РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Конкурс рецензий — 4. Обзор рецензий Koree Key

Увы мне, ежегодная ОРФи (осенняя респираторная фигня) и великодержавная неторопливость лефортовского отделения Сбербанка сработали чётко, подкосив мои благие намерения. В итоге три дня сесть за обзор я не могла. И вот навёрстываю упущенное, так что буду ещё кратче, чем собиралась.
Итак, чего я ждала от рецензий? Самоценности. Чтобы реца представляла собой отдельное и вполне самостоятельное произведение, хоть и специфического жанра.
К примеру, еду я в поезде, и в последний перед отправлением момент купила журнал. Почитать.
Незнакомый журнал, но на вид симпатичный. По, скажем, редакционному приветствию поняла, что журнальчик мне попался не простой, а узкоспециализированный. Видно, что тусовка тесная, авторы, читатели – все друг друга неплохо знают.
А я вот – только в руки взяла.
И открыла отдел рецензий…

p.s. конечно, я пристрастна.
Кто здесь объективен, тот первый может бросить в монитор камень :).

Игорь Лесс. Готика в классике. Страшная месть

Отличный очерк, с интригой, с сюжетом – и с очень своевременным переходом к главному. Такой текст украсит любое приличное литературное издание.
Единственное замечание – в общем, я согласна с г-ном Кейсельманном. Не всё в порядке с нумерологией в рецензии, не всё :). Напрашивается какое-нибудь каноническое число – например, 3 автора. Прекрасное, стабильное, устойчивое количество. Увлекательная завязка – и три автора. Ну или хотя бы три произведения самого Николая Васильевича.

Суросевов Борис. Авто-хоррор-рецензия

Кажется, мне достался первоапрельский номер :).
Не могу сказать, что высоко оценила это специфическое произведение.

Марлена Куяльник. Мы едем, едем…

«Автор смог почти мимоходом (а об этом говорит достаточное количество опечаток в тексте), вскользь, дать картину действительно страшную, но без сладострастия, без особенной морали и совершенно без скуки, наполнил страшные картинки философским смыслом, не сведя, тем не менее, текст к нудным мудрствованиям».

Автор смог почти мимоходом сделать важное предупреждение для части потенциальной аудитории. Спасибо за точность в мелочах и честность в обзоре.
(Своё нудное мнение о зависимости количества опечаток от степени уважения автора к читателю я пропущу).

Суросевов Борис. Куклы Вуду. Уткин Андрей Андрееч

Честно говоря, в рецензии особенно хочется видеть поменьше о её авторе и побольше – об авторе рецензируемом. Если вообще хочется об обоих…
Второе, что подумалось – а зачем пиарить такое? Рецензия – это привлечение внимания. А зачем вообще привлекать внимание к такому произведению?

Анастасия Бабичева. Маленькое чудо для читателя
Я не считаю полный пересказ оригинального текста нужным для рецензии.

Игорь Лесс. Страхи близкие и далекие

А! Чудесная реца! Вызвала желание прям сразу растащить на цитаты, а чуть попозже – поискать в сети рецензируемого автора. Это ли не главное? 🙂

Грошева Янина …и ад следовал за ним*

Текст весьма неровный. Этакий авторский комплект 2-in-1: реца вместе с черновиком.
Всё время хотелось сказать автору: «Пиши как первый раз! Не было никого до тебя, кто написал бы такой отзыв. А если были, и они лучше — то зачем твой?»
Сначала для себя решить надо – вот пишу, ибо знаю, зачем, и тогда уже без оговорок.

А настоящая реца начинается с «Вроде бы ты прогулялся вслед за автором в преисподнюю, «мрачную и наполненную ужасом сверх краёв», но если присмотреться – нет, никуда ты не уходил, все время оставался дома, в привычном обжитом мирке, до дрожи и до мелочей узнаваемом, вплоть до паршивого болгарского кетчупа (не знаю, что это за кетчуп такой, но безоговорочно верю – дрянь).»
И далее — как только вновь появлялись упоминания о предшественниках, становилось… нет, не неинтересно. Но как-то я проникалась тем же сиротским смущением – простите-мы-не-местные-дайте-постоять-рядышком…
Зачем этот извиняющийся тон? Я вот, например, не читала предшественников ( т.е. начала с этого текста).

И ещё не понравилось пресловутое «легкомыслие». Если точно известны обстоятельства из жизни рецензируемого автора – это одно. Так и надо писать. А в данном случае я так и не поняла, допустимо ли такое отождествление.

Каргальская Галина: Хоррор, триллер – читайте на здоровье

«Судя по тому, что сейчас там творится — много…»

Чудесный аргумент :).
А мы, конечно, живём в эдемском саду и питаемся амритой.
А если конкретно, то в этой маленькой завершающей фразе сразу две большие и некрасивые ошибки.
Во-первых – личное мнение рецензента о посторонних вещах, коими в данном случае являются реальные, а не литературные Соединённые Штаты Америки.
Во-вторых, беглая пренебрежительность этого мнения.

Далее по тексту – суровый всплеск канцелярита:
«Автор в полной мере владеет техникой создания и управления нужного настроения и вызова острейшего всплеска эмоционального напряжения».

Ну и к концу – ещё один подарок для патриотов и пиндофобов 🙂

«По-моему скромному мнению, Гальперину это удается куда лучше того же Стивена Кинга, чьи образы откровенно несут на себе отпечаток переживаний испытанных им вследствие приема наркотических средств, которые «король ужасов» употребляет в лошадиных дозах, чтобы подхлестнуть свое извращенное, но уже порядком истощившееся воображение, даже не предполагая, что обыкновенная жизнь предоставляет столь же обширный и благодатный материал; чего в рассказах Гальперина нет. Все его вещи это его опыт и чувства, через которые он прошел».

Это, натурально, кошмар какой-то :). Вроде конкурс всего лишь рецензий на ужасы, а не их самих. И вот поди ж ты…

По смыслу абзац написан в лучших традициях бульварных газетёнок.
Тут и прямая клевета, и мелкие очерняющие штришки…
А ничего так, что Кинг как раз мастер по описанию обыденного? Что его бытовые зарисовки – обыкновенно одни из самых сильных мест его произведений? И уж конечно он знает, что пишет.
Про отсутствие жизненного опыта у м-ра Кинга мы тоже не будем, ладно? Я считаю, что его более чем достаточно на одну жизнь для одного человека.

По структуре абзац… Когда я, борясь с острой гипоксией, дочитала вслух до конца это чудо-предложение, муж спросил: «Чего в рассказах Гальперина нет? Обширного и благодатного материала?». No comment.

Но всё это даже не главное. Главное в абзаце – синдром Слономоськи. Он губителен, если хочешь привлечь к рецензируемому автору доброжелательное внимание.
Не надо сравнивать героя своего обзора с признанными писателями. Даже, не к ночи будь помянуты, с Донцовой, Коэльо и Дэном Брауном.
Плохо это. Если рассказываешь о ком-то не очень известном, не надо попутно лаять на слонов, даже если считаешь их надувными. Хотя бы потому, что это обозлит поклонников знаменитости, и они невольно перенесут своё отношение на героя рецензии. А среди них наверняка многим тот же Андрей Гальперин очень бы понравился.
В итоге получается не хвалебная рецензия, а медвежья услуга.

Ну и клеветать не надо.
Это для кармы плохо.

Евгения Блинчик: Гальперин демонстрирует демарш или …?

…а чё, нормальный человеческий язык. Вот, например: «это предложение новой поведенческой стратегии в виде уклонения от навязчиво моделируемой ситуации, сделанное в весьма директивной форме».

Но вообще это весьма интересное узкоспециальное исследование, а не обычная реца.
Для автора – просто подарок. Для читателя – дружеского, знакомого.
Но как привлечение внимания «просто читателя» текст работает не очень.
Опять-таки – для своих и/ли для продвинутых юзеров.
Это не плохо (второй вариант — даже хорошо), просто тенденция, которую нужно иметь в виду.

P.S. И вот ещё… непонятно, зачем это страдательное «Мною выбрано несколько рассказов».
«Я выбрала», и всё.

Сивая Кобыла. Нужное подчеркнуть

«Бесстрастное изложение фактов с частичным пересказом содержания. Тем, кто решил прочесть Андахази, рекомендую пропустить следующий абзац».
Вот это хорошо 🙂
Такой абзац надо давать белым по белому, чтобы желающие могли читать с помощью сочетания Ctrl+A 🙂

Вообще – это вторая рецензия на конкурсе, очень меня порадовавшая. Читала с удовольствием, безо всякого долга службы. Без преувеличений – прекрасный бумажный уровень. И спасибо сразу за две искренности. 🙂

Жемчужная. Dobry dziadzka — Разложение Личности (из ненаписанного)

«событие резко перескакивает на другое».

…для кого, говорите, русский не родной? 🙂

«Она ощущается читателем все время — но каким-то шестым чувством».

Простите, у меня нет шестого чувства. Для таких, как я, может быть стоит сменить формулировку на, к примеру, «ощущается подсознательно»?

Вообще рецензия хорошая, очень понравилось грамотное привлечение внимания – и читатель уже заинтересован, и ни одного авторского секрета не раскрыто.
Единственный минус – неплохо бы её почётче структурировать. Несколько сумбурно получилось.

Агафонова Надежда. Вестник Времени откровений

«Мистика – жанр неоднозначный. Как правило, мы привыкли к мистике, описывающей сверхестественные явления потустороннего мира, не подчиняющейся законам земной логике и вызывающей у читателя если не чувство ужаса, то холодка между лопатками».

Мда… Вижу, что хвалят честно, но… Это надо чистить до прозрачности смыслов. Будет хорошо.

Ещё один постскриптум.
Рецензирование, в отличие от свободного творчества, несколько больше регулируется здравым смыслом. И поэтому любой неглупый человек, немного подумав над форматом рецензии, в итоге приходит к похожим правилам.
Вот, например, часть инструкции по написанию рецензии для авторов журнала «Мир Фантастики»

НАПИСАНИЕ РЕЦЕНЗИИ

ПРАВИЛО ПЕРВОЕ: рецензия не должна превращаться в анонс. Тот факт, что анонсы у нас писать не умеют, не является оправданием. Рецензия пишется по факту прочтения книги, ее предназначение — больше, чем просто привлечь внимание читателя.

ПРАВИЛО ВТОРОЕ: сюжет пересказывать не нужно. Вместе с тем, если для иллюстрации высказываемых автором рецензии идей необходимо дать отсылки к сюжету, бояться этого не стоит.

ПРАВИЛО ТРЕТЬЕ: никаких общих фраз. Если пишете “интересная книга”, надо показать, чем интересная. Если упоминаете “многочисленные приключения”, намекните, что за приключения. Если утверждаете, что “герои многому научились”, объясните, чему именно и почему вы так считаете.

ПРАВИЛО ЧЕТВЕРТОЕ: идейность. Считается, что по ходу чтения книги у авторов рецензий возникают какие-то мысли, на порядок более сложные, чем “вау, какая интрига” или “фу, какая гадость”. Собственно, эти мысли и надо излагать. Для упрощения задачи предлагается после прочтения книги пару дней время от времени возвращаться к вопросу, что же в ней содержится “разумного, доброго, вечного”, а потом уже браться за рецензию.

ПРАВИЛО ПЯТОЕ: самоценность. При прочтении вашей рецензии читатель не должен хлопать глазами и пытаться понять, о чем идет речь. Даже если он не читал рецензируемую книгу, вообще не знаком с автором или только что узнал о существовании фантастических романов — в рецензии должна содержаться вся необходимая для ее понимания информация. В крайнем случае можно сослаться на статью из МФ, но не более.

В рецензии может содержаться краткая информация об авторе книги, особенно если его биография поможет читателю проникнуться идеями, изложенными в рецензии, или иллюстрирует их. Фразы вроде “книга характерна/нехарактерна для автора” выглядят довольно умно, но только если за ними что-то стоит (см. правило третье). Однако мы рецензируем книгу, а не творчество автора и даже не заключенный в книгу текст. Не менее двух третей объема рецензии должно иметь непосредственное отношение к самой книге.

Чашка кофе и прогулка