РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Посторонним В. Полевая опись стихотворцев Самиздата

Опись составлена по итогам двухлетних археологических раскопок на полях Самиздата.
Собственно, раскопками это не назовешь – просто автор гулял по садам-огородам и срывал плоды творчества, а свойственная ему привычка систематизировать привела к созданию данной описи, не претендующей, впрочем, на полноту, а потому автор благосклонно принимает любые дополнения заинтересованных наблюдателей.
Как уже было сказано выше, описью охвачены лишь сады-огороды СИ, а приусадебные участки СТИХИ.РУ и иже с ним пока не обозрены автором. Но, во-первых, еще не вечер! А во-вторых: типаж – он и в Африке типаж.
Следует предупредить, что автор не замахивался систематизировать явных гениев, коих раз-два и больше не бывает, а также не менее явных… э-э… не гениев, имя которым – легион.
Золотая середина – вот куда забросим мы наши сети. Улов будем разбирать и сортировать не по порядку, не по алфавиту, не по степени распространенности или популярности данного типажа, а как Бог на душу положит.
Для начала скажем, что все, пишущие стихи, делятся на мужчин и женщин. Там, в заоблачных высотах НАСТОЯЩЕЙ ПОЭЗИИ, есть просто ПОЭТЫ. Здесь же, среди нас грешных, есть и поэтессы, и поэтики, и поэтки, и поэточки, и поэтюлечки, не говоря уж об поэтищщах!
Итак, поехали:
МАЧО – брутальный и сексуальный. В стихах не стесняется материться, ловко рифмуя все, что движется. Псевдоним выбирает агрессивный или прозрачно-многозначительный, типа: «Конквистадор»…
автор спешно предупреждает, что ВСЕ псевдонимы выдумываются им прямо по ходу написания статьи и никакого отношения ни к кому не имеют – все возможные совпадения случайны!
… «Терминатор», «Экскаватор» или какой-нибудь «Дон Эббато Неутомимый». Всегда либо с похмела, либо наготове, женщин пинает ногами, хотя без них не может существовать вообще. Недостаток поэтического мастерства и литературного вкуса прекрасно маскирует разнополосицей шрифтов и букв, отчего стих напоминает лестницу с неровными ступенями.
В женском варианте это лихая бабенка – не прочь опрокинуть рюмочку и завести романчик. Вся в сигаретном дыму. Нечто вроде: «Ах шарабан мой, американка, а я девчонка, я шарлатанка…» Мужчинам нравится доступностью и незатейливостью. Ники типа «Прибабахнутая» или «Зинка Золотая» в большом ходу.
Вариация типажа – женщина-вамп. Неимоверной красоты. Загадошная, как 25 копеек. Называется «Таня Штраффф» или, наоборот – «Дикая Барра». Скромно, но со вкусом. Произведений в разделе обычно два. Реже – три. У самых умных – ни одного. Комментарии уходят за горизонт и осыпаются в море. К огромному разочарованию поклонников обычно оказывается переодетым мужчиной.
Лель – тенор по умолчанию. Сладкоголосый юноша средних лет, обожающий плести веночки сонетов и играть на свирели. Дамский угодник. Какой-нибудь «Ариэль Высокопарнасский» или «Аполлинарий Гор». Все стихи посвящены Прекрасной Даме с труднопроизносимым именем из одних гласных, что-нибудь вроде «Айиянны» – что не мешает ему попутно увлекаться Олями, Катями и Наташами.
В женском варианте это многочисленные «Лады», «Снегурочки» и прочие «Лесные Солнышки», с маниакальным упорством, достойным лучшего применения, воспевающие розовые рассветы, цветочки в росе, белые тучки на прекрасном небосводе и Прекрасного Принца на белом коне. В общем сплошные мармеладные «Муси-пуси».
РОМАНТИК – несмотря на то, что ему давно уже не 18 лет, так и не слез с борта Бригантины. Все ищет землю Санникова или Бермудский треугольник. И ники соответствующие – «Вечный странник», «Невеселый Роджер», «Одинокий пешеход». Не понят окружающими, брошен очередной Ассолью, шхуна на мели, в общем – еле выжил в катаклизьме и пребывает в пессимизьме… Остается только писать стихи. Что он и делает.
Плакальщица – женщина неопределенного возраста с разбитым сердцем, осколками которого она успешно украшает свои стихи. Меланхолия как профессия. Имя носит короткое и вроде бы реальное – здесь весьма к месту «Лара», «Зоя», «Нора»… Одинокая и страдающая: «Вообрази, я здесь одна, никто меня не понимает, рассудок мой изнемогает и молча гибнуть я должна…» Если бы молча!!! Но Онегины находятся. И даже в больших количествах. Так что – работает.
Хулиган (и соответственно – хулиганка) – молодое существо, ловко рифмующее нелепости и непристойности, обожающее эпатировать публику описаниями сексуальных похождений и скандалить по любому поводу. Не признает никаких авторитетов. Ники – из латиницы вперемешку с цифрами. Что-то типа «UaUa», «4@», «Nu net». На поверку оказывается робким прыщавым девственником или переучившейся отличницей.
Конечно, список далеко не исчерпан!!!!
Продолжение следует.
Напоследок…
Напоследок еще один персонаж.
Именно персонаж, ибо типажем никак не назовешь – встретился (а вернее – встретилась) только в одном экземпляре.
Да, да! Вы правильно догадались!
Это именно она – Великая и Ужасная, Единственная и Неповторимая – ПАТРАЦКАЯ. Вообще-то ей здесь и не место. Потому как она не относится к Золотой Середине. Да она ни к чему не относится. Она сама по себе. И требует отдельного исследования – которое, может быть, и последует.
Можно сколько угодно рыдать над ее произведениями – а их мегабайты и километры, но у нее есть то, чего нет у многих и многих из нас: СОБСТВЕННЫЙ ГОЛОС. Индивидуальность. Своеобразие. И если провести аналогию с живописью, то это, несомненно, примитивизм во всей его красе.
Реинкарнация Таможенника Анри Руссо, чьи наивные, красочные и фантастические пейзажи, сцены и портреты вошли, между прочим, в сокровищницу мировой живописи.
Так-то вот.

Чашка кофе и прогулка