однажды он понял, что все происходящее вокруг лишь следствие хитроумной комбинации, которая просчитана на множество ходов вперед. Оставалось лишь придумать защиту. Но, когда стало ясно, что поражение неминуемо, что он давно потерял инициативу, что в эндшпиле этого грозного противостояния человека и мира ему не за что будет зацепиться, он решил выпасть из игры. И сделав этот последний ход в своей жизни – шаг в открытое окно, он вновь обрел имя: «Дверь выбили. – Александр Иванович, Александр Иванович! – заревело несколько голосов. Но никакого Александра Ивановича не было».

http://jonny-begood.livejournal.com/38991.html

Чашка кофе и прогулка