РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Блинчик Евгения. Пять слов о колядках

Божич
Прошли новогодние праздники, а с ними прошли и забрасывание за пороги пшеницы, гороха, риса и пшена, выпрашивание подарков и поздравление одной из сил Абсолюта с днем рождения. Все прошло, но «пара слов вдогонку» просится в полет и нет причин держать их за хвост.

Слово первое. Календарная мифология. Календарь, особенно упорядоченный, оперирующий преимущественно равными периодами, является принадлежностью цивилизации. Изначально, мышление человечества не было научным или религиозным, оно являлось магическим и, вследствие этого, мифологическим. Соответственно, календарь выступил в роли одного из способов освоения природных явлений, в виде определенных мифологических представлений, например: хаос и космос; вчера и сегодня; сезонность; ускоренность времени смертных и замедленность божественного календаря; рождение, смерть и воскресение и так далее, список долог. Характерно, что календарь, как таковой, не устанавливается, но он объявляется или открывается людям в рамках самых главных героических или божественных благодеяний. Иногда это делается самим божественным визави, к примеру, Прометеем или Варуной, но чаще этот были посланцы, наделенные правом особой миссии, в случае рассматриваемой темы – это библейские волхвы, которые, вычислив место нахождение новорожденного божественного младенца, самим фактом поклонения объявляют миру рождение и, соответственно, новый календарь, т.е. новый год. В славянской мифологии образ новогоднего цикла именовался Колядой и имел происхождение от одного корня с латинским calare, что значит выкликать и calendae, что обозначает в римском календаре первые 10 дней месяца. Кстати, главный жрец в Древнем Риме громко выкликал первый день каждого нового лунного месяца. Изначально, в восточнославянском крестьянском календаре праздник отмечался с зимнего солнцеворота, когда день начинал прибавляться, потом колядование шло с 25 декабря по 6 января. Но в России соседствовали крестьянский, гражданский и церковный календари, учтите так же, что Петр и Ленин смещали календарь, декретировали время, поэтому новогодние праздники удвоились в количестве, а колядование длится до 19 января.

Слово второе. Внешний вид и множество имен. Коляда воплощалась в виде хлебного снопа, специальной куклы «колед», в пришедшем из Польши вертепе, но чаще всего колядой именовались обрядовые песни и непосредственные подарки колядовщикам – обрядовое печенье, каравай, да и прочие вкусности. Коляда является не единственным именем для обряда. В Поволжье и в центральной полосе эти песни именуют овсень, таусень, на русском Севере – это виноградье, в Сибири – рацейки. Считается, что великорусское празднование менее подверглось влиянию христианства и сохранило преимущественный характер языческого земледельческого праздника, у украинцев и белорусов это влияние выражено значительно. Интересный факт: в 13-14 веках, во Пскове, «Коляду, бога праздничного» изображали на иконе «Рождества» в виде человеческой фигуры.

Слово третье. Близкие родственники. Из ближайшей родни имеет смысл упомянуть Овсеня, который имеет связь с началом весеннего солнечного цикла, как с одним из вариантов нового года: «Ехать там Овсеню да новому году», кстати, ряд пасхальных и масленичных песен имеет генетическое сходство с колядками; а также сербо-хорватскую парочку Божич – Бадняк. Божич – это молодой год и все в нем молодо, а Бадняк – старый год, в виде полена с бородой, которое сжигали в конце старого цикла. Еще один родственник – это прекрасный солнечный младенец, захваченный в плен Зимой и превращенный ею в волка. Выходец из этого образа – мальчик, летящий в космосе и знаменующий новый год, этот родственник рожден в конце 20 века.

Слово четвертое. Магия. Как известно, характерная черта колядования – это требование еды и подарков. Требование настырное, несомненное, упрямое, часто с откровенными угрозами. Нет, есть и добрые посулы, но они напрямую зависят от щедрости одаривателя, от размера подарка. Хорош подарок, велик – посулы хороши, ну а мал или скареден – сулят совсем другое. Зимние новогодние святки – это заклинания будущего, тяжелая, между прочим, работа, требующая значительных затрат, в первую очередь, физических. Однако, плетение магических универсумов, а колядки являются вариантом заклинаний, напрямую связывает мага и потребителя его искусства, это связь кредитора и должника, это магический контракт. Оплата энергетических затрат с древнейших времен мыслилась как освобождение от магической связанности. Собственно, маг заинтересован в том же, ибо для управления миром с помощью магии, лично он должен быть свободен и не голоден. Поэтому, варианты колядок многочисленны, а смысл всегда один – требование услуги за услугу. Это не нищенство, не попрошайничество – это оплата выполненной работы. В противном случае, обещана кабала несчастий, неурожая и прочих бед. Интересно, что на святках вместо колядок может исполняться масса других песен, например, брачных или величальных, а то и вовсе просто повествующих о каких-то, чаще из священного писания, историй. Так что, Лермонтов и Пушкин, которых нам рассказывают колядовщики, вполне ложатся в традицию.

Слово пятое. Происхождение. Помнится, обсуждая колядки в комментариях, я самоуверенно заявила, что их следует рассматривать в контексте оргиастических праздников и смехаческой культуры. Ну, и попала пальцем в небо. Скорее следует увязывать их происхождение с культом мертвых, то бишь, предков. Еще в начале 20 века весь славянский мир разжигал специальные костры на Рождество, к которым приходили греться предки. Да, пожалуй, это объясняет, почему в колядках отсутствуют откровенный эротизм и прямая матерная речь, хотя, как известно, святки – это время посиделок, брачных сговоров и свадеб. То есть оргиастичность и колядки существуют параллельно и пересекаются слабо. Еще бы! Предок – это уже явление потустороннее, а потусторонние силы мат не любят, а эротичность рассматривают как провокацию. Это как свистеть на море – можешь получить больше, чем просил. Поэтому в текстах – только просветленность и магия, все прилично и никого не раздражает.

Конечно, религиозный смысл колядок, в принципе истощился и почти утратился, само колядование превратилось в веселое времяпровождение для детей и юношества, но семантическая потребность в подарках осталась. Ну что же! Пусть Новый год повторяется снова и снова, пусть повторяются святки, пусть в наши дома приходят дети с пшеницей и песнями, а уходят с конфетами, пряниками и деньгами. Не будем излишне задумываться над происхождением этих обычаев, пусть они нас просто радуют.
24.01.10.

Чашка кофе и прогулка