РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Елена Блонди

Страницы 102 из 102« В начало...«9899100101102

Елена Блонди. Любвесекс и просто секс…

Ванилью потеет тело,
Как только меня касаешься…
(Дурь «Любвесекс»)
Написано о сексе немало. С самыми разными целями. И с теми целями, о которых упоминает Дженни, тоже. Это о крысе, что умерла от переизбытка удовольствия, нажимая педальку и забывая поесть.
Еще сексом приправляют многие литературные тексты, особенно крупные, чтобы держать читателя на крючке. Потому что люди любят читать о сексе.
Но я сейчас не о читателях. Я об авторах. Вернее, об одном авторе. Нескромно так — о себе.
Когда-то, будучи молодой и зеленой, но умея более-менее обращаться со словами, я прикидывала, а не стать ли эротической писательницею. Шутили на эту тему в компаниях, смеялись. Тогда только пошел вал любовных романов, и я потряслась, поняв, что такого добра — про высоко вздымающуюся грудь и блистающие глаза, не говоря уже о нефритовых стержнях и яхонтовых пещерах, я левой ногой могу наваять бесчисленное количество. Как, в принципе, и каждый грамотный человек, что умеет связывать слова в предложения.
Поняв это, я призадумалась — а оно мне надо? Вступать в стройные ряды ремесленников? И быстренько идею эту задвинула в дальний угол.
Время шло. Я жила. А вот какой хотите смысл в эти слова, такой и вкладывайте. И вдруг поняла, что читано много, очень много. Но по-настоящему, высоко, пронзительно и достойно, — о сексе написано мало, мало!
Потому что тема весьма скользка. Тончайшая грань отделяет словесные картинки для элементарного удовлетворения возбуждения (или — наращивания возбуждения) от действительно литературы.
И заметила, что найдены спасительные кусты, в которые прячется толкующий о правомочности литературы сексуальной направленности. Я говорю о сексе с любовью и без. Как часто мы встречаем эту градацию — вот, когда секс с любовью, да, тогда можно! А вот, когда без, простите-простите, где-то рядом та самая крыса, что нажимает педальку и удовлетворяется-удовлетворяется-удовлет-во-ря…
Я с этим не соглашусь. Не знаю, что другие люди подразумевают под словом любовь, но у меня сложилось четкое мнение, что далеко не каждому человеку дано испытать в земной жизни именно любовь. Большую, всепоглощающую, настоящую, истинную — Любовь. Потому что мы склонны — то путать Божий дар с яичницей, то уговаривать себя разумом, побивая сердечную привязанность в самом зародыше, то просто запрещать себе любить — по самым разным причинам. Вернее, запрещать не любить (попробуй запрети), а не давать любви развиться в гармоничные отношения, в которых есть секс.
Это грустно. Но это есть. Поспрашивайте бабушек и дедушек, что когда-то были молодыми и горячими. И услышите множество печальных историй о несостоявшихся любовях. О которых помнят люди потом — по пятьдесят лет с лишком. Вздыхая и сожалея. Но — брак, дети, карьера, собака, строительство дома, второй брак, срочная и нужная командировка за границу…. И так далее, далее…
И что же теперь, всем отказывать в сексе? Да ни за что!
Пусть он будет. И не в качестве физических упражнений для поддержания здоровья. А в качестве — отношений между людьми.
И не стоит его принижать. Ведь можно приготовить простую здоровую пищу или изысканнейшее блюдо для гурмана, — а можно и обожраться, извиняйте, и тем и другим — со всякими нехорошими и неприглядными последствиями.
Точно так же существуют отношения между людьми. Всякие. И сексуальные тоже. И даже если огромной любви нет, не будем путать постель с порицаемой похотью.
Секс между двумя людьми — поиски потерянного Рая. Когда двое — одно, не скрывая и не пряча ничего друг от друга. Так пусть ищут — кто, как умеет и может. Даже если ищут не там и не с теми.
Конечно, счастье тем, кто испытал любовь. И кто любил не издалека, а вдвоем, вместе, сливаясь и крича от радости исполненного совершенства.
Об этом тоже можно писать. И нужно. По-настоящему.
Я в некотором роде азартный человек. И хочу писать именно так. Достойно, пронзительно, настояще. А не для того, чтоб кто-то нажимал педальку и просто получал удовлетворение.
И написать так о просто сексе, а не о любвесексе (спасибо замечательной поэтессе, что подарила мне этот термин) — по моему мнению, еще сложнее.
Тем больше азарт и тем выше планка.
Будем дерзать. Может быть, что-то, да и получится!
Удачи нам всем и счастья. В любви и в сексе!
Елена Черкиа ака Блонди специально для Хайвея и литературного портала Книгозавр

Блонди. Сходить войной на тех, кто по-другому?…

Обстоятельства сложились так, что сразу у нескольких человек в течение последней недели были читаны претензии к новоязу. Некоторые из этих претензий относились конкретно ко мне.
Одна из них — в комментариях о мерзости термина «стихо».
Вторая — о мерзости развеселого словечка «чмоки».
Третья — об использовании в письме аббревиатуры ЗЫ вместо привычного PS.
Я уж не говорю о множестве других военных походов. На сленговые слова, на компьютерный жаргон, радение за общую чистоту языка и протча протча.
Конечно, зачастую люди очень перебарщивают с сетевым сленгом. Когда человек неплохой и явно умный изъясняется исключительно коряво, не написав ни одного слова в простоте привычной и грамотной, то читать его тяжело. Это, кстати, о многом говорит. Не наигрался, или стесняется высказывать нормальные вещи нормальным языком, или это часть имиджа сетевого персонажа.
Обычно, через какое-то время это проходит само.
Но остаются кое-какие наработки, которыми просто удобнее пользоваться, чем ранее принятыми нормами письма на бумаге. Потому что используем мы их в новых формах общения.
Пример:
Гуляем с соседкой. У нее беспрерывно пищит мобильник — поклонник шлет смски (можно я не буду каждый раз писать — текстовые сообщения с мобильного телефона на мобильный телефон?). Она довольно хихикает и каждый раз останавливается, чтобы ответить. Ответ у нее занимает много больше времени, чем вопрос пылкого юноши-поклонника. Оказывается, у дамы принципы — она набирает все знаки препинания — кавычки, запятые после обращений, прямую речь и так далее. Все, чему учили в школе на твердую четверку.
На школьную четверку, потому что, если бы она на пятерку тянула, то поняла бы, что в жизни просто необходима гибкость и беспрерывное подстраивание под разные варианты общения (не путать с общим вытьем волчьим, речь здесь не о том). И, если сообщение, например, на одну буковку вылезает за пределы первой смски, то вполне себе можно соединить дваслова в одно. Чтоб уместилось. И, если текст написан так, что и без кавычек и дефисов понятно, о чем речь, то можно смело опустить знаки препинания в данном конкретном случае.
Наша прогулка, столь редкое и долго ожидаемое удовольствие от совместных сплетен и болтовни (а я ее раз в год вижу, эту душевнейшую подружку), превратилась в три фразы, которыми мы обменялись в редких перерывах между долгими остановками ее для набора длиннющих текстов. Грамотных текстов! Хотя содержание их сводилось к одному вопросу — предадутся ли двое любовным утехам сегодня ночью или нет.
Пример второй:
Иногда прекрасный собеседник уж так пошутит, так расскажет что-нибудь, что птички за окном испуганно вспархивают от приступа громкого хохота.
И хочется донести до собеседника именно эту реакцию свою. Не расписывая подетально, что «ой, я так сейчас хохочу, что птички за окном и бла-бла».
Ведь хочется донести именно это состояние удара, мгновенного и сильного воздействия. Ставить смайлик? Или сразу несколько?
А знакомы ли вам люди, что до сих пор отрицают и порицают использование смайлов? Предпочитая рисковать и быть неправильно воспринятыми, когда собеседник на невинную шутку обижается, к примеру.
Да и нет, кажется, смайла, который четко характеризует состояние «пацтулом». А вот это слово — есть. И оно очень кратко, емко и четко характеризует именно состояние мгновенной и очень сильной веселости. Я сама пользуюсь им нечасто. Потому что косности и во мне хватает. :)))))
Еще некоторые мои друзья обозначают сейчасное веселье длинной буковкой г в конце предложения, гггггггггг…
И это тоже вполне приемлемо, чтобы не писать каждый раз слово «посмеиваясь….)
Примеров таких можно привести множество. Но в большинстве случаев можно сделать одно обобщение: человек порицающий, упрекающий и всемерно выпячивающий свой подход к чистоте речи — забывает о том, что мы имеем дело с разговорным языком, набираемым на клавиатуре (не люблю сочетание «топтать клаву», но замечание тому, кто пишет так — делать не буду — это выражение покороче моего) в силу неравномерного распространения технологий.
Вот, когда у всех будут стоять голосовые программы, тогда большинство авторов будут писать только литературные свои тексты. А говорить снова будут голосом, а не клавишами.
И давайте не будем забывать о том, что столь любимое и защищаемое многими латинское сокращение PS на самом деле — тоже сокращение для быстроты письма, да еще и с чужого, да еще и с мертвого языка ))).
И медики давно знают, что только разнообразие, беспрерывное разнообразие умственной деятельности на протяжении всей жизни и необходимость мозгов трудиться в полную силу и спасает нас от будущего старческого маразма. Все тренировки приносят пользу, когда они разнообразны. Умственные — тоже.

Так за4ем я буду ругать племяшку за то, 4то в смске она использовала цифру вместо двухбуквенного со4етания? Ведь я знаю, 4то денег на телефон4ик с русским шрифтом у нее не было пона4алу, а набрать одну цифирку вместо двух буковок — быстрее и дешевле!
Лу4ше я отве4у ей так же!!!

Повторюсь для любителей читать по диагонали. Все написанное относится в первую очередь не к литературе, а к вариантам языка общения.
Хотя я уже читала литературные тексты, написанные с использованием всех возможностей клавиатуры — буквы разных языков, смена шрифтов, сленг и протч.
И знаете? Талантливым текстам очень радовалась!!!
Но это уже совсем другая история )))))))

Блонди о ссылках Книгозавра. Строго на юг — Игорь Сид

Строго на юг…

По-вашему, чтобы попасть на юг, надо отправиться на юг? Иногда это совершенно необязательно.
Иногда нужно лишь выйти из подземелья московского метрополитена, проскочить под густым снегом или проливным дождем через рев автомобилей и лес рекламных щитов, через людей, торопящихся по своим вовеки веков неотложным делам и войти.
В Зверевский центр современного искусства. Или — в салон «классики и современники ХХ века» Алены Пахомовой. Или — в институт Африки РАН…
И если вы пришли вовремя, то вам гарантированы джунгли Мадагаскара, степной крымский зной и жара южных морей. Даже если об этом не будет сказано ни слова.
Главное, что там будет Игорь Сид — человек, приносящий тепло. Ведь тепло не обязательно сопровождается зримым южным солнцем далеких стран. Тепло может исходить от действий и намерений.

Когда я жила в южном городе у двух морей, я часто встречала Сида на улицах или в коридорах института ЮгНИРО. Он всегда торопился. И всегда улыбался. И всегда успевал, торопясь куда-то, улыбнуться и кивнуть.
Я работала в библиотеке института. Игорь был инженером-биологом в одной из лабораторий. Но лаборатория была тесна ему, как становится тесным выросшему мужчине школьный пиджак.
Многие хотят объять необъятное.
Некоторые мечтают об этом, лежа на диване.
Другие пробегают мимо, улыбаясь и приветливо кивая, но вдруг из газет и от друзей ты узнаешь, что, оказывается, в нашем городе проходит Боспорский форум современной культуры
А Игорь Сид — автор и куратор этого проекта, собравшего совершенно замечательных людей.
В.Аксенов, И.Жданов, Н.Звягинцев, Ф.Искандер, Т.Кибиров, М.Максимова, А.Парщиков, А.Поляков, Л.Рубинштейн, Е.Сабуров — всех не перечислишь.
Что он же, оказывается, был учредителем Общества итальянской диаспоры Крыма.
Невозможно перечислить все те проекты, организатором, вдохновителем и участником которых был Сид.
Чем хороша сетература — можно дать ссылку на коллекцию линков и читатели сами все увидят, прочитают и убедятся, что я нисколько не преувеличиваю.
После 1995 года мы какое-то время не виделись. Игорь уехал в Москву.
А в самом конце тысячелетия я тоже оказалась в столице. И, однажды, идя по старому Арбату, увидела в толпе знакомую высокую фигуру и глаза цвета моря, в котором отразилось небо.
Муж сказал вечером:
— Ты что! Как это неловко? Ну, даже если и ошиблась, ну, извинилась бы! Ты понимаешь, какая это редкостная случайность — встретить сотрудника и соотечественника в десятимиллионной Москве?
Тогда я этого не понимала. Поняла позже, когда усвоила, что население Москвы это, по меньшей мере, полсотни таких городов, как моя Керчь.
Но оказалось, что затеряться в мегаполисе может кто угодно, но только не Сид.
В один прекрасный вечер я ввела в поисковик Яндекса два слова «Игорь Сид».
Результат поиска: страниц — 1 399, сайтов — не менее 146
Каждый читающий эти строки может сделать то же самое.
Конечно, я нашла адрес, написала. И получила ответ.
С тех пор я периодически выкраиваю время, чтобы заглянуть туда, куда приглашает меня рассылка Сида и Крымского клуба (один проектов неутомимого и неугомонного писателя, поэта, журналиста и литературного деятеля). И ни разу мне не пришлось пожалеть о напрасно потраченном времени.
Мне повезло — я попала на вечера, где сам Сид читал свои стихи, эссе и статьи. Что, в общем-то, случается нечасто. И не потому что стихи и проза у него так себе. Сид — прекрасный поэт и эссеист. Но огромное количество собираемых им вокруг себя других прекрасных поэтов и писателей заставляет его забывать о себе.
На литературном вечер «Полюса» в клубе «ПирОги на Никольской», где читали свои стихи Сид и поэт Виктор Коваль, один из слушателей за моей спиной громогласно удивился с честной непосредственностью:
— Смотри-ка, а Сид, оказывается, чертовски хороший поэт!
Подтверждаю. Поэт.
Стихи из сборника «Полуостров»
На исходе прошедшей зимы я попала на творческий вечер Сида, который он сам назвал «сублимацией неотпразднованных именин»:
«24 февраля 2006 в московском салоне «Классики 21 века» состоялся юбилейный вечер литературного деятеля, журналиста, исполнительного директора Российско-Африканского делового совета Игоря Сида.
Поводом к мероприятию, собравшему артистический и отчасти научный бомонд, послужило совпадение одновременно многих юбилеев главного героя. Пятилетие работы редактируемого им интернет-портала африканских проектов Africana.ru; десятилетие руководимого им «Крымского клуба» (одного из ведущих, по мнению знатоков, литературных клубов Москвы); наконец — последнее было подано юбиляром исключительно как курьез — тридцатилетие собственной литературной деятельности. Именно в 1976 году Игорь Сид, ныне признанный в московских литературных кругах эссеист и поэт, а тогда ученик шестого класса советской школы, опубликовал свой первый фантастический рассказ в областной газете. Кроме того, ровно десять лет прошло с первого персонального вечера Сида в открывшихся тогда «Классиках 21 века».
(выдержка из новостей культуры ленты ИТАР-ТАСС)
И было приятно убедиться, что, несмотря на такое количество уже сделанного, какое позволило бы десятку нормальных граждан спокойно почивать на лаврах, Сид все так же неутомим и неугомонен, улыбчив и приветлив. А уж планов у него хватит не на десяток нормальных граждан, а на сотню минимум.
И хотя повседневных дел у меня, как и у всех нас, конечно же, меньше не становится, я рада, что, открыв сегодня почтовый ящик, я снова увидела рассылку Сида, который только что вернулся с дивного острова Мадагаскар.
А значит, скоро я отодвину дела в сторону, забуду о сырой и хмуроватой московской весне и, выйдя из подземелья метрополитена, пойду туда, где Сид расскажет, где был и что успел сделать, познакомит с новыми интересными людьми и, я на это очень надеюсь, почитает что-нибудь свое.
Пойду туда, где тепло. Строго — на юг
Страницы 102 из 102« В начало...«9899100101102

Чашка кофе и прогулка