РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алекс Павленко. Утраченное завтра

советская кинофантастика для детей

М.Н. Беспалова «Пионеры идут!»

Когда-то, давным-давно, в одной забытой стране жили-были пионеры.

Это были не те классические пионеры из романов Фенимора Купера, с кремнёвыми ружьями и в шапках из волчьих хвостов, а самые обычные мальчики и девочки в белых носочках и хорошо отглаженных рубашечках, с красными галстуками на тонких шеях.
Предполагалось, что несчастные дети будут жить при коммунизме, и умные взрослые с самого раннего детства приучали их к этой ужасной мысли. Для пионеров писались книжки и снимались фильмы, доказывавшие, что ничего особенно жуткого будущее не таит, совсем напротив, коммунизм – это очень много бесплатного мороженого плюс сок манго. Идиотизм, правда? Но как ни странно, на скудной и сухой почве коммунистической пропаганды произросли удивительные цветы. Их было мало, но они были весьма изысканны.

В то время, как «взрослая» советская научная фантастика поражала воображение разве что принципиальным нежеланием фантазировать (братья Стругацкие и мрачный, как ночь времён, Север Гансовский здесь в абсолютном меньшинстве), для детей снимались лёгкие и увлекательные сказки под сильным влиянием Джорджа Лукаса. Но почти за каждым фильмом скрывалось нечто, не называемое вслух. Этот тёмный фон делал фильмы привлекательнее и богаче смыслом. Сразу оговорюсь: в этих заметках нет ничего ни о «Молчании доктора Ивенса», ни о «Солярисе», ни о прочих «Письмах мертвого человека». Подобные фильмы не предназначались для детей, так что рассматривать их следует где-нибудь в другом месте.То же самое относится к странным фильмам великолепного неудачника Клушанцева — о нём надо говорить отдельно.

Новый Гулливер (1935)

Мы ограничимся собственно детской фантастикой, которая началась с сумашедшего «Нового Гулливера», издевавшегося разом над революцией и контрреволюцией. Сейчас не очень понятно, как такой фильм мог вообще появиться – сценарист, гениальный «русский Кафка» Сигизмунд Кжижановский, попросту подставил талантливого, но глупого режиссёра Александра Птушко. Простой пересказ сюжета вызывает экстаз. Юный пионер получает в подарок томик Джонатана Свифта и засыпает под чтение этой непристойной книги.

Ему снятся пираты, буря и страна Лилипутия, в которой пластилиновые пролетарии готовят вооружённое восстание. Королевский кордебалет танцует незабываемое «Моя лилипуточка, приди ко мне, побудем минуточку наедине», а в штанах пионера прячутся сотрудники тайной полиции. В финале революция побеждает, король повисает на циферблате главных часов Лилипутии, время останавливается, и пионер просыпается на берегу моря, в окружении смеющихся девочек в спортивных трусиках. Формально весь этот бред относится к фэнтези галлюцинативно-онейрического типа, но пулемёты, бронетранспортёры и фантастический дизайн подземных заводов отчётливо тянут к литерам SF. «Новый Гулливер» сильно опередил своё время даже в мировом кинематографе и до появления Тима Бартона торчал, извиняюсь за выражение, особняком.

После шедевра Птушко-Кжижановского наступил долгий период упадка, во время которого фантастика для детей не снималась. Лихая белиберда весёлых халтурщиков в стиле «Гибель сенсации» образца 1935 года или «Планета бурь» 1960-го нравилась пионерам, однако это было совсем не детское кино. Фильмы становились всё скучнее и скучнее. Известная «Туманность Андромеды», экранизированная в 1967-м, оказалась даже не забавной.

«Гибель сенсации»

«Планета Бурь»

«Туманность Андромеды»

Но всё-таки в конце пятидесятых — начале шестидесятых вышли два фильма, о которых стоит упомянуть в наших беглых заметках. Во-первых, это «Тайна двух океанов» Константина Пипинашвили, великолепное совмещение картонной романтики Жюля Верна с боевиком в параноидальном стиле «холодной войны». Стильность «Тайны двух океанов» и сегодня вызывает восторг, а в своё время лента получила приз за спецэффекты на кинофестивале в Дамаске. Вражеские агенты (среди них – некто Горелов) играли на фортепьяно и фотографировали секретные схемы, после чего выбрасывались из окон. Подводная лодка «Пионер» неусташимо пронзала морские глубины в поисках чего-то ужасно таинственного. Среди персонажей метался умный мальчик Павлик, без которого поймать шпиона Горелова не удалось бы никогда. А боцмана коммунистической подводной лодки, по совместительству — майора ГБ, звали Скворешня – чýдная деталь, после которой невозможно всерьёз воспринимать ловлю шпионов под водой! Хорошо, что Альфред Хичкок не видел «Тайну двух океанов». Он бы умер от зависти. Всю жизнь Хичкок мечтал снять триллер ни о чём, но осуществил его мечту скрывшийся за железным занавесом Константин Пипинашвили. На протяжении двух серий нам демонстрировалось абсолютное торжество стиля, открывание и закрывание бронированных дверей, за которыми не скрывалось ничего. Пипинашвили, ученик Сергея Эйзенштейна, виртуозно использовал приёмы «черного фильма» и дизайн технократического фетишизма журнала «Техника — Молодёжи» для создания жанровой обманки, триллера, в котором ничего не происходит.

Тайна двух океанов

«Тайна двух океанов»

Другой фильм, заслуживающий упоминания, это «Человек-Амфибия» Геннадия Казанского и Владимира Чеботарёва, наш ответ культовому «Чудовищу из Чёрной Лагуны» Джека Арнольда и трофейному «Тарзану» с Джонни Вайсмюллером. Ты знаешь, милый читатель, как я люблю trash movies, но истина мне дороже – «Человек-Амфибия» намного круче своего американского соперника. Дело не в «экшн», тут Казанскому даже при помощи Чеботарёва за Арнольдом не угнаться. Советский фильм побеждает совсем по другому счету. Этот фильм открыл советскому зрителю – в первую очередь советским детям – новые миры красоты. Жгучему эротизму демонического Михаила Казакова, который не мог дышать под водой, противостояла ангельская кротость В. Коренева, обладавшего жабрами, жившего в воде и любившего дельфина. Между молодыми людьми разыгрывалась напряжённая садо-мазохистская игра, осложнённая вмешательством юной Насти Вертинской. Кончалось всё слезами и расставаниями.

Бьющая через край эротика «Человека-Амфибии» зажигала сердца пионеров и долго, долго мучились толстые фригидные классные руководительницы с неописуемыми страстями своих подопечных. Конечно, никто не называл секс «сексом», но все прекрасно понимали, откуда и куда дует ветер. Артиста Корнеева сразу убрали из кинематографа, фильм был разгромлен в печати, и волна эротической фантастики так и осталась неосуществлённой мечтой культуртеррористов.

(продолжение следует…)

http://www.alex-pavlenko.com/home.html

Чашка кофе и прогулка