РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Лембит Короедов. «Терракотовые дни» Андрея Марченко

Новый военный детектив, или Правда всегда аморальна

Хотел первой фразой написать о том, что произведений в жанре военного детектива я прочитал всего ничего. Конечно же, «Момент истины» Богомолова, а кроме него вспоминаются какие-то обрывки из советской военно-детективной литературы, призванной, развлекая, воспитывать. Потом подумал, а много ли их было, таких детективов? Не Турецких гамбитов, а детективов, помещенных во время Великой Отечественной, второй мировой? И не только во время, а в гущу военных событий? А если усложнить задачу и не считать детективом описание вылазок партизан и народных мстителей в тылу врага или, напротив, поимки шпионов в тылу нашем? Если это, к тому же, по сути, классический детектив с гениальным ограблением банка и вечной борьбой сыщика с вором. Думаю, не слишком ошибусь, сказав, что не так уж много. Буду очень благодарен, если мне кто-то назовет хотя бы один такой детектив. Я один уже могу назвать — «Терракотовые дни» Андрея Марченко.
Вполне понятно, почему написание такой книги было связано с трудностями ранее. Свежая война — тема особая. Всегда наличествует огромное количество табу, которые не дают автору реализовать классический детективный сюжет в чистом виде. Ну, подумайте сами, мог ли существовать в советской литературе, даже детективной и развлекательной, положительный герой — немец, носящий на рукаве нашивку СС? А профессиональный сыщик-коллаборационист? Как бы там ни было, а произведение о войне — это всегда пропаганда. О том, что есть хорошие парни — наши, и плохие парни — они. Победители — это всегда хорошие парни, побежденные — плохие. Бывают, правда, чудеса гуманизма в литературе, вроде, «Молодых львов», когда побежденные представляются не такими уж плохими парнями, а просто несчастливыми по воле судьбы, впрочем, победители при этом все равно неизменно остаются хорошими.
В некотором смысле книга Марченко ужасно неполиткорректна. При всем видимом гуманизме писателя. Совершеннейший парадокс, который, в то же время, делает ее очень правдоподобной. Гестаповцы расстреливают согнанных в барак евреев. Еврей Циберлович, чтобы спасти свою жизнь и жизнь своего сына Марика, хватается за соломинку и сообщает немецкому следователю Ланге (условно положительному герою!) о том, что готовится налет на банк. Ланге выслушивает показания и спокойно отправляет Циберловича назад в барак. Ждать расстрела. При допросе присутствует русский следователь Бойко (главный условно положительный герой), который сотрудничает с немцами. Бойко рассказывает Ланге о том, что Циберлович ранее проходил по делу о ложном доносе на врага народа. К тому же Циберлович самолично и навел на банк налетчиков, о которых только что сообщил. По всему выходит, что Циберлович — жулик и прохвост. С другой же стороны, Циберловича на другой день расстреливают, и покоится он в еврейской братской могиле. Что в этом случае следует по канонам гуманистической литературы? А следует то, что главный герой Бойко, чтобы остаться навеки положительным героем, должен тут же на месте уложить Ланге из парабеллума. Вместо этого Бойко продолжает сотрудничать с немцами, ходит с Ланге на футбол и в ресторан, ведет философские беседы о смысле жизни. Что, конечно же, правдиво: в самом деле, если бы каждый советский человек в ответ на убийство другого советского человека тут же убивал одного немца, то на свете очень скоро не осталось бы ни одного немца. Значит, не убивали, а сотрудничали. Правдиво, но аморально и противоречит национальной идее. Ведь так можно, чего доброго, додуматься до того, что коллаборационистов было больше, чем героев. О чем все догадываются, но писать об этом нельзя. Ой, погорячился, Марченко. Ему бы еще лет полста подождать, пока доска полностью очистится. А так читатели могут не понять и возмутиться.
Автор решает эту дилемму двумя способами. Война есть война, и от зверств никуда не убежишь, но автор пытается изображать картинку войны как бы отдельно от детективной канвы. Герои войны и герои детективной истории как бы не соприкасаются, хотя зачастую это одни и те же герои. Во-вторых, автор продвигает идею примирения. В том смысле, что война была давно, и пора бы уже воспринимать события исторически, воспринимая факты без эмоций. А если воспринимать факты без эмоций, то можно писать чистый детектив без пропаганды, политики и с героями, которые были ранее табуированными. Удается ли автору с помощью этих приемов смягчить реакцию читателя на ломку стереотипов — судить тому же читателю. На мой взгляд, не вполне удается. По той же причине крайней правдивости Марченко.
Помнится, в перестроечные годы, во время новой волны развенчания культа личности, приходилось часто слышать высказывание: «Какой бы ни был Сталин, а при нем мы в войне победили». Позже, во время активной дискредитации компартии это высказывание модифицировалось: «Какая бы ни была эта партия, а при ней мы в войне победили». Семьдесят лет употребления агиток давали о себе знать. Вот потому-то я и благодарен Марченко за правдивость. Его книга менее всего подтверждает то, что победа в войне — это заслуга некой партии. Он скорее опровергает этот тезис, насмехается над ним. Для этого достаточно посмотреть на героев Марченко, непосредственно участвующих в военных действиях: старшина, выносящий на своем горбу раненого майора с передовой. Несомненно, герой. Да только старшина несет майора, чтоб спину прикрыть, а еще оттого, что боится обвинений в трусости: бежал, мол, с поля боя, когда все полегли, и пули особиста. Тот самый раненый майор, закрывший грудью амбразуру и в одиночку подавивший огневую точку. Это не просто герой, а по всем статьям — Герой Советского Союза. А потом оказывается, что точку он подавил вовсе не в одиночку, а на пару со старшиной, да только старшина в этом не признался — других выгод искал, а самое главное — героический майор оказывается профессиональным вором Гусем с подложными документами! А другие? Летчик-ведущий, пожалевший сбить немецкий самолет с красным крестом, и всю дорогу на аэродром размышляющий о том, не сбить ли ведомого, чтобы не разболтал? А диверсант Вольских, заброшенный в подполье, и совершенно откровенно пытающийся там избавиться от старых опытных партийцев, которых считает хламом, только мешающим нормальной диверсионной работе? По Марченко получается, что именно они выиграли войну. Вот эти герои. Неблагонадежные.
Любимым рассказом моего деда о войне было то, как немцы, отступая, собрали всех дееспособных мужиков из нескольких сел и заперли их в сарае. Заперли с неизвестной целью, но затем будто бы забыли и ушли из села навсегда. Мужики выломали в сарае дверь, вышли к морю, уселись группами на лодки и поплыли по своим селам. Так вот та лодка, в которой плыли мужики из села моего деда, на беду попалась на глаза советскому летчику. Который и высадил в нее весь боекомплект. Самым смешным в рассказе было то, что мужики доставали из лодки дохлых бычков и махали ими в воздухе, пытаясь показать летчику, что они не немцы, а рыбаки. По легенде, пострадал только один старый дед, которому оторвало пулей палец. И таких историй о войне каждый знает тысячи, вот только в литературе они не слишком представлены. Не может же, в самом деле, советский летчик стрелять по советским же людям. Хоть и по ошибке. Еще одна правдивость книги Марченко. Она полна подобных историй. У него сбитый советский летчик направляет горящий самолет на колонну евреев, которых ведут на расстрел. По ошибке приняв их за немцев. Просто чудеса неполиткорректной правдивости. А еще у Марченко итальянские солдаты-диверсанты катают местных пацанов на катерах и даже дают пострелять из винтовок. По рассказам моего деда, румыны давали им пострелять из пулемета по чайкам. Поэтому я Марченко верю по мелочам. И опять же, никому из пацанов не пришло в голову застрелить итальянского диверсанта, чтобы стать пионером-героем. Наоборот, небось, радовались, катаясь на катере.
Написана книга на отличном русском языке, чему, читая, радуешься. Остросюжетны детектив, который хочется бросить на середине из-за корявости языка — это не об этой книге. Эту не бросите. Относительный минус, на мой взгляд — похожесть речи героев. Воры Колесник, Либин и Гусь, сыщики Ланге и Бойко, подпольщики, солдаты, жулики будто все в одной школе учились, а то и в университете, в одном городе-районе жили, одни книги читали. С другой стороны это несколько оправдано тем, что книга, по легенде, есть пересказ с чужих слов. То есть, по сути, это повествование от одного человека, от автора, который вкладывает в уста героев свои слова. Соответственно, требование к аутентичности речи персонажей несколько снижается. К тому же, большинство из них по сюжету действительно живут в одном городе и имеют сходное воспитание и образование. А воры в книге — вообще чуть ли не самые просвещенные личности, из привилегированных и маститых, а потому книга не изобилует примитивной псевдоворовской феней, что только плюс, ведь это классический детектив, а не экскурс в воровскую жизнь.
Очень радует точность в мелочах, фактах, общая правдоподобность картинки. Может быть, другие критики найдут какие-то неточности, натяжки. Люди, более осведомленные в военной истории. Для меня, дилетанта, все выглядит очень правдоподобно. Сам автор в пояснениях признается в некоторых натяжках, более технического свойства, но кажется мне, что без таких натяжек литература просто невозможна. Немного поразмышлял я на тему: стоило ли помещать события в вымышленный город Миронов, если явно узнается город-прототип? Хотя, может быть, это только я легко узнал город-прототип, будучи из него родом, как и автор. И, наверняка, у Марченко были свои причины для этого. Одна из них очевидна — таким образом, автор получил возможность наполнить город и книгу событиями, которые, фактически, происходили в других городах. Первым делом, конечно, приходит в голову футбольная тема — матчи местной команды с немецкими командами и диверсия с толченым стеклом в муке, какие события, как известно, происходили в Киеве. С этой точки зрения, автор, наверное, прав — книга становится ярче и объемней событиями.
Не буду писать собственно о детективной линии. Чтобы получить удовольствие от детектива, его нужно прочитать самому, а не слушать пересказ. Скажу лишь, что сам автор упомянул о том, что, при написании, имел в виду такие детективные блокбастеры, как «10 друзей Оушена» и «Ва-Банк». Мне, кроме этого, пришел в голову фильм «Леон» и всякие качественные детективы о групповом ограблении банка. Почему-то вспоминается Дональд Вестлейк, «Проклятый изумруд», видимо, потому, что его герой, организатор ограбления, носил смешную немецкую фамилию — Дортмундер.
Еще один большой плюс книги — это ее явная кинематографичность. Причем, многосерийная кинематографичность. Она просто просится на экран. Ниша военного детектива нынче скорее полупуста, чем полна наполовину. А потому кино обязательно будет. Лично я в этом ни капельки не сомневаюсь. Жаль только, что некоторые сломанные автором табу, кинематографисты снова вставят на место. Но и пусть им, все равно, хоть фильм про родной город посмотрю. Cобственно, а ссылочку-то и забыл. Вот щас вставляю — http://zhurnal.lib.ru/m/marchenko_a_m/day.shtml

Лембит Короедов

Чашка кофе и прогулка