РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

ЛитМузей. Strongsidr. Нисикиэ-симбун — газета-гравюра

Нисикиэ-симбун — довольно интересное явление в истории укиё-э. Это газета-гравюра, по большому счету — газета для малограмотных.
Первые японские газеты, адресованные всему грамотному населению, появились в начале периода Мэйдзи. Историю японских газет принято отсчитывать от момента выхода в свет первой ежедневной газеты «Токё нити-нити симбун» («Токийская ежедневная газета»)
Надо сказать, что положение мастеров укиё-э в это время было далеко не блестящим. Традиционная гравюра утрачивала популярность, количество заказов сокращалось. А в газетном деле для оставшихся не у дел мастеров гравюры открывались новые перспективы.
Первым, кто обратил на это внимание, был издатель Гусокуя Кахэй II. Он был и издателем и художников и имел тесные связи с театральными кругами. Своей идеей он поделился с Есиику, который был одним из ведущих мастеров гравюры периода Мэйдзи. В результате появляется новая форма гравюры укиё-э — нисикиэ-симбун.


Это «-нулевой выпуск»  «Токё нини-нити симбун »

Основные источники, которыми  я пользовался — «Социологический феномен японской гравюры» М.В Успенского и сайт www.nishikie.com
В описаниях листов — там, где я не нашел перевода, я сделал свой — скорее вольный перезказ.
Листы я отбирал, исходя из своего эстетического чувства, избегая «патологических» мотивов.

Госокуя был человеком старой закалки, воспитанным в духе опаски перед властями и лояльности, хотя бы и показной. Поэтому намерения издателя первых нисикиэ-симбун были вполне благонамеренны, по крайней мере издатель хотел, чтобы так считали.
В текст «нулевого выпуска» газеты-гравюры, «Токё нини-нити симбун онисики» написано:
..в деле распространения знаний и поощрения просвещения нет ничего, что бы могло сравнится с газетой. Чтобы издание из приносило пользу, не следует болтать попусту. Газета является помощью в наставлении детей и женщин па путь «поощрения добродетели и наказания порока».
Важно отметить, что в данном случае подчеркивается благонамеренность идеи издания, смысл которого как будто бы сводился к «поощрению добродетели и наказанию пороков». О наказании злодеев и восхвалении праведников должны были повествовать выпуски «нисикиэ-симбун», поучая, воспитывая и наставляя читателя. Дидактический характер «Нити-нити симбун, таким образом, был заложен изначально.
Итак, нисикиэ-симбун начали выходить в первые годы Мэйдзи: в 10-м месяце 1874 года издатель Госукуя Кахэй выпустил первый номер «Токё нити-нити симбун» с рисунками Отиаи Ёсиику (1833-1904), а с 4-го месяца следующего года — «Юбин хоти симбун» (издатель Эбисуя Сёсити), рисунки для которого выполнял Тайсо Ёситоси(1839 — 1892)».

Популярности нисикиэ-симбун способствовал относительно низкий уровень грамотности простонародья, а с другой — сложный язык статей серьезных газет. Это и было учтено при издании ксилографической газеты. Её тексты представляли собой переложение заметок из настоящих газет на язык, близкий к разговорному и дополнялись изображениями. Популярность новой формы гравюры была столь велика, что на время она как бы вытеснила с рынка традиционные жанру укиё-э.

Однако век ксилографических газет был недолог. Они издавались в течение пяти-шести лет и в 14-м году Мэйдзи (1881) их выпуск прекратился полностью. Основными причинами этого были, во-первых, успехи всеобщего обязательного начального образования, введенного ещё в 1870 году, и, во-вторых, как следствие этого, широкое распространение в столице и в провинции настоящих газет, в том числе и иллюстрированных(эири-симбун), с которыми сотрудничали мастера, работавшие и в ксилографической газете.


Как видно из приведенного выше издательского объявления о начале выпуска нисикиэ-симбун, задачи издания объявлялись в высшей степени благонамеренными. адресованные и доступные максимально широкой аудитории, эти выпуски должны были воспитывать, наставлять в добронравии, используя при этом как арсенал традиционных образов (например, сыновней почтительности, так и примеры из жизни современников.
Среди текстов нисикиэ-симбун действительно есть примеры сугубо назидательного характера. Так в №445 «Юбин хоти симбун» изображение, выполненное Ёситоси, сопровождается следующим текстом:
«Зло могуче, но могуче и добро: яд, изменившись, становится лекарством. … Немало преступников использовались на общественных работах, и среди них — человек по имени Мики Тоёкити, совершивший тяжкое преступление. С прошлого года он, всеми забытый, жил на этом острове. Однако благодаря милостям обновленного правления обучение грамоте было распространено даже на преступников. Мити Тоёкити в свободное от арестантских работ время ревностно учился, в поведении был почтителен и потому, в конце концов, заслужил поощрение: он был сделан помощником правителя, ведающего работами заключенных.»

«Говорят, что не ничего лучше принципа №сяо — принципа сыновней почтительности, учащего народ любви к родителям. Поэтому и ложились на лёд, пытаясь поймать карпа, и ростки бамбука добывали из-под снега.
Твердо придерживаясь древнего учения, этот юноша ухаживал за своей престарелой матушкой, болевшей долгое время: кормил и поил её, умывал, пользовал лекарством, выносил за ней горшок и при том никого не просил о помощи. Сверх того, в погожие дни, посадив ее себе на спину, он выносил мать на прогулку. Он говаривал:»Видеть как радуется матушка — для меня первое удовольствие». И так многие годы миновали, словно один день.
Стояла еще совсем ранняя осень, когда его мать стала настойчиво просить, чтобы ей дали пососать льда, и он спустившись на дно глубокой лощины, далеко от дома, в горах Наганума-яма, с трудом добыл немного льда и преподнёс его маменьке. Если кто-то и может быть назван поистине почтительным сыном, так это он!»


Один крестьянин потерял жену, с которой прожил душа в душу много лет, и сильно скорбел по ней. И вот, однажды ночью, он услышал тихий звук колокола. Приподняв голову от подушки, он увидел призрачный лик своей покойной жены. Она попросила его отдать ей украшения для волос и аксессуары для кимоно, принадлежащие ей при жизни. Он положил эти вещи на подушку и уснул, а проснувшись утром обнаружил, что они исчезли. Несчастный вдовец был вне себя от радости и поспешил разделить эту радость со своими близкими друзьями. Но друзьям его рассказ показался подозрительным. На следующую ночь они спрятались в спальне крестьянина и стали ждать. Призрак не замедлил себя ждать. На этот раз он попросил денег.(Действительно, в чем больше всего нуждаются покойные?)
Но когда друзья вдовца выскочили из своего укрытия и схватили его, призрак оказался вполне живым человеком, а именно женой соседа доверчивого крестьянина.
На гравюре изображен как раз момент поимки лжепризрака.

№425 «Юбин хоти симбун» — «Хотя ни одежда… ни атласный пояс, ни прическа не привлекали к себе особого внимания, но глаза струили волны прохлады, а кожа была белоснежна… По кварталу Хасимото-тё шла девушка редкой красоты. Вдруг из какой-то винной лавки появился пьяный в дым детина, которого болтало из стороны в сторону. Неожиданно натолкнувшись на нее, пьяница, не соображая, что пере ним красавица, заорал: «Ах ты мерзавец! Что ты делаешь?» и, схватив ее за отвороты кимоно, замахнулся. Усмехнувшись на это, девушка захватила его руку, вывернула ее, а затем слегка придушила. Далее, чтобы разом покончить с этим делом, она с треском пнула его ногой так, что парень этот полетел кувырком и долго не мог подняться. А вышло так потому, что девушка эта была, изволите ли видеть, Миямото Ханако, стяжавшая славу во многих поединках по фехтованию.»

«Завещание матроса»
Судно, на котором плавал этот матрос, попало в шторм, мачты были сломаны.
В то время, как разбитый, неуправляемый корабль дрейфовал на юг, Masakich(имя матроса) написал завещание — он оставил своей матери и жене по 150 иен. Он положил завещание в ящик и написал на нем адрес и имена получателей. Матрос утонул, а ящик, спустя четыре года приплыл в Сан-Франциско, откуда был доставлен в Японию — родственникам погибшего матроса.

Еще из серии — «Героические японские женщины». )) Коня на скаку остановит..
Десятилетняя девочка усмирила свою лошадь, накинув ей на голову что-то из своей
верхней одежды.


№ 111 «Токё нити-нити симбун» — Два бойца сумо тушат пожар.

http://strongsidr.livejournal.com/134616.html


 

Чашка кофе и прогулка