РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Элтон Иван. Антология поэзии Безрыбья. Станислав Бельский

Знаете, я размышлял на тему разделения неделимого, хотя в данной ситуации – если взять и просто мне поверить – это бы выглядело? как слом системы устойчивых черт. Но вот передо мной очередной автор.
Я снова думаю, что могу найти источник насыщения ментального, удовлетворить жажду ритма, отыскать новые ключи к пониманию основ жизни. Конечно, можно сказать и так – я слишком многого хочу. Да, это слишком высоко, слишком максимально – так многого хотеть.
Однако, я ищу стихи среди авторов большей частью не сетевых, а стало быть – неким образом подтвержденных в этой реальности. Словом, я имею право надеяться.

* * *
надо сохранить
в складках старых писем
между фотографиями
похожими на сны
талый снег
кропотливую работу
и ежеминутное воровство
всё что ускользает от меня
с прилётом первых
государственных птиц

Что-то типа биографии отыскал я здесь:

http://www.topos.ru/article/6676
Я – житель города Днепропетровска, родился в 1976 году. Работаю
программистом. Мои стихи появлялись в журналах «Воздух», «Дети
Ра», «Зинзивер», »Волга», «Стых», в интернет-журналах «Другое
полушарие», «Сетевая словесность», «45-я параллель», «Точка
зрения», «Пролог», «Новая литература» и др. Опубликовал
книгу стихов «Рассеянный свет» (Днепропетровск, «Лира», 2008).
Лауреат днепропетровской литературной премии Инзова (2009).

Исходя из этого, я вижу заявку. Ну, это всё равно, как установка планки – прыгун перед очередной попыткой говорит – спорим, прыгну 2.30. Впрочем, в литературе заявки-заявками, а читателю-то не легче. Ну, это все понимают.

* * *
В этом доме
так много помещений,
и чего тут только нет:
я видел
осёдланных лошадей,
запылённые старые автомобили,
целую галерею
фотопортретов Веры Холодной
и пьяных в дым,
но всё ещё довольно адекватных
царскосельских балбесов.
Я даже пытался побеседовать с Гёте,
но он выставил меня за дверь,
едва услышал ломаный немецкий.
И только в одну комнату
я не могу найти путь:
в ней сидишь ты,
глядишь на расклешённую
осеннюю дорогу
и укачиваешь чужого ребёнка.

Из цикла «Новости»
*
Быть никем
Быть тщательно запертой ночью
приглушённым осязанием
географической завистью
быть наконец
разъеденным солью будущим
Приходить домой
к запотевшей настольной смерти
жевать газетные новости
трогать напильником
стальные сердца журналистов

*
Новый стих
крутится в голове
как белка
но никак не даёт себя поймать
В дядиной комнате
то и дело
всхлипывает будильник
Дядя хотел
хотел хотел
нас обмануть
То разливался тихой речкой
то бушевал водопадом
Но за нас были
угарный газ
и ветряные мельницы
и даже
покойная кошка Васса
Пляски с пустыми вёдрами
с пустыми вёдрами

Судя по стилю, а также по местам публикаций, вполне очевидно желание автора быть милам законодателям мод стихотворных – то есть быть в ритме неритмы, быть в стихах нестихов, быть приятным тому же Дмитрию Кузьмину. Да, и тут ничего не поделаешь. Куда б ни шли мы, куда б ни плыли, мысль бы наша каким бы методом не перемещалась от одного пункта к другому, концепты ли то или нет – всюду мы натыкаемся на одни и те же грабли.
Как-то так повелось – музыку заказывают ни авторы, ни умы, музыку заказывает кто-то, кто держит. Почему ж так – никто не знает.
Видимо, таково время.
Впрочем, рассуждения – рассуждениями, а у автора встречаются и вполне яркие строки.

* * *

Звенящая, нечесаная тишь,
Обстрелянная солнцем полосатым —
Ольховой веткою горишь,
Взмываешь облаком кудлатым.

И, разогнавшись на степном пиру,
Где мамки серы, а невесты дики,
Подобная гусиному перу,
Петляешь между кружев земляники.

В зрачке с неодолимой чернотой
Загустеваешь музыкой вечерней,
Любовью мажешь смоляной,
И носишь – набекрень – венец из терний.

* * *

Подкралась куриная ночь, чтоб украсть нас с тобой.
Целуй меня, синим крылом укрывай от простуды.
Уносят в мешке нас – цветы безразличного чуда,
И избы стоят зачарованной белой стеной.

Спустись, моя муза, – так падает робкая ткань,
Так слово клубится, краснея, слегка запинаясь,
Так ноты касаются слуха, двоясь и слипаясь,
Так в окна медузою снежной вплывает фонарь.

Тут уж пора и закончить. Давайте поставим оценки.

1) Общая оценка 6.0
2) Длительность чтения, удерживание внимания 4.0
3) Муторность 3.0
4) Наличие зерна 5.0
5) Начальное впечатление 6.0

Чашка кофе и прогулка