РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Ханжин Андрей. ДУРНАЯ КРОВЬ

Sean Kernan, The Secret Books

«…и казенный голос разносчика дребезжал: старого платья продать».

И кажется, навязчиво, как в гашишном упоении, что в начале всего сущего лежала одна единственная книга, от которой произошли другие книги, из которых разошлись по человеским стойбищам первые религии и главные философские учения, и кажется, что и теперь уже снова можно все обобщить и завершить эту историю.
Сказать себе: там, где-то, позавчера, во времена Кромвеля и Ришелье, и позже чуть — у Вильгельма и Александра I — закончилась вся литература и ныне выскакивают из книг, как из под фурцевой юбки, одуревшие Акакии Акакиевичи или флегматичные Ионычи и дуют буквами в глаза… Теперь они — сами писатели.
Правда, Ионыч стал писателем позже, вчера почти.

И время такое дряблое, вялое, тучное, отвратительное, бессильно-жестокое… или — молодое, отчаянное, но ВИЧ -инфицированное… сгнившее совсем изнутри.

В частности — люди. В общем — проживатели.

Кажется, что вот-вот объявится в Комсомольске-на-Амуре последний, неоднократно судимый, пророк! Все скажет. Таким языком изложит, что двухметровые чжурчжени из тысячевековых могил восстанут и сверкнут голубоглазо, и у гражданина Минина щит одолжат, а у Кибальчиша — шашку деревянную! Что Гильгамеш, в исполнении Тома Круза, воскликнет: «Правда здесь! Истина — форева! Так было! Так есть! И никак иначе не будет!». Что это все те же шумеры, только с мобильниками, египетским иероглифам уста разомкнули…

Но все не приходит последний пророк с ноутбуком. Нет от него сообщений в сети.

«…старого платья продать».

Или те, которые на испанских кострах пузырились и лопались, тоже помалкивают. Трейдеры, брокеры, что там…

Кричал — кричал, не докричался.

И кажется ведь, что всякий татарин на трех вокзалах истину ведает, каждая дамочка с Химкинского шоссе тайным сообщением наделена. Поэтов — как грязи в Ясенево! Философские доктрины в любой инструкции к стиральным машинам приложены. Но как эту истину другому сообщить? Посредством чего?

Снова поиск, поиск, поиск, поиск, поиск…

Колонии — поселения от гениев пухнут. Вся планета, со всеми ее укромными пупочками, на участки между гениями подроблена. И кажется, в хорроре утреннего бодуна, что теперь уж точно явится! Солидный, но на еврея не похож, и в футболке с оттянутым воротом. Все, самое смазанное, самое — что даже сам себе ни-ни… абсолютно все выяснится: кем был, кого подсиживал, на кого доносы строчил, как с домохозяйками сексуально извращался, чем старушку по голове бил, как начальником стать мечтал, как на спину плевал, откуда гонорары получал, как малышей курить учил… Но не является, даже с похмелья, даже из Комсомольска-на-Амуре.

Снова поиск, поиск, поиск, поиск, поиск, поиск…

Нашел!

Я! Я! Я нашел! Вот, вот, подождите (да отойди ты!), слушайте… Я! Я…

«…и казенный голос дребезжал: старого платья продать».

http://khanjin-andrey.livejournal.com/

Чашка кофе и прогулка