РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Элтон Иван и КамераКунста. Акция 2018. Вопросы Марлене Куяльник

Марлена Куяльник — независимый литературный рецензент, имеет в своем послужном списке несколько связанных с литературой профессий: учитель, библиотекарь, редактор, корректор, журналист, книгопродавец, директор литературного клуба в небольшом южном городе, автор ряда статей в сетевых и бумажных изданиях, литературный негр, и, как смеется сама Марлена Владленовна, читатели, покопавшись в ее биографии, наверняка обнаружат еще столько же мест работы, связанных именно с литературой.

1. Недавно читал статью, где редактор толстого журнала говорил о смерти бумаги. Но это одна сторона медали – например, вчера ко мне зашел знакомый, а шел он из книжного магазина, и при нем было четыре жутко толстых тома. Он говорит – нет, книга навсегда. Но я подумал – но я сам читаю только электронные, это так удобно. Но как бы так спросить, как еще никто не спрашивал? Можно ли уже сейчас сказать, что бумажная книга – это как винил? Вот я сам люблю винил, и ценю его больше, чем всякие технологичные фишки. Книга на бумаге – это уже теперь винтаж?

Марлена
Мне кажется, аналогия с винилом не слишком точна. Винтаж – вещи, сделанные когда-то и приобретающие цену с годами, мы ценим в винтаже не столько реальную ценность вещи, а так сказать «наценку времени». Что касается книг, они займут, вернее, уже заняли, другую нишу. Если, конечно, не произойдет мировой катастрофы, которая отбросит человечество к клинописи и берестяным грамотам.
Вы должны учитывать пиетет человечества к напечатанному слову, который существует с начала изобретения книгопечати. И вы думаете, от него можно избавить менталитет за десяток лет электронных устройств с монитором?
Сейчас этот самый пиетет – основная причина удерживания бумажного книгоиздания на его нынешних позициях. Бумажные книги становятся «свадебным генеральством». Писатель считается писателем, если у него есть изданные книги, даже если их практически никто не откроет, а поставит на полку. Причем, так считает и писатель и читатель.
А значит, логично переместить книгу из разряда обыденного предмета развлечения-обучения-помощи в предметы роскоши. Бумага богаче, переплет изысканнее, иллюстрации интереснее. Цена – соответственно.
Таким я вижу в ближайшем будущем место бумажной книге. Она станет бытовым произведением искусства наподобие акварели в интерьере.
1. Да, и это тоже продолжение темы – включил я как-то канал «Культура», и там литераторы, вроде как при орденах, говорят – да, сейчас уже все написано, и нужды в романах нет. Да и ни в чем нужды нет. Я так подумал – правда, есть все, но лично мне чего-то не хватает. Я подумал, ну было бы еще + 10 романов, например, Достоевского, и уже было лучше. Но как по-твоему, миру что-то надо в литературном плане, или же можно ограничиться выпуском макулатуры и радоваться, что раньше были хорошие авторы?
Марлена
Я много читаю. Я потребитель слов, и ты сам можешь прикинуть, сколько романов может прочитать обычный потребитель слов, которому нравится читать, а не смотреть фильмы или телепрограммы. Писатель тратит на роман от года до двадцати, к примеру, лет. Я трачу на роман (извини, писатель) три-четыре дня неспешного постоянного чтения или десяток дней чтения с перерывами. В отдельных случаях могу все забросить и прочитать книгу за два дня, хотя не люблю этого. Получается, мне нужны три-четыре романа в месяц, ладно, пусть три, значит, четыре десятка романов в год. Даже если убрать отсюда категорию перечитываемых любимых книг, остается допустим, тридцать толстых романов. И я буду только рада, если они окажутся хороши, не люблю читать хлам.
Потому мне нравится, если появляются новые книги, и нравится, что существует литературное наследие цивилизации, из которого я тоже могу выбирать себе чтение. Надо ли миру что-то в литературном плане? Мне вот точно надо…
2. Если б тебе предложили должность библиотекаря на другой планете, ты бы согласилась?
Великолепный опыт! Иметь дело с абсолютно чуждым разумом и иметь возможность сравнить его с нашим. Проследить как влияет чужая анатомия, опыт цивилизации на литературное наследие. Да.
3. Посоветуй мне 10 книжек, чтобы я их прочел.
Марлена
Не хочешь этот вопрос выделить в отдельную публикацию? Он сам по себе важен и заслуживает внимания. И я хотела бы попросить тебя составить мне такой же список…
4. Вот я сам автор – как думаешь, что бы мне такого написать? Обычно мне нравится трепанировать мусорную реальность, но, может быть, это заклинившая пластинка? Спасибо
Марлена
Мусорная реальность утомительна тем, что она повторяется, как и всякий хлам, годный лишь на выброс, а не для бережного хранения или постоянного использования. Так что, да, в какой-то момент исследователь вынужден повторяться. Это общее. Что же касается конкретного автора Элтона Ивана, я помню, какое мощное впечатление произвел на меня твой роман «Адский поезд». Это нельзя назвать «ужастиком», я бы сказала, это психологический триллер, по моим ощущениям – работа в одном жанре с фильмом «Клетка», который я очень ценю. Визуализация мрачных глубин и потаенных страхов подсознания без ретуши, ярко, зримо и до мурашек реалистично. Этакое «босхословие». Я хотела бы почитать еще что-то твое в этом жанре, хотя заранее боюсь.
По моему мнению, есть темы, которые опасно воссоздавать по-настоящему хорошо. Ты умеешь по-настоящему, но не думаю, что я хотела бы видеть тебя автором нескольких (или множества) замешанных на подсознании и сновидениях психотриллеров наподобие «Поезда». Но еще один – почему бы и нет?
Что же касается не беллетристики, ты не хочешь заняться написанием пополняемой антологии, в которой будут собраны очень краткие и очень емкие отзывы на прочитанные книги? Буквально, одним абзацем или даже одним предложением… Это очень сложно, но мне кажется, тебе это по силам.

Марлена Куяльник
Элтон Иван

Чашка кофе и прогулка