РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Элтон Иван. Антология поэзии Безрыбья. Петя Птах

Давайте со стихов. Почитаем, голову почешем, подумаем – мол, энто что у нас тут на крючке за предмет – живой, неживой, а может – и вообще – некоего особого рода (ибо и время сейчас особое, электронное, сколковское, с повсеместной стружкой от распила и шумом эйпеловских частот, в которых вроде как и весь смысл бытия, с утверждениями качеств предмета без самого предмета, да и со многими другими вещами).

Внезапно, однако, имело место
чудесное превращение
(О, разве не было нам обещано
по службе «особое» повышение?) –
спала завеса пола и обнажила
моей карьеры каркас,
его светоносные жилы:
девкою стал я у Господа Бога,
не рабом, а рабынею;
полоумной танцовщицей
у подножия;
не вафлистом,
а жертвенной девственницей;
не жопником,
а наложницей Бога –
в единственно правильной позе,
с готовностью на безвкусицу
(если надо),
с потугою на искусство,
на рынке имени Иудейского Лагеря
этот просто письменный текст
зазевавшимся гражданам
повторяю устно.

Об авторе:
Родился в Киеве. С 1988 г. жил в Израиле, первоначально в Хайфе, затем изучал философию и историю искусств в Еврейском и Тель-Авивском университетах. С 2010 г. проживает в Альбукерке (США), где состоит в аспирантуре на ка­фед­ре философии Университета Нью-Мексико. Пишет стихи на русском и на иврите, занимается визуальной поэзией. Постоянный автор журнала «Солнечное сплетение», в редколлегии которого состоял с 1998 по 2001 г. Публиковался также в журналах «Двоеточие», «Воздух», «Стетоскоп» и «Магазинник», альманахе «Симург», антологии «Освобожденный Улисс». Первая книга стихов на иврите вышла в 2010 г., на русском — в 2011-м.
(взято с сайта «Новая литературная карта России)

Что стихи, что проза, что песня – всё это вещи показательные. Даже когда песни нет – это тоже песня. И тишина – музыка, и туалетная бумага с лейблом «холст, масло, Рубенс» — тоже отчасти произведение искусства. Всему есть свое место. Для одних стихов – вечность, для других – современность, для третьих – ласковый Дмитрий Кузьмин. Конечно, чаще всего нужен смысл. Если потребитель стихов – сам автор, это одно. Декларирование необходимости в прочтении – это нечто другие – оно может быть как прямым, так и косвенным. И всё чего-то ждём. Всё надеемся найти чудеса, увидеть проблеск золотой чешуи в мутной воде. Впрочем – нам говорят другое. Нам эти истины просто насильно суют в подкорку – и тут тоже все ясно – а как иначе? Если это – фейк, то как его пиарить? Верно, пользуясь местом, пользуясь неким положением. Другое дело – для чего все это? Наверное, это – вопрос вопросов.

* * *

мне запретили использовать слово прелесть
на собрании нашего (будто во сне) генерального штаба

строго сказали: никогда не съедай куриных яиц
за раз больше чем можешь унести в обеих руках

строго сказали: когда захочешь
коснуться её лица, послюни палец

Читателям моей антологии я предлагаю изучать стихи прохладно. Не только эти, и не конкретно это, но вообще. Да и прочтение не требует обязательного знания – кто автор, что хорошего о нём говорят, лауреат он или нет, пиарят его такие-то люди или нет, и всё такое прочее. Ведь если вы читаете классику, а может быть – и авторов более поздней поры – вам наверняка будет еще кто-то интересен. Надо пытаться. Авось и найдется кто-то из всей массы, которая вывалена на-гора.

*

я вышел наружу шатаясь

бледный немного женственный

в шапке юный

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

я вода глядящая в землю

и тут же земля летящая в небо

и сразу огонь становящийся вещью –

я в этом храме и был и не был

я этой ночью такое понял,

что буду об этом думать целую вечность

я первоцвет покидающий полдень

мне ведом торжественный путь стихий на бумагу

я в эту чашу и плыл и прыгал

с тарзанки – я чуть ли не выдумал эту влагу –

пил её и питал –

только где я теперь?

неужели я всё-таки выжил? в чьей я квартире?

Боже мой, как я давно не спал!

*

меня пообещали пороть плетьми на природе

за каждое лишнее «в самом деле» – и мне полегчало

давича в нашем клубе – назовём это клубом –

мне задали выучить к следущему сеансу пятьдесят строк

на выбор из Откровения на память и захватить с собою

(чтобы отдать им) твой волос, любимая

Что же? Почитали, и хватит. Моё мнение достаточно нейтрально, хотя отмечу – стихи эти практически безупречны в своей пустоте. Что есть они, что нет их. Ни мир не изменился, ни мозги по новому зашумели, ни рождения, ни смерти. Даже и сказать нечего. Конечно, автор из любых строк проглядывает. Это закон жанра. С другой стороны, если поэзия словно бы собрана на компьютере – чисто по алгоритму, чисто лишь бы что-то было – это каков в ней смысл? А ведь есть смысл, друзья. Не может быть, чтобы не было. Даже если суть тут в том – кто с кем, кто кого, кто у кого, чтобы попроще, чтобы побыстрее, чтобы просто помаячить на виду, чтобы просто повысить статус личности – ведь и тут всё может быть не так. Вот вы пишете стихи? Наверняка, стараетесь. Наверняка, желаете что-то выразить. Видимо же, стиль – где нет стиля и вообще нет ничего – он нужен преимущественно для попадание под крылышко Кузьмина. Другого объяснения я тут не вижу. Ибо, порой, интереснее прогуляться по нудному мошковскому самиздату, да и по любому другому сайту, где полным полно рабочих и колхозниц, поэтов вроде как от сохи, нежели по новинкам, что выпускает «Воздух». Единственно, хочется спросить – ребят, а для чего всё это? Кто вам платит? Ладно б – фантастика, попаданцы – там хоть конъюктура (хотя и за уши притянутая). Может, с Запада кто заказывает, чтоб русскую культуру вафлили?

Оценки:

1) Общая оценка 1.3
2) Длительность чтения, удерживание внимания 0.1
3) Муторность 9.9
4) Наличие зерна 0.5
5) Начальное впечатление 1.0

Чашка кофе и прогулка