РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Пойдем в театр! Елена Черкиа. Репетиция репетиции «отрицания отрицания»

Такая вот сложилась игра слов, после того, как я попала на репетицию нового спектакля Народного коллектива АРК » Новый любительский драматический театр».
«Жизнь не по Марксу… Отрицание отрицания» (режиссёры А. Гершзон и Ю. Орешко)

Вторая «репетиция» в заголовок новости добавлена мной — уж очень интересно звучит название спектакля «Жизнь не по Марксу… Отрицание отрицания», если знать, что поставлена пьеса по мотивам произведений Леонида Филатова и основным произведением стал его литературный сценарий «Сукины дети».

Ведь этот сценарий — о театре.

О людях театра, которые сталкиваются с людьми, совсем от театра далёкими, но – власть предержащими. И яркое, драматичное столкновение двух абсолютно, космически разных миров происходит как раз на территории театра, где: актёры, роли, пьесы, характеры, спектакли. И – репетиции…

Я смотрела фильм, который так и называется «Сукины дети», еще я читала сценарий Филатова. Так что, на репетицию попала немного подготовленной. Но всё равно это было неким сдвигом реальности, как раз потому что два театра, две репетиции, два спектакля переплетались – очень прихотливо и для меня неожиданно.

Есть сцена, на ней – актеры. Есть зрительный зал, в нём сидят зрители, и я сижу там. И вдруг, во время очередной сцены выясняется, что через несколько кресел от меня сидит вовсе не зрительница, маленькая хрупкая женщина, а – участница действа на сцене. И, включаясь в него, она вынуждает и меня ощутить себя не зрителем, а частью реальности, которая вот она – рождается прямо сейчас, из этих переплетений. Наверное, тут бы ввернуть вместо уже привычного термина «стереоэффект» более новое выражение – действие в 3D, но как по мне, разница невелика, главное: присутствуя на репетиции того, что по идее не сейчас происходит, а того, о чем рассказывают актеры, все равно начинаешь быть частью этого рассказа. И было мне невероятно увлекательно смотреть, слушать и одновременно догадываться, а играет ли этот персонаж, или он зритель, как я? И там, у кулис – это технический работник, или – технический работник, но уже того театра, который репетирует этот театр? И фразу эту можно перевернуть, как подзаголовок в названии спектакля, а смыслы останутся теми же…

На тот момент эта игра с игрой – игра воображения с игрой актеров – для меня была основным впечатлением, потому я и написала именно об этом. Тем более, что не хочется раскрывать хитросплетений сюжета, не хочется заранее что-то объяснять: к чему объяснения, если можно прийти и увидеть, и многое обдумать после – самостоятельно.

Тем более, спектакли этого театра никогда не разочаровывают.

Хочу остановиться только на одном коротеньком интересном факте. Пьеса Филатова называется «Сукины дети», потому что именно так именуют актеров в театральной среде. Они – не совсем люди, скорее не-люди, для них личины, роли, маски и театр зачастую важнее всего прочего – ну разве это по Марксу? Так они живут, да. А еще, много раньше, актеров полагали принадлежными не Богу, а сатане – по той причине, что лучший актер умел беззаветно перевоплотиться в самого последнего негодяя, поистине стать им, а после вернуться обратно. Что, конечно же, опять — против морали и никак не по Марксу.

Что же сделают эти как бы не-люди, если будут вынуждены защищать свой мир, мир театральный, вывернутый, полный, вроде бы, фальши, ненастоящего блеска, профессионального притворства? И будет ли это хорошо, будет ли – правильно?

Перед премьерой – никаких ответов, никаких подсказок. Только вопросы…

Чашка кофе и прогулка