РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

В-Глаз от Алекса Павленко. Четыре жизни Патти Херст

Логотип

Логотип Симбионистской армии освобождения

постер армии

Последние симбионисты этого мира были отловлены накануне нового 2003 года.
Боже! – подумал я, услышав эту новость по телевидению, — какая древняя история! Ещё моя бабушка рассказывала мне перед сном сказку о этих ребятах, из идеологических соображений грабивших банки и убивавших случайных свидетелей…

Для меня компания вооружённых пулемётами идеалистов из Симбионистской Освободительной Армии находилась в одном ряду с вором-джентльменом Арсеном Люпеном, анархистами из «банды Бонно», Иосифом Виссарионовичем «Кобой» и прочими покрытыми архивной пылью благородными бандитами. Я думал, что со всеми этими делами давно покончено, а оно вон как – только недавно удалось поставить точку в идиотской эпопее романтиков-террористов. Хотя сама по себе история ошалевших леваков с автоматами вряд ли привлекла бы внимание мировой общественности – ну, ещё одна компания агрессивных психов, начитавшихся «Катехизиса революционера» Нечаева, мало ли их было, взбесившихся буржуйчиков из приличных семей… – главное, за что до сих пор поминают симбионистов, это эпизод с Патти Херст, одно из самых загадочных и неприятных происшествий прошлого столетия.

Она была девушкой из, что называется, хорошего дома – внучка мультимиллионера Уильяма Рэндолфа Херста, получившего билет в бессмертие благодаря гениальному фильму Орсона Уэллса «Гражданин Кейн», главный герой которого был отчасти списан с этого газетного магната. Патти Херст была мила, красива и ничем не примечательна – хорошо училась, любила «Битлз», потихоньку от родителей покуривала травку (вероятно, назло дедушке, который был инициатором запрещения марихуаны) и целовалась с чистенькими мальчиками из колледжа. Она была никто, просто бедная богатая маленькая девочка середины 70-х годов. И однажды она вышла из дома…

Это произошло 5 февраля 1974 года, ей было девятнадцать. Весёлые радикалы-симбионисты приставили пистолет к виску Патти и втолкнули в багажник автомобиля. крышка багажника лязгнула, как крышка гроба, над девушкой, которой не суждено было вернуться домой.

Нет, она не умерла в физическом смысле этого слова. Но на её месте возникла совершенно иная личность – Таня-революционерка, размахивающая пулемётом Томпсона и декламирующая идиотские лозунги.

За относительно недолгий промежуток времени Патти Херст необратимо изменилась. Пятьдесят семь дней её держали в тёмном чулане, подвергали пыткам, издевательствам и регулярно насиловали. Потом её вывели на свет, вымыли, поцеловали, дали новую одежду, назвали «сестрой» и «Таней». И Патти Херст сломалась (может быть, кто-то скажет, что она родилась для новой жизни?). Она обняла своих палачей и расплакалась от счастья. В двух шагах от неё стоял телефон, и за ним никто не следил, но «новой Патти» и в голову не пришло позвонить в полицию или домой. Таня спокойно наблюдала, как её новые друзья вымогают деньги у её родителей. Требования были грандиозны: во-первых, симбионисты требовали напечатеть массовым тиражом все их брошюры, листовки и плакаты, во-вторых, на $70 еды для каждого бедняка Калифорнии — это обошлось бы семейству Херст в 400 миллионов долларов. В ответ похитителям предложили 6 миллионов, но наличными…

Из переговоров так ничего и не вышло, зато через некоторое время симбионисты передали полиции фильм, где Патти, ставшая отныне Таней, выкрикивала оскорбления в адрес своих родителей, неостроумно обзывая их «свиньями» и “корпоративными лжецами”. А чуть позже заинтересованные наблюдатели с ошеломлением увидели во время очередного ограбления банка среди симбионистов-налётчиков «Таню» с автоматом. Она стала попросту другим человеком. Патти была гетеросексуальна – Таня занималась любовью и с парнями и с девушками, Патти была скромной серьёзной девочкой, может быть, даже несколько вялой – Таня оказалась агрессивной истеричкой, опасной для окружающих. Её умеренно-либеральные взгляды сменились революционным фанатизмом, пугавшим даже бывалых террористов из СОА.

Что же произошло? Как это случилось? Дело в том, что ей основательно «промыли мозги». Методика обработки не очень сложна и с давних времён используется всеми человеческими цивилизациями – например, в армии. Думаете, что унижения солдат при призыве и на первом году службы случайны? Никак нет, это отлично сконструированная мозгомойка, превращающая нормальных ребят в «пушечное мясо», по приказу дурака-командира послушно бегущее в сторону предполагаемого противника. Мы так привыкли к этой методике, она кажется нам такой нормальной… пока мы не сталкиваемся с нетрадиционным применением метода «перепрограммирования сознания» — как в случае Патти Херст. Довольно просто: несколько раз избить и унизить, а потом неожиданно пожалеть, и погладить по голове и пообещать, что «никого-никогда»… а потом придраться к какой-то ерунде и снова избить (или, как в случае Патти – изнасиловать) и снова пожалеть… И через некоторое время жертва преисполняется благодарности к мучителю, за то, что он бъёт и унижает её не слишком часто. А потом всё совсем просто – надо только доходчиво объяснить, что жизнь до сих пор была неправильная, и предложить присоединиться к «тем, кто знает, как». Тьфу, как всё просто, как неинтересно и даже примитивно устроен человек, как легко заморочить ему голову!

…А пока мы рассуждали о методах промывки мозгов, Таня грабила банки вместе со своими новыми друзьями. 21 апреля 1975 года она даже стала свидетельницей убийства при налёте на банк в Сакраменто. Борцы за счастье трудящихся хапнули 15 тысяч долларов и застрелили из дробовика 42-летнюю Мирну Опсал, мать четырёх детей, которая стояла в очереди, чтобы положить в банк пожертвования, собранные прихожанами адвентистской церкви. Убегая с бумажными пакетами, полными денег, Таня спросила у своей приятельницы, убийцы Эмили Харрис, тяжело ли ранили «ту женщину». Эмили хихикнула: «Сдохла, ну и что? Обыкновенная буржуазная свинья…»

Награбленное, конечно, было использовано на нужды революции — на покупку автомобиля и материалов для изготовления бомб. Бойцы СОА отправились в Лос-Анджелес взрывать полицейский автотранспорт и первым делом попытались заминировать патрульную машину, стоявшую у «Международного дома блинов» на бульваре Заходящего Солнца. Тут-то их и взяли. Не всех, конечно. Но — большинство.

Так закончилась история Тани и на горизонте событий возник призрак Патти Херст. Ей в очередной раз начали прочищать мозги.

На суде она выглядела вполне вменяемой, хотя и чрезвычайно испуганной буржуазкой и охотно давала показания на своих сексуально-политических компаньонов из СОА. Судьи поверили не всем её показаниям – слишком уж резкими поворотами двигалось её сознание – от девочки из колледжа к лохматой террористке и обратно к образу мышления благонамеренных американских конформистов из миллионерских кругов. Судьи не поверили её обращению, а зря: как выяснилось впоследствии, всё, что она рассказывала о грабежах и убийствах, было безукоризненно точным. Себя она не жалела и с недоумением вспоминала своё поведение в образе Тани.

Когда назойливые журналисты лезли ей в душу со своими микрофонами, Патти честно пыталась рассказать о своём опыте, она даже начала писать мемуары для того, чтобы понять происшедшее. Напрасно – ни журналисты ни она сама так и не разобрались до конца во всей этой истории. Таня бесследно исчезла из сознания Патти, оставив свою старшую сестру в растерянности и тревоге.

О судьбе симбионистских мальчиков и девочек мы не станем говорить слишком много: попавшиеся в руки полиции отсидели своё положенное и вписались в американский ландшафт – кто-то торговал подержанными автомобилями, кто-то циклевал полы, кто-то вышел замуж, нарожал детей и добродетельно варил по утрам мужу кофе… Ну, а те, кто сумел скрыться, до 2002 года метались по планете, спекулируя акциями и недвижимостью, меняя паспорта и причёски. Но, как уже упоминалось в начале статьи, все они отловлены и предстали перед судом, на сегодняшний момент во всём мире на свободе не осталось ни одного симбиониста. Ну и бог с ними. Поговорим лучше о Патти Херст, чья жизнь не закончилась судебным процессом 1976 года, а продолжилась более чем экстравагантным манером.

На суде присутствовал некто Джон Уотерс, молодой и талантливый гомосексуалист из Балтимора. Патти ему страшно понравилась. Дело в том, что Уотерс, как несомненно известно читателям «Ома», снимал подпольные фильмы, уже в ту пору заслужил титул Короля Помоек и Гения Мусорных Куч, а в Патти угадал своего персонажа, идеально подходящего для лучезарно-идиотских драм типа «Женских проблем» и «Полиэстера».

Джон Уотерс несколько раз встречался с Патти Херст в период её заключения, а когда три года спустя благодаря вмешательству президента Картера Патти освободили, он пригласил её к сотрудничеству в кино. «Благодаря юмору можно выжить, — объяснил Джон Уотерс опустошённой и подавленной Патти, — Юмор — все равно что броня…» И предложил ей посмеяться над своими проблемами. В это время King of Trash энерчично переходил от микробюджетных полулюбительских фильмов к кинохулиганству почти голливудских масштабов и, конечно, в его команде нашлось место для Патти Херст. Начиная с издевательского мюзикла Cry Baby Патти появляется во всех фильмах Джона Уотерса, превратившись (наравне с неизбежными напоминаниями о банде Мэнсона-Сатаны) в совершенно необходимый элемент художественной вселенной Виртуоза Дурного Вкуса. Её жизнь в кругу артистической богемы, забавные скандальчики и микропощёчины общественному вкусу составляют поразительный контраст тёмной мифологии «Патти и Тани». В 1981 году вышли её мемуары, и Пол Шрейдер, один из самых мрачных мистиков американского кино, автор сценариев «Таксиста» и «Бешеного Быка», режиссёр жестокого «Мисимы» и жутких «Людей-кошек», экранизировал эту книгу. Триллер «Патти» вышел на экраны в 1988 году и героиня фильма со страхом и недоумением из зрительного зала следила за собственным экранным отражением. Ей понравился фильм, но она так и не смогла понять, какое отношение злобная и нежная Таня имеет к ней, экстравагантной полузвёздочке независимого кинематографа, посетительнице гламурных дискотек. Она стала совсем другим человеком.

Патриция Хёрст

Она забыла своё прошлое – до такой степени, что активно помогала разработке последнего по времени кинопроэкта Джона Уотерса под названием Cecil B.Demented, позднего римейка раннего фильма Уотерса «Съешь свою косметику». Новую версию забытого мусорного шедевра битком набили отсылками к истории Патти Херст и это обстоятельство ничуть её не смутило. Напротив, когда умные критики обнаруживали в «Сесиле Б.Безумном» какие-то параллели с эпопеей симбионистов, на Паттии Х. ни Джон У. не возражали, а только хихикали в кулак. Жестокий опыт перепрограммирования сознания остался в прошлом Патти, давним эпизодом её биографии, который позволительно толковать как угодно. Нынешняя Патти Херст не возражает, а той девочки, которая сжалась от ужаса в душном багажнике старого автомобиля, больше нет.

Кадр из фильма «Безумный Сесил Б.»

http://www.alex-pavlenko.com/home.html

Чашка кофе и прогулка