РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

В предвкушении лета

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 500 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

Вечность и повседневность

1

Хафиз. Сто газелей

Великий Хафиз Ширази, поэт XIV века, прославился как мастер поэтической формы под названием «газель». Его творческое наследие на протяжении веков владело умами исследователей и рядовых читателей, оказывало исключительное влияние на классическую персидскую литературу. Хотя газели появились задолго до Хафиза, именно ему удалось довести до совершенства искусство их сложения. Газель состоит из двустиший (бейтов), каждое из которых представляет собой законченное высказывание; при этом, однако, стихотворениетоже остается целостным по смыслу и содержанию произведением.

В нашей же книге представлен новый перевод первых ста газелей Хафиза. В развернутом предисловии авторы перевода рассказывают о характерных особенностях творчества персидского классика и поэтических приемах, которыми он пользовался. «Мастерство Хафиза проявляется в удивительном чувстве баланса: с одной стороны, он использует весь технический арсенал, разработанный предшественниками, с другой – его метафоры и иносказания всегда свежи, не создают впечатления ученой надуманности и искусственности, не «тормозят» динамику стиха, но, скорее, «подталкивают» читателя», — отмечают литераторы.

Примечательно, что авторы нового перевода — В. Жаркова и И. Абраменко — в своей работе учитывали и филологический подстрочник, созданный в ходе многолетнего труда видных российских иранистов Н.И. Пригариной, Н.Ю. Чалисовой и М.А. Русанова.

 

fachion-india

Арти Д. Александер. Fashion India. Энциклопедия.

Это подробная и увлекательная красочная энциклопедия истории, культур, искусств и психологии Индостана, наглядно демонстрирующая влияние этой загадочной цивилизации на современность. В культуре Индии традиции занимают главное место. Они имеют более древние корни, чем религия, со временем трансформировались, но по-прежнему служили опорой многонациональному индийскому обществу и каждому человеку в отдельности.

Как жили древние индийцы, какие носили ткани и украшения, даже кулинарные пристрастия и свадебные хлопоты, в том или ином виде сохранено потомками и актуально по сей день. Искусство Древней Индии осталось не только в величественных сооружениях и в строках «Рамаяны», но и в элементах повседневности, порой могущих открыть больше, чем философская система или религиозный ритуал.

Эта книга представляет собой увлекательное исследование древней и современной Индии с помощью этнографических особенностей и различий множества племен и народов, а также практическое применение опыта древнейшей из цивилизаций в области красоты, моды и дизайна. В ней собраны рекомендации по уходу, реставрации, комбинированию и винтажной переделке различной индийской одежды, вплоть до использования отдельных частей в виде бытового декора: от занавесей до дамских сумочек. Не забыты и правила индийского макияжа и ухода за волосами – с целью создания чарующе естественной красоты, переданной через волнующие женские образы древних скульптур и фресок.

Атмосфера старинных легенд и история, присутствующая в книге, не загружена терминологией, она позволяет читателю постичь традиционное искусство путем духовного прикосновения к предметам и вещам, сохранившимся в том или ином виде до наших дней. Многие строки книги наполнены поэзией: «Когда руки касаются ткани сари, совершенно нетрудно представить себе — жаркое солнце, проворные пальцы ткача, под которыми тонкие нити ложатся как слова индийской песни. Волны, ласкающие берег — пенная кайма сари, ветер в кронах высоких пальм — его легкий развевающийся шлейф.

Яркие цветы долин и травы тенистых гор — нежные краски сари… А прозрачность чистых родников и священных рек — легкий шелк его, струящийся как вода, овевающий как ветер, и ласкающий как крылья бабочки… Сари рождено музыкой рассвета, блеском дальних звезд, неистовством Огня и покоем Извечного Океана…»

 

image

Лурье Лев. Поздние ленинградцы. От застоя до перестройки

Новая книга известного историка описывает Ленинград 1970-х — 1980-х годов, особенности его неформальной жизни. Основанное на десятках интервью свидетелей и участников, издание рассказывает: о рокерах (многие из них спустя десятилетие уже собирали на концертах многотысячные стадионы); вольнодумных поэтах и писателях (через те же десятилетие признанные новыми классиками); неутомимых каратистах полузапрещенных спортивных секций (познавшие славу и преследования); театральных деятелях (ставшие гордостью мировой театральной сцены); ранних гениях рыночной экономики (немногих доживших до своего триумфа). Как пишет в предисловии автор, лауреат Анциферовской премии за работы по истории Петербурга, книга «посвящена горожанам, подготовившим превращение Ленинграда в Петербург».

В книге описано, как происходило это превращение, итоги правления Леонида Брежнева (во главе СССР) и Григория Романова (первого секретаря Ленинградского обкома КПСС в 1970—1983 годах) в Ленинграде. Г. Романов организовал в городе массовое строительство жилья, но в области идеологии (следовательно – и культуры) сторонником «жёсткой линии» и те деятели культуры, которые «не приспосабливались» к провозглашенным партийным лозунгам, лишались возможности издавать книги, ставить спектакли, читать лекции, устраивать выставки, подвергались преследованиям. Поэтому многие из них покинули город, а некоторые – и страну.

Но, невзирая на это, подпольно печатался самиздат и привозился тамиздат; проходили многочисленные квартирники с Гребенщиковым и Науменко; устраивались полуподпольные художественные выставки и полулегальные соревнования по каратэ; проводились экскурсии, на которых рассказывали истории, чьи эпизоды были не включены в советские учебники.

Что же менялось перед перестройкой? «Шёл процесс феодализации — менеджмент постепенно фактически присваивал государственную собственность. Это касалось прежде всего, предприятий торговли, обслуживания и общепита, где распределяли «дефицит» и лился ежедневный поток наличных денег.

Но и бюджетные организации, не дававшие дохода, получали некую автономию: директор престижной школы мог взять или не взять ребёнка с «улицы». От него зависели результаты итоговых экзаменов. Важным преимуществом на рынке взаимных услуг пользовались и главные врачи, и полковые командиры, и ректора вузов, и директора театров. Конечно, бармен или мясник могли дать им фору, но всё же и они нуждались в услугах этих влиятельных людей». Менялись не только жизненные условия, но люди, их интересы и надежды.

 

image

И.В. Абраменко. Современный Иран. Песенная культура

В этой книге автор, как лингвист и историк, подробно анализирует десять наиболее известных и популярных иранских песен. На их примере Ирина Абраменко демонстрирует, как именно действуют и развиваются выразительные средства языка, как традиционные образы, заимствованные современниками из классической персидской поэзии, обретают новые значение и звучание в широком контексте знаковых событий новейшей истории.

Приведем показательный пример. 8 сентября 1978 года на площади Жале в Тегеране разыгралась трагедия, уничтожившая всякие надежды на мирное урегулирование противостояния между иранским народом и шахской властью. По итогам протестных демонстраций напуганный размахом народных выступлений шах объявил в стране военное положение. Несмотря на это 8 сентября на площади, название которой переводится как «Роса», собралась внушительная по численности толпа. Верные шаху войска открыли по ней огонь, многие демонстранты были убиты или ранены. «Инцидент на площади Жале 8 сентября 1978 г. получивший название ”Чёрная пятница“, во время которого около 3000 человек были убиты шахскими войсками и о котором говорили, как о ”море крови между шахом и народом“. Это кровопролитие считается поворотным событием иранской революции, положившим конец любой «надежде на компромисс» между протестным движением и монархическим режимом шаха Мохаммада Резы Пехлеви».

Впоследствии, уже после победы Исламской революции, власть переименовала площадь Жале в «Площадь Мучеников». Однако еще накануне Революции, спустя несколько месяцев после трагедии, поэт Сиаваш Касраи написал стихотворение «Роса стала кровью», а музыкант Хосейн Ализаде положил его на музыку.

 

image

Анастасия Гундер. Панда Бамбу и добрые дела

Что нам всем бывает необходимо в жизни? Чтобы кто-то помог, делом и словом, протянул руку, сказал нужную в это время фразу. В красочной детской книге рассказывается история маленькой панды Бамбу, которая всегда готова помочь близким, друзьям и знакомым, не жалея для этого ни своего времени, ни своих усилий. Поэтому все, кто знаком с Бамбу, скучают, когда милой и доброй неугомонной панде-непоседе нет рядом. Бамбу помогает всем, взрослым и детям. Так Бамбу распутывает соседскому мальчишке воздушного змея, помогает кротам и делает многое другое подавая тем самым пример другим.

По мнению автора книги, Анастасии Гундер, мамы троих детей (и член веселого тайного обществе детских писателей «Мыхухоль»), которой хорошо известно, как важно не только чем-то занять малыша, но и найти тему для общей беседы, эти увлекательные истории про Бамбу, — в первую очередь – напоминание о том, как здорово творить добрые дела просто так, а также о том, как важно быть благодарным и ценить заботу окружающих.

И поэтому благодаря панде-непоседе Бамбу остальные герои не только учатся делать добрые дела, но и даже получают от этого радость.

Иллюстрации для книги нарисовала известный художник Татьяна Никитина, ученица классика книжной иллюстрации Бориса Диодорова, чьи рисунки участвовали во многих отечественных и зарубежных выставках в Болонье, Тегеране, Франкфурте-на-Майне.

А вечером Бамбу играет с ворчливыми старичками в домино. Каждый раз пандочка проигрывает, потому что они никогда не поддаются. Но Бамбу не расстраивается: ей нравится смотреть, как старички, забыв про ворчание, радуются и смеются, словно дети.

«Пандочке надо было успеть еще перевести через пешеходный переход семью кротов: дедушку, бабушку, маму, папу и пять маленьких кротят. По выходным кроты любят ходить в театр.

Бамбу переводит кротов по светофору и бежит к близнецам Мики и Рики. Они, как всегда, решили поплавать в озере. Вот только не могут надуть спасательные круги. Хорошо, что пандочка им помогает.

А вот днем пандочка идет на обед к черепахе Моли. Вся ее родня уезжает на ярмарку, и Моли остается дома одна. Больше всего на свете она не любит шумные места и обедать в одиночестве. Вот поэтому Бамбу составляет черепахе компанию».

Юным читателям, прочитавшим книгу, автор предлагает научиться делать добрые дела по-настоящему. А для начала надо вместе с родителями составить тот список добрых дел, которые реально можно сделать, чтобы помочь другим.

 

image

Альберто Пеллай, Барбара Тамборини Подайте мне всё! Я король

Есть такое явление – «кризис трех лет». Именно в этом возрасте милые малыши вдруг превращаются в капризных монстриков, которые требуют немедленного исполнения любых своих желаний. А еще постоянного родительского внимания. Скандалы около магазинных полок с игрушками или сладостями, яростные вспышки гнева в ответ на любое, даже самое невинное и разумное ограничение. А если в семье появился младший ребенок, то и ревность к этому младенцу…Но это естественный этап развития и формирования человеческой психики. «Для ребёнка расти значит каждый день достигать маленьких целей. После первых лет жизни, когда каждая потребность малыша удовлетворялась ещё до того, как он успевал о ней подумать, наступает период (с 3 до лет), когда ребёнок учиться делать много вещей самостоятельно и испытывать удовольствие от этого».

В тексте рассказывается, как помочь ребёнку меньше капризничать, причём планомерно, разбив детское на этапы. В разделе «Рекомендации психологов» подчёркивается, что взрослые должны понять, что настало время, когда нужно ребенку объяснять, что рядом с ними живут другие люди, и исполнения его желаний не должно мешать окружающим.

«У меня получилось! Я могу!» — эта мысль, на которой будет основываться самооценка ребёнка. Основание того, что он что-то может, даёт маленькому человеку чувство силы. Однако не всё, чему вы хотите научить ребёнка, будет восприниматься им с радостью. Роль родителей заключается в том, чтобы объяснить, зачем это нужно, и сфокусировать внимание ребёнка на том, с чем он должен справиться».

Потворство детским капризам делает ребёнка непослушным и замкнутым только на своих желаниях и поэтому пришла пора справиться с капризами и слушаться родителей. Чтобы в будущем нормально взрослеть, дети должны сейчас осознать, что мир не вертится вокруг них одних. Даже у любимых мамы и папы могут быть, кроме родительства, другие интересы и занятия.

 

image

Хамид-Реза Келичхани. Иранская каллиграфия. Знакомство с традицией

Хамид-Реза Келичхани — современный каллиграф и, вместе с тем, выдающийся историк этого старинного искусства. В своей новой книге Келичхани увлекательно рассуждает о зарождении каллиграфии в письменности древнего Междуречья и появлении отдельных почерковых стилей. При этом каждый из персидских шрифтов был предназначен создателями для выполнения важных культурных функций — для частной переписки, переписывания библиотечных свитков, государственных документов или украшения архитектурных сооружений…

Золотым веком для иранской каллиграфии стала эпоха правления династии Каджаров. Пока в стране царило спокойствие, правители покровительствовали мастерам изящных искусств, — в том числе, и каллиграфам. Но в ХХ веке древнее письмо пережило серьезный кризис: на смену ему пришли книгопечатание и машинопись. Переписчики остались без работы — ведь и книги, и правительственные указы принялись выпускать из типографий, а не выводить вручную.

Именно тогда, считает Келичхани, и появилась воля к превращению каллиграфии в чистое изобразительное искусство. Рукописи, созданные мастерами письма, тиражировались как художественные альбомы с репродукциями. В конце ХХ века иранской каллиграфией заинтересовались те, для кого она служила одним из символов национальной самобытности, что и поспособствовало ее очередному возрождению. «Начиная примерно с 1991 г., в молодёжной среде появился неудержимый интерес к каллиграфам прошлого, особенно мастерам каджарской эпохи, работавшим в почерковом стиле наста‘лик, в частности к Мир-Хусейну и Гулам-Резе Исфахани». Так же, по словам автора, продолжала развиваться и художественная каллиграфия: верные этой традиции мастера по сей день создают рукописи с использованием приемов классической живописи.

 

image

Махназ Фаттахи. Фарангис

Главная героиня романа, девочка по имени Фарангис, родилась и выросла в маленьком селении недалеко от ирано-иракской границы. Ей, дочери бедных родителей, как и всем ее братьям и сестрам, сызмальства приходилось тяжело работать. Едва ли кто-либо мог представить, что однажды эта хрупкая девушка совершит подвиг на войне, а по мотивам ее биографии будет написан рецензируемый роман.

Уже в детстве Фарангис демонстрировала не только трудолюбие, но и решительный, вольнолюбивый нрав. Даже любящая мать иной раз причитала: дескать, дочь пришла в этот мир девочкой будто бы по ошибке, — ей бы мальчишкой быть! Впрочем, далеко не каждый мальчишка из их селения смог бы вовремя заметить волка, крадущегося к овечьему стаду и храбро броситься ему наперерез. «Фарангис, ты сама как волчица. Совсем ничего не боишься! Разве бывают такие дети, которые так бесстрашно с голыми руками бегут навстречу волку?», — восклицали свидетели ее первых подвигов.

Спустя несколько лет провинция Керманшах, где жила Фарангис, стала одним из первых регионов Ирана, куда вторглись иракские войска. Бомбы и снаряды посыпались на дома мирных жителей. Людям из селения Гурсефид пришлось бежать в ближайший горный лес, захватив с собой только самое необходимое. Решительная Фарангис возглавила беженцев, наладив в лесном лагере, насколько это было возможно, привычную для них жизнь. Перекрыв русло местной речки, жители соседнего селения даже смогли задержать иранские танки. А затем отважная Фарангис схватилась врукопашную с дозором противника…

 

image

Михаил Мельниченко. Советский анекдот: указатель сюжетов

Первая научная публикация советских анекдотов показывает их разнообразие. Советские анекдоты – это не только забавные байки про приключения вождей, министров и генералов, но и посвященные персонажам кино и мультфильмов, и, конечно, простых людей, мужчин, женщин, детей, любовниц и начальников, тещ и зятьев, дедушек и бабушек.

Анекдоты возникали (вопрос – как) обо всех видах советской деятельности: от деторождения и разводов, коммунальных склок и выращивания клубники на шести дачных сотках – до обязательных партсобраний и нуждающихся в уходе автомобилей «Москвич» и «Жигули».

За сеть неполных десятилетий изменялись темы, сюжеты, названия мест и предметов, но оставалось главное – это была полноценная сатирическая картина советской действительности, органично дополняющая советскую официальную прессу и телевидение.

«На заседании Политбюро обсуждается вопрос о немедленном завоевании «капиталистического мира». Берия предлагает: «У нас есть двенадцать атомных бомб. Надо запаковать их в чемоданы, разослать по главным столицам мира и одновременно взорвать. Во время суматохи занимать нашей армией страну за страной». Микоян протестует: «План товарища Берии неосуществим. У нас нет столько хороших чемоданов»». В тексте книги — 5852 статьи, каждая из которых посвящена одному анекдотическому сюжету.

 

image

Дмитрий Дмитриев. Поросёнок Нюка. Однажды летом

В красочном веселом издании (автор книги – автор многих книг для детей, сценарии к фильмам и передачам, таким как «Спокойной ночи, малыши!», «Шишкин лес», «Сказки и истории») рассказывается о том, как в Стране Придуманных Историй живет забавный поросёнок Нюка, который любит повсюду совать свой носик-пятачок и при этом еще все время приговаривать: «Ню-ка, ню-ка поглядим. Ню-ка, ню-ка поглядим». Поэтому так его все зовут. В том числе друзья непоседливого малыша – сенбернар Бернар и Гусь Гусич. А в названии книги есть слово лето? Да потому, что Нюка считает, что «лето – это как овсянка с изюмом, — никогда не надоест».

И вот однажды утром зазвонил будильник и разбудил Нюку, который больше всего на свете боялся проспать что-нибудь любопытное. А проснувшись, Нюка сразу бежал к окну, чтобы увидеть интересное. В этот раз под окном прогуливался Гусь Гусич. Он напомнил Нюке, что вместе с Бернаром приглашали его на завтрак, где Нюку ждут чай и овсянка с изюмом. Прощаясь, Гусь Гусич напомнил поросенку, что приходить в гости с пустыми руками неприлично. И сказав: «Ага-га-гага-га…», удалился.

А Нюка полез в шкаф, а затем – под кровать, и даже в буфет, чтобы отыскать подарок. Но, увы, ничего подходящего и приличного так и не нашел. Подарка не было. И тогда Нюке пришла в голову замечательная мысль, что он сам – как подарок. Для того, чтобы в этом убедиться, поросенок решил посмотреть в зеркало, но увы – отражение оказалось не только неумытым, но и неопрятно одетым.

Надо было принимать меры – Нюка умылся, надел белоснежную рубашку, красивый бант, штанишки и превратился в хорошенького поросенка, который собрался к друзьям в гости. По дороге он сочинил и стал напевать про себя песенку:

-Лучший подарок для друга –

Это, конечно же, Нюка…

Но вот впереди оказалась огромная лужа, из которой выскочил Лягушонок. «Здравствуйте и простите, — сказал он. – Знаете, а посредине глубина побольше будет. Здравствуйте и простите».

Потом Лягушонок снова нырнул в воду. А Нюка решил узнать, стала ли лужа за последние дни глубже, что привело к новым приключениям неугомонного поросенка.

image

Тим Вейнер. ЦРУ. Правдивая история

История ЦРУ полна как мифов и легенд, так и малоизвестных реальных фактов, достойных внимания миллионов читателей. Часть этих сведений представлена в книге. Ее автор, Автор книги, лауреат Пулитцеровской премии излагает более чем полувековую историю ЦРУ, опираясь на архивные документы и интервью сотрудников и те многочисленные публикации, которые были посвящены итогам их деяний, произошедших на Кубе, во Вьетнаме, Афганистане, Ираке и множестве других стран. Вскоре после своего создания ЦРУ и британская М 16 в Западной Европе вместе с национальными спецслужбами создали секретные подразделения. Итальянская сеть получила название «Гладио», которое и стало использоваться как собирательное для сетей и других стран. Эти подразделения должны были стать диверсионно-партизанскими отряда в случае входа советских вооруженных сил на территорию Западной Европы.

К началу 1950-х годов бюджеты и возможности британских секретных служб уступали финансированию ЦРУ. Это стало очевидным в ходе борьбы англичан с правительством Моссадыка. 7 марта 1951 года в Тегеране был убит премьер-министр Хадж Али Размара, неоднократно выступавший против расторжения концессии с нефтяной компанией Anglo-Iranian Oil Company. Через несколько часов состоялось заседание специальной нефтяной комиссии иранского парламента, единогласно проголосовавшей за проект закона о национализации  нефтяной промышленности страны. Спустя 12 дней этот законопроект были принят парламентом.

Стремясь сохранить контроль над своей нефтяной компанией, британские дипломаты, журналисты и сотрудники спецслужб пытались развернуть компании против Моссадыка, используя свои связи с директором иранского радио, главных редакторов тегеранских газет и поэтов, воспевавших шаха и на деньги шахской казны переведенных с фарси на английский и изданных в Лондоне. «Шеф британской разведки в Тегеране Кристофер Монтегю Вудхаус предупредил своих соотечественников, что своими действиями они рискуют накликать беду. И эта беда пришла в апреле 1951 года, когда меджлис проголосовал за национализацию производства нефти в Иране. Несколько дней спустя Мухаммед Моссадык стал премьер-министром Ирана. К концу июня британские военные корабли уже были недалеко от берегов страны. В июле американский посол

Генри Грейди сообщил, что британцы в порыве «чрезвычайного безумия» пытаются свергнуть Моссадыка… Британский шпион Монти Вудхаус вылетел в Вашингтон, чтобы встретиться там с Уолтером Беделлом Смитом и Фрэнком Виснером. 26 ноября 1952 года они вместе обсуждали вопрос о том, как «сбросить Моссадыка». Их заговор рождался на фоне смены президентов; по мере ослабления власти Трумэна план переворота обретал все более отчетливые черты. Как заметил Виснер, бывали времена, когда «ЦРУ проводит политику по умолчанию». Согласно заявленной внешней политике, Соединенные Штаты должны были поддержать Моссадыка. Однако ЦРУ готовилось свергнуть его без разрешения Белого дома».

Но новый хозяин Белого дома одобрил операцию по свержению. А вот американский посол в Иране Генри Фрэнсис Грэди (ранее – первый посол в Индии и Непале) пробыл в Тегеране менее двух лет. Сменивший его 29 сентября 1951 года новый посол США Лой В. Хендерсон (исполнял обязанности до 30 декабря 1954 года), активно сотрудничал с ЦРУ по организации государственного переворота в Иране, участвуя в неофициальной доставке в Тегеран крупных сумм в долларах, а также оружия и сотрудников ЦРУ.

В книге приведены многочисленные факты подрывной деятельности ЦРУ в Африке и Латинской Америке, среди которых – похищения и убийства неугодных политических лидеров и прогрессивных общественных деятелей. Описаны многочисленные провалы и скандалы с участием сотрудников ЦРУ. Завершают издание почти двести страниц подробных примечаний, в том числе комментирующих итоги деятельности мощного пропагандистского аппарата, действующего под руководством отдела специальных операций ЦРУ.

 

Чашка кофе и прогулка