РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Рок Сергей. Наше издательство. Рассказ

Я и Арам, мы решили, что нам пора создать издательство и публиковать всяких разных авторов — как молодых, так и старых.
Мы сидели в центре офиса — ибо он, офис, в таком деле, есть корень. Офис, он, если разобраться — он у нас давно, офис. Да и офис — уже установлено — он — человек. А люди в нем — это человеки в человеке. Но это сложно, это вообще категориально, ну его в баню.
-Что мы имеем, ара, — сказал Арам, — у нас есть сайт, и мы можем приглашать авторов через него.
-Великолепно, друг, — ответил я.

И вот, у нас был коньяк — такой красноватый, что-то среднее между флагом СССР и паркетом. Ну, вы знаете, если вы не школьник. Хотя, сейчас и школьники такие, что побольше взрослых знают. Речь, впрочем, не о нем. Речь наша вообще проста — мы живем в постиндустриальное, замечательное, время. У нас нет ни рабочих, ни крестьян, а лишь — удачники и неудачники. Лузеры и нормальные, такие, как мы, ребята.
Нормы морали просты, и ныне они все установлены женщинами.
Как они размышляют: если муж — рабочий, значит, лох.
Ежели ж вор, но денег много, значит — мужик, да еще и — европейский.
Что еще тут добавить? Сейчас очень много писателей и поэтов. Так много, что, если начать их считать (прихватив к этому счету весь рунет), то окажется, что писателей больше, чем людей.
Это — кладезь.
Да, но ежели б все они были платежеспособными. Но увы — большинство из них — непризнанные гении, да еще и с учетом того — что они и не будут признаны нигде. Ни на земле, ни на луне. Что тут делать? Ждать, когда к нам придут авторы, которые способны дать денег?
-Нет, ара, — сказала Арам.
-Точно, — ответил я, — стало быть, нужно выбирать из всей этой массы невероятных гениев нужных, полезных, потенциальных.
-Ара, да, ара.
-Да, но как это делать?
-Читать, ара. Читать все, что к нам приходит, и выбирать, да?
-Так это ж офонареть можно. Ты знаешь такое понятие как «буков много»? Вот.
-Нет, не слышал, да?
-Так знай. Много буков! А если мы все это будем читать, то их будем много в кубе, много в четвертой, пятой степени, и все свое время — и день, и ночь мы потратим на чтение. Ты понимаешь? Так и на дурку недолго загреметь!
-Наймем менеджера.
-Ты же сказал, что тебе жаль тратить деньги на разных там недоученных дур.
-Сказал, да, да.
-Так что же делать?
-Давай сделаем так, чтобы к нам попадали только достойные!
-Точно.

И вот, мы приняли такое решение — нужно, чтобы автор, который пытается прислать к нам произведение через всемирную паутину, заполнил некую форму, согласно которой все бы и было видно — достоин он нашего внимания или нет. Если форма нас устраивала — результат выделялся синим цветом, если — ни рыба, ни мясо — то зеленым, а если нет — то красным. Все просто. Остается объяснить это программисту, и дело сделано. Мы автоматически отгораживаем себя от разных непредвиденных случайностей.
Ломать глаза?
Нет, ни в коем случае.
Новое время. Новые вещи. Новые гаджеты. Сейчас все — гаджет. И искусство, и пища, и секс, и даже в сортир — идете — гаджеты из вас летят — целый рой.
И кстати, наш президент — он тоже гаджет (я имею того президента, который совета компаний президент). Да впрочем, сейчас — вообще время президентов. Я вам поведаю страшную тайну — я начинал в компании, в которой работало два человека. Я — неофициально, и официально — президент (компании, разумеется),.
Ныне — мы были главред и второй главред.
Еще у нас была уборщица — Таня Апрелева. Один раз такая история — офис нас как бы полуподвальный. Половина окна под землей, а половина — как бы снаружи. Вот на окно если кактусы поставить — то они не прямой свет получают, а — отраженный и пропущенный через призму действительности.
Так вот, представьте себе, по улице шел Борис Беккер!
-Это он! — вскричала Таня Апрелева и от волнения упала в ведро.
Собственно, и вся история.
Когда было ранее лето, мы открывали окна, и Арам поймал за ногу проходящего мимо Николая Носкова.
-Ныколай, а дайтэ афтогроф, — сказал он с акцентом.
-Давайте листочек, — ответил Носков.
Арам подал вверх блокнот, и Николай расписался.
Теперь, это роспись была на стене.
Еще, у нас в компании был водитель-курьер и секретарша — молодая, высокая, ногастая. Это была уже пятая секретарша с момента ( а прошло уже пол года) организации издательства «Наше Издательство».
Между прочим, лозунг наш был: «Издаем наших!»

-Так вот, сказал я, первое поле должно быть, разумеется, «фамилия».
-Фамилия! — воскликнул Арам.
-Еще бы. Идите вы по улице, к примеру, видите человека, у которого хотите что-то спросить, но не знаете, как это сделать. Подходите и громко кричите: фамилия!
-Ты прав, ара!
Разумеется, к полю «фамилия» мы добавили «имя» и «отчество», после чего к нам присоедилась Таня Апрелева. Она как раз только что закончила мыть пол в коридоре.
-Знаете, ребята, следующее полнее должно быть — «домашний адрес», — сказала она, — город, улица, номер квартиры.
-Может еще, фотографию ключа от квартиры прилагать нужно? — спросил я.
-Это даже и можно, — произнесла Таня, -и, хотя это более, чем нагло, во многих случаях это прокатит. Я вас уверяю, найдутся дураки, которые приложат копию ключа!
-Ладно, не надо, — сказал я, — это — экстрим. Но адрес нужен, без сомнения.
Итак, мы решили — адрес.
-Образование еще нужно, — сказала Таня Апрелева, — школа, институт, кафедра.
-А это фигня, — ответил я, — сейчас у всех — высшее образование. Даже разные дауны и олигофрены — и у них оно есть.
-А не скажите, — возразила Таня, — вот у меня высшее образование, я ведь и полы мою высше! Помните, такое было понятие, которое ныне утрачено. Высший! Вот покупают люди пиво. А товарищ подходит, спрашивает: как пиво? А ему отвечают — высшее? А? Знаете, сколько в наше время неотесанных самоучек, которые вдруг решили, что они достойны права войти в историю? Как бы не так! Избавимся от них сразу же — пусть наши писатели прилагают копии всех дипломов!
-О! — воскликнул Арам, вскочил и поцеловал Таню. — Прекрасно!
Итак, это был наш следующий пункт. Мы выпили коньяку. Чувство единения и братства лишь усиливало нашу уверенность.
-Слушай, ара, — сказал тогда Арам, — а меня, например, волнуют такие параметры, как вес и рост!
-Вес? — удивился я.
-Да. Вес.
-Вес, — произнесла Таня.
-Да. Каков, каков, так сказать, ваш вэс! Если человек сильно худ, значит, либо у него — глисты, либо он много страдал. Страдалец не может написать шедевр. Наоборот, если наш графоман слишком толст, он также нам не подходит — ведь он зажрался! Нам нужен очень хороший, среднестатистический, экземпляр.
-Итак, вес и рост, — сказал я, — все точно. Предположим, что человек длинный, точно шест. И, если он пишет роман, посвященный земле, значит, и мысли у него рождаются в земле. То есть, они идут от ног к голове. Но рост — он мешает. И мысли будут искажаться. Пока они дойдут до мозга, в них не будет ни грамма здравого смысла. Но возьмем обратную ситуацию — движение к земле. Да наш шест просто не сможет спуститься с небес на землю. Поэтому, решение точно! Рост!
-Хорошо, ара, — произнес Арам, — но мы наверняка, что-то упустили.
-Так-ак, — я задумался, — пол!
-Нет, пол виден по фамилии, — возразила Таня.
-Хорошо. Ориентация!
-Ха! — воскликнул Арам.
-Гетеро, би, лесби, гомо. Так?
-Так, — сказала Таня.
-А если — человек еще более нетрадиционен? — спросил Арам. — Что тогда делать? Например…. Например… Зоофил! Нэт, это слишком распространено. У меня дед был зоофил. И прадед. И ничего. И живы! Например, неживые предметы….
-Ох, — вздохнула Таня Апрелева.
-Что я сказал не так?
-Он не то имел в виду, — сказал я, — допустим, забор.
-Нет, мальчики, это вы с лишком хватили, — произнесла Таня, — я думаю, это — излишне. А вот наличие автомобиля — это не помешает. Если у человека нет машины, значит он — лузер, а лузеры нам ни к чему.
-О-па! — обрадовался Арам. — а давайте еще — отбирали ли права. Пункт такой. Ответ — да, нет. И, если да — то за что. А) за встречку. Б) за пьянку.
-Тогда давайте добавим пункт — пьете или нет. И — если пьете, то что именно?
-Наркотики! — воскликнул Арам.
-Что?
-Принимали ли наркотики.
-Точно.
-Курите?
-Разумеется.
-А, семейное положение забыли. Холост, за мужем, женаты.
-Точно.
-Владение компьютером.
-Владение иностранными языками.
-Сколько было жен!
-Сколько было жен!
-Где работаете!
-Должность.
-Стаж!
-Увольняли ли по статье!
-Копию трудовой книжки!
-Есть ли кредиты.
-О, дети. Забыли про детей!
-Паспорт.
-Чего?
-Номер паспорта!
-Копия паспорта.
-И последняя страница — с пропиской.
-Точно. Нам нужны люди с хорошей, маститой, пропиской.
-Ура!
-Цвет кожи!
-Цвет волос!
-Цвет глаз!
-Национальность!
-Материтесь или нет. И — если материтесь — какие матерные слова знаете?
-Какую последнюю книжку вы прочли!
-Читаете ли вообще?
-Слышите ли вы голоса?
-Есть ли у вас стигматы?
-Хотите ли вы кого-нибудь убить?
-Вы довольны существующим социальным строем?
-Состоите ли в партии?
-Террорист?
-Алькаида?
-Звонит ли вам Бин Ладен?
-Храпите ли по ночам?
-А вообще — не лунатик ли?
-Хотите выиграть миллион?
-Сколько у вас пальцев на правой ноги?
-А как насчет рудиментов?
-В каком году была Октябрьская революция?
-Модель сотового телефона?
-Каким оператором пользуетесь?
-Слушайте, по-моему, достаточно, — произнес я, — я думаю, мы учли практически все. Наша форма для заполнения — надежный фильтр. Человек, который сумеет пройти этот барьер, наверняка — достойный и умелый литератор. Но, после этого, разумеется, нам нужно будет еще прочесть текст. И, хотя это — дело, во многом, формальное, немаловажно, насколько текст этот будет нам интересен.
-Да, Ара, — ответил Арам.
Я был счастлив. Мы сделали такое больше дело. Шутка ли — в какое время мы живем. Да и еще и этот кризис! Вот сами посудите — легко ли? Как выжить? Как двигаться дальше, когда корабль мировой экономики дал неожиданную течь. Но, как говориться — врешь, не возьмешь. Мы — не лыком шиты.
Таню Апрелеву мы послали за еще одной бутылкой коньяка.
-Знаешь, ара, — произнес Арам, — хорошо мне. Горжусь я. Умные мы с тобой.
-И дело не только в этом, — отвечал я, — ведь сколько пользы людям мы принесем!

Чашка кофе и прогулка