РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алекс Громов, Ольга Шатохина. МЕЖДУ СЕЙЧАС И ЗАВТРА

…Они знают о книжках слишком много

 

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita и портала Terraart, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 150 тысяч экземпляров, обозреватель «Книжного обозрения», «Библио-Глобуса», журнала «Банки и деловой мир», лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва».

Ольга Шатохина – автор романов, ведущая рубрики в «Российской газете» — «Книжные новинки с Ольгой Шатохиной».

Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами. Являются лауреатами Евразийской премии и премии «Сорок сороков».

 

ВРЕМЕНА И ПОДРОБНОСТИ

 

Приметы Будущего: Антология. Сост. Алекс Громов

Приметы Будущего обл с корешком.jpg

Новый сборник рассказов и повестей, в которых с самых разных точек зрения рассматривается сама тема Будущего и множество сопутствующих аспектов. Будущее предстает здесь не только в виде Настоящего, каким оно уже является для героев многих произведений: инопланетяне среди нас, вместо романтики космических странствий – рутина надоевших командировок, рекламные акции с понижением предварительно повышенных цен и распродажи ненужного под девизом «это должен купить каждый!» в масштабе Вселенной…

А порой Будущее скрывается под маской Прошлого, так что футурологам надлежит срочно превратить в историков, а то и фольклористов. К примеру, в рассказе «Корпоративные джунгли» повествование ведется так: «Позднее, во времена, когда корпоративные нравы стали суровы и безжалостны и даже в родном офисе не все выживали, возникла необходимость и в других преданиях, которые вроде как возникли сами собой и пошли ходить по ушам… В слегка потаенных корпоративных былинах обрели  свое место особо выведенные офисные животные, которые съедают обед получившего выговор сотрудника, а перебежчика, решившего уйти к конкурентам, — съедают самого, демонстративно оставляя на его бывшем рабочем столе левый ботинок предателя с частью носка». А если представитель офисного планктона поймает свою удачу, как в рассказе «Почему я не доверяю золотым рыбкам», то совсем не факт, что она пойдет ему на пользу…

Уже, можно сказать, классические версии высокотехнологичного Будущего обыгрываются в рассказе «Не верь, не кликай, не селфись». Разве плохо, если социальная сеть охватывает всю Галактику? Прежде чем ответить, учтите, что правила такой сети требуют никого морально не ущемить. «То есть ваше невинное фото с букетом может равно оскорбить и представителя цивилизации разумных цветов, если таковая найдется и примкнет к Галактическому Сообществу, – как пример бессовестной эксплуатации его собратьев, – и гуманоида, которого воспитали так, что для него цветы всего лишь половые органы растений, а вот ваш выставленный на всеобщее обозрение букетик – уже жесткое и злостное порно».

Антология продолжает серию «Terraart», в которой уже вышел «Конспирациум». Книга содержит порядка 40 иллюстраций – авторские рисунки и стилизованные рекламные страницы. Среди авторов, включенных в нее произведений, — Арти Д. Александер, Корнелий Магнус, Алексей Васенов, Михаил Попов, Алекс Громов, Ольга Шатохина, Табаи Сейед Нассер, А. Санти, Ольга Дыдыкина, Татьяна Безуглая, Карина Сарсенова, Павел Иванов, Антон Житарев, Армен Алашкертци, Элен Каспер.

 

Александр Лапин. Русский крест

русский крест.jpg

В этом многотомном романе-эпопее известному писателю удалось охватить и запечатлеть панораму жизни целого поколения, одновременно сохранив ощущение, что личность каждого персонажа, пусть даже второстепенного, неповторима. А основные герои романа впервые появляются перед читателем восторженными, романтически настроенными старшеклассниками, знающими о войне и репрессиях только из рассказов старших родственников. В первой части романа – «Утерянный рай» — они приносят искреннюю клятву посвятить свою жизнь труду и служению на благо прогрессивного человечества. Но уже в следующих частях, «Непуганое поколение» и «Благие пожелания», взрослеющие юноши сталкиваются с неприглядными сторонами реальной жизни. Главный герой Александр Дубравин мечтал о военной карьере, но из-за случайного стечения обстоятельств попал на службу в стройбат. Но это его не сломало, и он решил после армии стать журналистом, чтобы нести людям правду, искореняя тем самым отрицательные черты окружающей действительности. Это тоже не самый легкий путь, но своим талантом Александр постепенно завоевывает признание коллег и читателей. Однако перемены, к которым так стремился он и многие его сверстники, оказываются настолько масштабными, что вскоре напоминают уже могучую стихию, полностью меняющую жизнь не только отдельных людей, но и всей огромной страны — казавшийся еще недавно несокрушимым Советский Союз распадается. Глобальные потрясения приносят невозвратные потери, но одновременно открывают и новые, доселе небывалые возможности. Три завершающие книги романа – «Вихри перемен», «Волчьи песни», «Время жить!» — рассказывают о том, как возмужавшие, ставшие взрослыми состоявшимися людьми, герои осознают новую реальность и свое место в ней, значение вечных ценностей и свою причастность к судьбе Отечества.

 

Марта Таро. Кинжал с мальтийским крестом

Кинжал с мальтийским крестом 3D.jpg

Новый роман известной писательницы посвящен судьбе молодой девушки из знатной русской семьи, чья благополучная жизнь в одночасье рухнула. Единственный брат героини был арестован за причастность к заговору декабристов и приговорен к каторжным работам, а мать и сестры остались не только без опоры и защитника, но и почти без средств к существованию. Но постепенно их жизнь как-то устроилась – старшая из сестер Вера, начав восстанавливать разоренное поместье, вышла замуж за владельца соседнего имения. Средняя, своенравная красавица Надин, тоже нашла свое счастье. Мать уехала в Сибирь вслед за осужденным сыном. Этому сопутствовали поистине детективные истории, составившие сюжет других романов Марты Таро – «Бомба для графини» и «Охота на Менелая». Младшая из сестер Любовь, которую близкие зовут Лив, осталась одна в фамильном особняке. Предполагалось, что о ней позаботится дальняя родственница, но та оказалась деспотичной и жадной. Молодой человек, покоривший сердце Лив, не оценил ее искренней влюбленности: «Я восхищаюсь вашей красотой, умом, прекрасным характером — но люблю вас как сестру. Поймите, супружество требует от мужчины других чувств. Тех, каких я не смогу вам дать…». В отчаянии она решает отправиться в паломничество на Святую Землю вместе с другой родственницей, но в пути девушку похищают и, как невольницу, продают средиземноморскому пирату. Впрочем, под добрым влиянием пленницы он открывает свое сердце и предстает перед ней несчастным, но благородным человеком. Однако тот, кто когда-то отверг ее первое чувство, теперь считает себя виновником всех бед Лив. Чтобы найти ее и искупить свою вину, он готов пройти полмира…

 

Мохаммад-Казем Мазинани. Последний из Саларов

Последний из Саларов.jpg

Новый роман известного иранского писателя посвящен многообразной панораме жизни нескольких поколений одной семьи. И это семейство, Салары, примечательно тем, что является близкими родственниками династии Каджаров, которые правили в Иране с конца XVIII до первой четверти ХХ века. А значит, судьба Саларов тесно переплетена с историей страны, ее прошлым, настоящим, да и будущим тоже. «Их предок, которого так и называли «Большой шазде», был одним из бесчисленных сыновей Шаха-бабы и, поселившись здесь, он каждую ночь с четверга на пятницу бодрствовал допоздна в хижине в глубине сада, в неверном свете фонаря; быть может, просто чтобы не забыли, что он еще жив…». Роман вышел на русском языке в серии «Иранский бестселлер», выпускаемой издательством «Садра». Старинная обширная усадьба, где появлялись на свет поколения Салар-ханов, предстает зримым воплощением исторической памяти: «Почетное место на стенах Салары отводили саблям и огнестрельному оружию: от «Маузеров» до дедовских ружей, заряжаемых со ствола». В повествовании ярко и эмоционально запечатлены личные переживания, например драматичная история сватовства одного из героев, которые соседствуют с событиями государственного значения. «Шазде, сын «Большого шазде», проводил свою жизнь, в основном, именно в этом здании. В молодости он был главой совместной «Ирано-русской пограничной комиссии», и многие страницы Ахалского договора были украшены его личной печатью». А теперь последний отпрыск некогда славного и влиятельного рода на склоне лет вспоминает и свою собственную жизнь, и то, что ему известно только по рассказам прадеда.

 

Российская империя 2.0. Сост. Дмитрий Володихин, Сергей Чекмаев

империя2_0.jpg

Сборник, недавно вышедший и ставший бестселлером, посвящен теме возрождения процветания Российской империи в грядущем. Среди участников — такие видные мэтры как Дмитрий Володихин, Эдуард Геворкян, Роман Злотников, Олег Дивов, Далия Трускиновская. Обновленная и могучая Российская держава — оплот традиционных ценностей и русской культуры, освоения подводных глубин и космоса.

Одно из самых интригующих мест в повести Дмитрия Володихина «Майорская дочка» – это встреча молодого выпускника-лейтенанта с не приручаемым (как написано в учебниках!) фелис сильверстрис победик. «Пятнистый желто-серый кот, тянувший на глаз под два пуда, упражнялся в обжорстве. Усатый. Длиннохвостый. Теперь у него появился соблазн перейти от содержимого лохани к содержимому меня.

Зверюга выпустил когти. Приглядывается ко мне, как в лавке мясника приглядываются к сочному окороку: не слишком ли жирен?

— Ну-ну-ну… Мальчик, краса-авец, эт-то свои. Барсик…»

В тексте детально описана вся галактическая обстановка, в том числе – планета Терра-6, на которой обитают военные, колонисты, фермеры, авантюристы, строители. В повести нашлось место и для рассказа о событиях на заставе № 26 на Земле Барятинского.

В рассказе Ольги Елисеевой «Экзамен» подробно описано, как профессор Елена Коренева экзаменует девочек-отличниц и мальчика-всезнайку, которому достался билет № 28. «После Смуты положение было аховое, люди умирали от голода прямо на улицах. Император предложил разделить казенные средства на всех, чтобы каждый получил свой «костыль» и хромал дальше, надеясь заработать еще на разживу».

Но сила империи – это вовсе необязательно именно сила ее оружия — может оказаться, как в рассказе Алекса Громова и Ольги Шатохиной «Родная твердь», что лучшим оборонительным рубежом служит всеобщее уважение: «На Земле осталась самая большая библиотека рукописных книг, которые не отсканированы. Тот, кто хочет что-то прочесть в них, должен прибыть лично. У землян неизменная память о прошлом». А гости, даже нелегальные, стремятся окунуться в здешнюю атмосферу доброты и стабильности.

 

Карина Сарсенова. Счастье вопреки

счастье вопреки.jpg

Сборник поэтически и драматических произведений известной писательницы и психолога посвящен важнейшим темам, которые испокон веков волнуют человечество. И любовь, конечно, занимает среди них первое место. Автор, золотой лауреат Евразийской премии, продолжая традиции классической поэзии, обращается к читателю, как к собеседнику, с которым можно откровенно делиться тревогами, радостями и надеждами. Вряд ли найдется что-то важнее глубокой задушевности, светлого отблеска единственно верной фразы и неподдельной искренности. Неповторимые образы появляются лишь благодаря открытому сердцу, любящей душе. «А если я – любимая твоя, \ А если ты – моё благословенье, \ То мы живём и чувствуем не зря…». Лирическая поэзия представлена в сборнике многими проникновенными строками. «На стыках неба и земли, / Там, на границах дня и ночи… / И мы с тобой туда же шли / Меж пар счастливых, среди прочих…».

В драматических произведениях любовь предстает в самых разных обличьях, сохраняя при этом свою светоносную сущность. Вот, в пьесе «Подпись» два брата, поддавшись взаимной зависти, возненавидели друг друга. Голос матери с трудом пробивается сквозь пелену тьмы: «По глупости, по неосторожности вы попали в лапы зла. И оно вело вас. Но ваши сердца противились ему. Ваша вражда – наносная. Она – как слой пыли на прекрасной картине. Сотри пыль – и краски засияют с прежней яркостью…». Ожесточившиеся души откликаются в последний момент: «Место под солнцем! Оно же было изначально, в момент нашего рождения, уготовано для нас двоих…». Но какова будет цена искупления? Если только любовь даст силы осознать и усвоить жизненный урок…

 

Дмитрий Щедровицкий. Свет, который в тебе

свет который в тебе.jpg

Известный ученый, специалист по библейским текстам и знаток древних языков, открывает новую книгу размышлениями о природе закона «зеркального воздаяния», о котором в Новом завете говорится неоднократно. «Более того, у апостола Иакова мы находим  уподобление зеркалу всего Закона Божьего в целом: «Кто слушает слово… тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале…» (Иак. 1, 23). В каком же смысле приводится здесь сравнение с зеркалом? Да вот в каком: все, что ты совершаешь по отношению к другим, ты причиняешь себе самому – духовно и физически». Далее автор обращается ко всестороннему анализу текста молитвы «Отче наш», раскрывая буквально в каждой ее фразе обширные смысловые пласты. Например, обращается внимание на то, что нигде в ней нет обращения от первого лица единственного числа – только от имени сообщества, братства – и не говорится о личных, частных нуждах отдельного человека. Это напоминает и о том, что в древней иудейской традиции молитва возносится от имени общины, и о глубоком духовном единении душ, которое бывает нарушено эгоистическими устремлениям, но к которому следует стремиться. «…Далее в Нагорной проповеди упоминается еще один духовный закон – мы назовем его «законом устремленности», или «собирания сокровищ». Куда устремлен дух человека? Где хранится то, что он приобретает? Где находятся сокровища, собранные каждым из нас?.. Но прежде, чем перейти к этой теме, Иисус предупреждает: нельзя выставлять свои внутренние духовные переживания на всеобщее обозрение. «…Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. (Матф. 6, 16) А за что же они награду получают? Неужели за притворство и лицемерие положена награда?!». Слава, удовлетворенное тщеславие, по мнению автора, как раз и могут называться такой наградой, но ценность ее весьма условна, а с духовной точки зрения подобное вообще приравнивается к пустоте.

 

Дмитрий Щедровицкий. Два пути

два пути.jpg

Это исследование посвящено теме духовного поиска и тому, почему символом пути к совершенству являются «тесные врата», которых и достичь нелегко, и пройти в них – сложная задача. Автор обращается не только к библейским текстам, но и приводит легенду об Александре Македонском, который однажды вышел со своей армией к неизвестной реке. Когда его солдаты наловили рыбы и приготовили ее, а потом побросали объедки в воду, то ко всеобщему изумлению эти кости снова покрылись плотью, рыбы ожили и уплыли. Александр пожелал узнать, откуда течет столь удивительная река, и. поднявшись вверх по течению, обнаружил сияющие ворота, над которыми прочитал надпись: «Врата правды». Царь решительно постучал в них. «И прозвучал вопрос из-за ворот: «Кто ты? Что ты соделал?» И ответил Александр: «Я великий царь, я завоевал полмира!» – «Нет, не для тебя эти врата!» – ответили ему… Тогда Александр попросил: «Дайте мне что-нибудь на память!» Протянулась рука из ворот и вручила ему… живой человеческий глаз! Вернувшись, Александр предложил мудрецам своим разгадать, что бы это значило. Мудрецы велели принести самые большие весы во всем государстве и поместили глаз на одну их чашу, а на другую стали класть золото – все больше и больше. Но глаз раз за разом перевешивал! Тогда сказали мудрецы: «Присыпьте этот глаз землей!» Присыпали – и сразу стал он легче перышка. «Понял? – спросили мудрецы. – Пока глаз жив, он столь алчен, что всех сокровищ земли ему мало. А стоит ему уйти под землю, – и уже ничего не нужно ему». Таково предание о райских вратах…». Стремление к высокому, указывает автор, всегда связано с образами трудного пути и преодоления опасностей, которые призваны символизировать сиюминутные искушения.

 

А. Громов. Схватка за Арктику. 1941-1945

схватка за арктику.jpg

Книга рассказывает о важнейших аспектах обороны Заполярья в годы Великой Отечественной войны. Речь идет о том, как готовилась к войне Германия, отправляя самолеты и суда-разведчики для составления новейших карт арктического побережья. «Спустя несколько часов на советской Арктикой появилось звено немецких самолетов, один из которых прошел над бухтой Озерко. Выполняя приказание командующего Северным флотом – в случае появления неизвестных самолетов — сбивать – отечественные зенитки открыли дружный огонь, но так и не смогли задеть чужие самолеты, летевшие на высоте свыше семи тысяч метров. Было очевидно, что немцы делали последние приготовления к нападению».

С обороной Арктики связана и непростая история отношений между странами – союзниками по антигитлеровской коалиции. Здесь, среди льдов и туманов, в опасной близости от берегов оккупированной Норвегии пролегал путь Арктических конвоев, доставлявших в Советский Союз из Англии оружие и боевую технику, боеприпасы, продовольствие, металл, каучук и многие другие важнейшие ресурсы, так необходимые нашей воюющей стране. В заполярных водах советские и британские летчики, моряки и подводники вместе обороняли морские караваны и совершали рейды против немецких баз, громя общего врага. «Штурман Жуков, воспитанный, естественно, в духе советской пропаганды, признавался, что был сильно удивлен, видя, что между белыми и черными американцами из экипажей конвоя не заметно никакого антагонизма. Белые и черные матросы мирно сидели за одним столом и дружески общались, бывало и так, что белые волокли на себе перебравшего черного собрата и даже заботливо зашнуровывали ему ботинки…». В книге подробно анализируется загадочная судьба крейсера «Эдинбург», который затонул в Баренцевом море, имея на борту пять с половиной тонн золота, предназначенного для оплаты поставок по ленд-лизу.

 

А.Г. Шкуро. Записки белого партизана

шкуро.jpg

Вышедшие в серии «Военные мемуары» воспоминания генерал-лейтенанта Шкуро описывают многие событий и схватки Первой мировой и Гражданской войн. Шкуро рассказывает о том, как в августе 1907 г. он начал службу в 1-ом Уманском полку, который считался лучшей и славнейшей частью Кубанского войска. После недолгого пребывания в полку Шкуро вызвался охотником в экспедицию составе конного корпуса генерала-майора Николая Николаевича  Баратова (в 1903 г. награжденного персидским Орден Льва и Солнца). «Должны были быть отправлены в Персию две сводных сотни для борьбы с разбойничьим племенем шахсеван, грабившим караваны и нередко нарушавшим нашу границу между Джульфю и Нахичеванью. Мы вели с шахсеванами мелкую войну, с постоянными стычками, набегами, преследованиями контрабандистов; нужно было быть постоянно начеку, опасаясь засад и всякого рода вероломства. Потери наши, правда, не были особенно велики, но жизнь была больше чем беспокойной».

Затем Шкуро был переведен в 1-й Екатеринодарский конный кошевого атамана Захара Чепеги полк, расквартированный в Екатеринодаре. Через девять лет, летом 1917 г., Шкуро,  снова оказался в Персии. Вызванный к генералу Баратову, занимавшему пост командующего Кавказским кавалерийским корпусом в Персии, имевшим задачей противодействие прогерманским силам в Персии. Шкуро узнал о том, «необходимо было во что бы то ни стало продержаться на фронте хотя бы несколько месяцев, чтобы дать возможность эвакуировать находившееся в Персии громадное русское имущество, а также чтобы успело подойти подкрепление к дравшемуся в Месопотамии английскому экспедиционному отряду». Это было связано с тем, что в русской армии, из-за развернутой большевиками и анархистами пропаганды, участились случаи неисполнения боевых приказов и «турки приободрились и почти повсюду, как на нашем фронте, так и в Месопотамии, перешли в наступление». Для того, чтобы вернуться в Россию, Шкуро пришлось распустить слухи, что он уехал в к англичанам в Багдад. На самом деле, выкрасив волосы и переодевшись простым солдатом, Шкуро прибыл в Энзели и там сел на пароход, вернувший его на Родину.

Описывая свое участие в Гражданской войне, Шкуро подчеркивает, что он предлагал вместе с корпусом Мамонтова устроить совместный рейд для освобождения Москвы от кремлевских самодержцев. Но командование Белой армии заявило, что если Шкуро на это решится, то его объявят государственным изменником и предадут полевому суду даже в случае освобождения столицы от красных.

 

Олег Жданов. Путеводитель по улицам Москвы. Замоскворечье

по улицам москвы.jpg

Как в любом достаточно большом и старом городе, а тем более столице с многовековой историей, в Москве обильно напластованы не только археологические, но и смысловые слои. Замоскворечье выбрано автором, прежде всего, потому, что здесь максимально сохранилась атмосфера того, что более всего соответствует нашему представлению о старой Москве. Действительно, несмотря на бурный минувший век и склонное к точечной застройке начало нынешнего, на улицах Замоскворечья время если и не остановилось, то хотя бы немного умерило свой бег. Впрочем, речь идет и об истории города в целом, причем, автор отмечает, что Москва с большой вероятностью заметно старше, чем первое документальное упоминание о ней: «Князь Юрий Долгорукий в 1147 призывает «на Москву» своего союзника князя Святослава Ольговича. Если мы считаем эту дату основанием города, то куда призывал Юрий Владимирович Долгорукий? Ведь и сам был он не один, а с внушительной дружиной и обозом, да и гостя приглашал со свитой немалой. Где они разместились на несколько дней в том далеком 1147 году, если учесть, что в те годы Москва была лесистыми холмами? Стало быть, город уже был, процветал и мог принять и прокормить несколько сот ратников княжеских дружин…». Да и версия о балтском или финно-угорском происхождении слова «Москва» позволяет предположить, что к моменту, когда князь Юрий звал союзника в гости, «имя у города уже было». Рассматривается в издании и происхождение других топонимов, а также городские легенды и поверья, связанные с теми или иными домами, площадями, улицами.

 

Эдвард Аллворт. Россия: прорыв на Восток

прорыв на восток.jpg

В издании, рассказывается о том, как постепенно увеличивалась на протяжении веков роль российской державы в Средней Азии, и анализируется, до какой степени и насколько прочно изменило жизнь народов этого региона иноземное присутствие и влияние. В первой части – «Борьба двух цивилизаций» — описано население, языки и процессы миграции до начала непрерывного завоевания Российской империей с середины XIX века. В книге отображены как военные победы и преобразования, осуществленные чиновниками империи, так и события Гражданской войны, и реформы, проведенные в советское время, в том числе – в 30-4о-е  годы прошлого века.

Одна из глав красноречиво называется – «Оды Сталину». К началу 30-х годов те национальные среднеазиатские писатели, в чьих произведениях не было восхваления советской власти, и уже получившие позорные ярлыки «двурушник» (по-казахски «опасиз» и по-узбекски «икиюзламачи»), позже были «переоформлены» на более зловещую, для многих ставших роковой формулировку – «враги народа» (по-казахски «халк дусмени» и по-киргизски «халк душмани»). Одновременно с этим в советских национальных литературах стал развиваться и культ Сталина. «Индивидуального выражения вассальной верности, такого как это, для коммунистического руководства было недостаточно. Поэтому организованное им «коллективное» стихотворство в виде посланий Сталину получило распространение по всей Средней Азии… Писатели активизировали усилия по насыщению уже психопатического аппетита Сталина к низкопоклонству со стороны подвластных ему наций, посвящая целые собрания наспех состряпанных стихов прославлению его самого и России. Среднеазиатским народным артистам и писателям, таким как Джамбул Джабаев (1846—1945), Оримбай, Гафур Гулам (1903—1966) и многим другим, никакие гиперболы не казались чрезмерными, чтобы выразить «восхищение» советским диктатором. В казахской поэме «Сталин», типичной для такой поэзии, Омирзак-акын воспевает его способность магическим образом заставить старое «время скорби» улетучиться: Это время времен, наилучшее время! / Я не нашел во время скорби, / Не нашел пути к равенству. / В эти дни Сталин / Сделал так, чтобы луна поднималась справа от меня,/ Сделал так, чтобы солнце поднималось слева от меня. / Сталин мой бриллиант, мое солнце». Один из самых первых примеров «послания» вождю народов в Киргизии датируется 1935 годом и озаглавлен как «Письмо рабочих и работниц Среднеазиатского текстильного комбината имени Сталина товарищу Сталину». Спустя два с небольшим десятилетия подобные «послания» уже адресовались советской родине и партии.

 

 

Чашка кофе и прогулка