РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Елена Колчак. Человек, рисующий разноцветные детективы

Закрываю последнюю (из доступных на русском) книжку Фред Варгас. Печалюсь. И радуюсь — в запасе появился еще один неодноразовый автор. Буду перечитывать. И сразу начинаю думать — почему именно она?

Фред Варгас
Поначалу здесь планировался пассаж про разницу между английским и не слишком мной любимым французским (Варгас — француженка) детективом. Затем мысль неотвратимо перепрыгнула на детективное «вчера» и «сегодня». Скупой минимализм, в котором столь блистательна была великая леди Агата, нынче разработан, отработан и переработан настолько, приемы и сюжетные повороты изучены и расклассифицированы так, что на одной лишь детективной интриге современный автор далеко не уедет. Поэтому сегодня детектив — это не только логическая загадка (примат, которой, впрочем, неотменим, она — фундамент, без которого детектива вообще нет), но и «еще что-то». Внутреннее пространство детективного романа углубляется, расширяется… и нередко, увы, расползается. Вплоть до того, что детектив в этом расширенном пространстве остается лишь связующим сюжетным клеем. И какая, в таком случае, разница между детективом и историческим (или любовным, или семейно-бытописательским) романом? Кстати, это «расползание» очень заметно у Филлис Дороти Джеймс, регулярно и не слишком заслуженно именуемой «современной Агатой Кристи». ФДД — прекрасный автор, кто бы спорил. И детективная основа у нее всегда крепкая. Но пейзажные, бытописательные и прочие вишенки лично у меня пробуждают желание пролистнуть (ау, где же сам торт?). Не то чтобы их настолько много, но (сугубое ИМХО!) скучновато как-то.
Наверное, дело не в том, что автор добавляет к детективному каркасу, а — как он это делает.

Фред Варгас мне читать не скучно от слова совсем. Хотя, весьма вероятно, не подойдет она многим и многим. Очень уж своеобразная. Как сказал кто-то про ее персонажей, «они могут заинтересовать разве что психиатра». Даже возражать не стану. Ибо каждый (каждый!) человек — интереснейший объект «для психиатра». Если приглядеться. Но часто ли мы вглядываемся? Не то что в соседа — в себя, любимых. А Варгас вглядывается, поэтому ее персонажи кажутся «слишком живыми» и действительно производят впечатление «не таких». Хотя по сути каждый из нас «не такой», о чем нам автор ненавязчиво и напоминает:
«Это был очень хороший, полный каталог, с разделами, посвященными компрессорам, сварке, строительным лесам, подъемникам и еще массе интереснейших вещей. Камилла читала все подряд, включая подробные описания машин и механизмов, которыми обычно изобилуют подобные каталоги. Это чтение доставляло ей живейшее удовольствие, — приятно понимать, что представляет собой тот или иной предмет, для чего он служит и как работает, — но, кроме того, еще и положительно действовало на эмоциональное состояние. Само собой возникало ощущение, что можно решить все мировые проблемы, если обзавестись «комбинированным токарно-фрезерным станком» или «универсальным торцевым ключом». Каталог вселял в нее надежду, что с помощью силы, помноженной на ловкость, можно справиться со всеми невзгодами бытия».
Вообще серия про комиссара Адамберга (Камилла, читающая для развлечения-успокоения инструментальный каталог и зарабатывающая вдобавок сочинением музыки, — вечная любовь комиссара) при сквозном чтении производит впечатление, как бы это поточнее, расширенной комиссарской биографии, что ли. Детективу это, впрочем, нисколько не вредит. То, что поначалу кажется мистикой и бредом (таки да, этого изрядно), в итоге оказывается абсолютно рациональным. Правда, в отличие от бесстрастных (в массе) англичан, Варгас не пренебрегает мотивом мести. Но, в конце концов, почему бы и нет. Как говорит криминология, мотивов-то всего четыре: выгодоприобретательство (деньги или любовь), страх (преступление ради сокрытия чего-либо), ненависть (то, что в протоколах именуется «из личной неприязни») и — месть, да. Мне, правда, до сих пор непонятно, что происходит в голове человека, нацеленного на отомстить (зачем-зачем, о боже мой?!), все кажется, что это неправда, но — мстят ведь, так что вполне себе мотив.
Серия (три романа) «Три евангелиста» (три молодых историка и два бывших полицейских) мне показалась побледнее адамберговской, но и она хороша.
В общем, рекомендую.
Ах да, что за «человек, рисующий». Первый роман про комиссара называется «Человек, рисующий синие круги». Сам Адамберг постоянно рисует. Ну и вообще, тексты (по личному ощущению) воспринимаются как цветные. Живые очень:))

 

Чашка кофе и прогулка