РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Кот Кинг Сайз и Сверхкот Полукот

Кот Кинг Сайз очень часто смеялся сам по себе. Но, по большей части, причин никаких для смеха не было. Его всегда веселили вещи, к которым все остальные были равнодушны. Более того, Кот Кинг Сайз был одухотворен различными идеями, которые вообще вряд ли кому бы то ни было понравились. Если бы вы случайно оказались в его лаборатории, то много бы, чего услышали, и Хармс бы здесь навсегда отдыхал. Кинг Сайз часто восхищался состояниями, оттенками, ощущениями, о которых никому не приходит в голову говорить.
-Вы знаете, какая у Луны степень «почему»? – спросил он как-то на пресс-конференции.
Зал молчал. Сказать было нечего.
-А я знаю. У Юпитера степень «почему» гораздо выше.
-А у Сатурна, уважаемый профессор? – спросили из зала.
-Понятие степени «почему» не актуально для Сатурна. Когда мы говорим о Сатурне, то надо говорить «зачем», а еще вернее – «за чем», то есть, за Сатурном. И тут возникает парадокс. С какой стороны планеты нужно находиться, чтобы это было актуально. Вот взять два спутника – один с одной стороны, а другой – с обратной. Но ведь все это относительно. Разве не так, друзья мои? Ведь это все так. Парадоксы – повсюду.
-А вы знаете о всех планетах Солнечной Системы?
-Да. О всех.
-А что вы скажете об искусственных планетах, профессор Кинг Сайз?
-Вы понять, что дуализм ныне закончил свое существование, и сейчас – время третичности, а значит, и программирование должно перейти на асинхронную систему – «ноль-один-два».

В тот злополучный день шел дождь. Дожди в этом месте всегда шли по расписанию, это все потому, что Кинг Сайз обитал на искусственной планете, которая по форме своей напоминала огромную клешню рака. Ее так и называли в народе – «Клешня».
В незапамятные времена эта махина должна была стать частью какого-то проекта. Было это так давно и неправда.
Возможно, к делу был причастен Полукот Сверхкот. (Вопросы, вопросы….)
Что хватать этой клешней собирались, никто теперь не знал. Но что-то собирались, это точно. Одна часть планеты была нормальным классическим тором первых лет строительства поселений, далее же шел колоссальный шарнир, на который крепилась сама клешня. Ныне от клешни осталась нижняя половинка. Верхнюю кто-то когда-то снял. Электромагнитный привод находился в непригодности, так что схватить этой клешней что бы то ни было невозможно.
Предполагают, клешня должна была схватить Землю. Но Земля в любом случае была большевата для такого монстра. Сам Кинг Сайз считал, что космический краб строился специально для астероида Ж-60, на котором тогда добывали золото, и все это были проделки Полукота Сверхкота. «Раз астероид не отдают мне по первому требованию, я заберу его сам».

И вот, на Клешне шел дождь. Барабанил по крыше лаборатории. Трещали искусственные молнии. Шумел ветер, нагоняемый гигантскими пропеллерами, что прятались у потолка космического дома.

-Все изменится! — напевал Кот Кинг Сайз. — Все изменится раз и навсегда. Мое нахождение на Клешне символично. Я и он. Он – и я. Очень скоро мы будем пить шампанское, стоя на кафедре Вокотовского университета. Ха-ха-ха.

Материал достался ему почти бесплатно. Это был уголек, который остался после взрыва штаба Сверхкота Полукота много столетий назад.

-Клонирование! — восклицал Кот Кинг Сайз.- Да я и сам клонирован. Что может природа! Да, много столетий назад она еще рождала неплохие экземпляры. Но все вы произошли от одного мифологического котенка. А я… Я — Кот Кинг Сайз. Меня клонировал сам академик Кодтъ! Ха-ха-ха. Вы говорите, что клонирование давно запрещено? Ага. Вы все боитесь, что парадоксальность станет правилом, а реальность уйдет на второй план! Ха-ха-ха! Я это докажу. Я – великий профессор Кинг Сайз!

Кот Кинг Сайз часто хотел верить, что он помнил час своего рождения, хотя это было совершенно невозможно. Академик Кодтъ, великий отец экспериментаторов прошлого, изобретатель лазеров, взрывчаток, жевательных резинок, художник и поэт, клонировал Кинг Сайза обычным методом. Его предком должен был быть какой-то древний реликтовый кот, который, возможно, не являлся даже носителем разума. Но все испортила любовь к курению. В реактор для клонирования попала пачка из под сигарет, на которой было написано:

American Blend.

20 Filter Cigarettes.

King Size.

Последняя надпись им стала основополагающей. Новая жизнь явилась академику Кодту во всей своей ужасной красе. Окрас нового кота в точности повторял расцветку сигареты. Имелась и надпись. И именно: “king size. 20 Filter Cigarettes”. Зато с первых своих дней Кот Кинг Сайз проявил необыкновенную тягу к ученичеству. Одно время его даже звали ученейшим (от слова ученик). Зато, став совершенно дряхлым, академик Кодт уже ничего не боялся. Он верил в своего преемника. И все было верно. Кот Кинг Сайз был полон научного пафоса. Он был готов браться за самые невероятные проекты, которые отверг бы любой нормальный ученый.

Ныне и сам Кинг Сайз был уже стар. Его мало, кто любил, хотя он сделал в жизни не так уж много злого. Скорее, это было зло гипертеоретическое, зло его языка, зло жажды открытий и издевательств над реальностью.
Эксперименты были наркотиком профессора Кинг Сайза.
Полки его лаборатории были полны заспиртованных клонов. В специальных энергетических ящиках сидело несколько ужасных чудовищ, которых он получил, придав телесные оболочки ночным кошмарам. Он был уверен, что если когда-нибудь какой-нибудь из тварей удастся убежать, гибель постигнет все живое в округе. Уж на Клешне — это точно. Потом, вырвавшись наружу, существа переместятся на Землю, и Земля погибнет. Что касается луны, колыбели цивилизации, то Кинг Сайз был уверен, кто эта планета хранима каким-то особенными духами, и ее невозможно просто так разрушить.

Иногда, в секунды особого лукавства, он вдруг помышлял о шантаже.
Он вспоминал героя старинного кинофильма, который, завладев философским камнем, познал законы добра и зла и мечтал уничтожить мир.
-Я еще исполню свой хит! – восклицал он.
-Вы все живете, развлекаясь!
-Вы узнаете! Вы еще вспомните обо мне!
-Муркот! Ты где, негодный младенец!

Муркот уже давно как не был младенцем, но Кинг Сайз всякий раз называл его так. Он, старец, пораженный странной гордыней, считал себя избранным и потому разговаривал со всеми, как хотел.

— Ты что же? — стал наставлять Кинг Сайз.- Куда ты запропастился! Наступает день триумфа! Такого еще не было, мой Муркот!

-Да, мой учитель! — муркнул Муркот.

-Что «да»? Ты сам не знаешь, что сейчас сказал. Я закончил работу многих лет! То, что умел мой великий мастер Кодт, теперь доступно и мне. Но я решил не довольствоваться малым! Если я могу получить новую жизнь, используя лишь тени на предметах, зачем мне все эти жалкие судьбы? Весь все это мелко, как горох! Не правда, Муркот? Я уже всем все доказал. Но никто не верит, что я способен на это! Дай мне сюда телефон, мой ученик. Включи дальнюю связь! Я хочу рассказать об этом всем.
Тогда уж оставался последний штрих.
Все было готово.
Но вот незадача – мир не знал об этом. Никто, кроме старого профессора и его ученика, Муркота, и понятия не имели, что на планете Клешня вот-вот свершится Великое. Кинг Сайз боялся, что всеобщее безразличие убьет его эксперимент.
И вот, оставалось лишь нажать «ввод».

Панели светились зелеными огнями. По экранам уже с полчаса весело бегали звездочки «скринсейверов». Кот Кинг Сайз был готов смаковать свой успех. Он ни в чем не сомневался, и у него были на то права.

-Кому звоним-то? — спросил Муркот скромно.

-Звони в исследовательский центр Северного Блока Изолированных Котов. Попроси к телефону Господина Коттона. Давай. Не мешкай! Я устал ждать! Пойми! Это будет вершина моей карьеры. Я видел все. Я был в самых дальних мирах. Я проводил самые невероятные испытания. Но такое! Такое не сумеет никто! Получить клона — это пара пустяков. Изготовить его из пепла сгоревшей тени — это невозможно! Но как бы то ни было, еще никто не сумел клонировать личность! Я — первый. Я первый, я первый! А это говорит о том, что я – на одной линии с Мирозданием, которое дает жизнь, дает смерть, которое планирует новые виды, эволюцию, разум!

Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, старый козел, думал про себя Муркот.

Пошли короткие гудки.

-Алло. Алло,- донесся голос, — Включите видео. Я вас не вижу.

-Зато слышишь, о, Коттон! — расхохотался Кот Кинг Сайз.

-А, это ты, — узнал его Коттон, — говори, что ты хочешь?
Он собирался добавить «старый дурак», но удержался.

-Этот день пришел, о, Коттон!

-Какой день? — не понял Коттон. Его голос казался сонным. Он явно не ожидал услышать старого Кинг Сайза.

-Вспомни, ты сам мечтал об этом. Но ты давно понял, как тебе это не дано! Тебе не дано, слышишь, о, Коттон! Но это сделал я! Сейчас все это увидят! Все, все, все! Ха-ха-ха-ха-ха! Во всех уголках вселенной.

-Что? Что ты там такое говоришь?

-Я его воскрешаю. Слышишь ты? Это — день моего триумфа! Я шел к нему всю жизнь! И вот я достиг этого! Я уже готов, Коттон! Я ко всему готов! Сейчас включу экран, и ты это увидишь! Трепещи!

Кот Кинг Сайз щелкнул тумблером, чтобы дать Коттону лицезреть свою победу. Но одним звонком он не ограничился. Многие и многие известные коты стали свидетелями этой невероятной акции. Гордыня Кота Кинг Сайза была велика. Он бы не был самим собой, если б не оповестил многих серьезных лиц. Все ли ему верили? Скорее всего, что нет. Не смотря на все его заслуги, его многие считали полусумасшедшим.
-Вы готовы, господин Уусен? – кричал он.
-Как ваше настроение, миледи? Смотрите трансляцию! Сейчас начнется.
-Ага. Мистер Грин Ай! Вот и вы! Не отключайтесь!
-Я сделал это! Итак!

Масипенсио в тот день находился в главном кабинете Кошки Сиа. Они беседовали о возможности добычи металлического водорода на Юпитере. Масипенсио был бледен. Кошка Сиа не была им довольна. Молодой пилот начинал увязать в лености и ничего неделании. В тот самый момент, когда разговор должен был коснуться личностных качеств Масипенсио, когда одно его ухо уже было красным, а другое – бледным, экран загорелся. Изображения не было, зато слышался истерический хохот Кота Кинг Сайза.

— У-ха-аха-аха-аха-аха-ха-ха-хо-хо-хо!

-У-хо-хо-хо-хо-хо! Это я!

-Что это еще за идиот? — не поняла Кошка Сиа и от удивления сняла свои розовые очки.

— Трепещи, черно-белая! Это я! Бойся меня! Я знаю. Ты еще не веришь! Но сейчас ты все увидишь!

-Что это за супергерой? — не поняла Сиа.

-Это Кот Кинг Сайз, — ответил Масипенсио, — старый экспериментатор. Я узнаю его по голосу. Мы изучали его два часа на спецкурсах.

-А-а-а-а-а. Ну так я его знаю, мур. Помнится, я видела в музее разумную лампочку, и мне пояснили, что ее автор — некий Кинг Сайз.

-Ты делаешь вид, что меня не знаешь, Сиа? — захохотал Кинг Сайз.- Ты что, забыла наши переговоры в Коншкене? Я накажу тебя за свою гордыню, Кошка Сиа! Ты слишком вознеслась! Ты стала думать о себе так много, что уже забываешь тех, кого не следовало бы забывать!

-Он может и не блефовать, — сказал Масипенсио негромко, так, чтобы Кинг Сайз не слышал, — я его знаю. Я однажды был на его искусственной планете. Его самого я не видел, но было такое ощущение, что он на многое способен.

— Я — в курсе, — шепнула ему Кошка Сиа и продолжили, — И кто же ты все-таки такой? Покажи свое лицо. Голос твой мне не знаком. По тону его я слышу, что ты, верно, сумасшедший. Хотя если ты какой-нибудь там Зорро, я не имею ничего против. Но только времена Зорро уже давно канули в Лету. Покажись. Или ты боишься.

Экран включился, и взору предстал генератор Кота Кинг Сайза — блестящий, окруженный синеватым полем. В прозрачном окошке горел свет, и там крутилась какая-та структура, похожая на ленту Мёбиуса.

-Он — там! — Кинг Сайз воскликнул торжествующе, оставаясь за кадром.

-Кто? — не поняла Сиа.- Что ты там еще задумал?

— Сверхкот Полукот!

-Полукот Сверхкот? Каким образом? Объясни мне это пожалуйста!

-Я его клонировал.

-Он уже появился? — Кошка Сиа насторожилась.

-Сейчас появится. Я хочу, чтобы все это видели!

-Ты думаешь, что говоришь! — воскликнула Кошка Сиа.- Ладно, не буду выделываться, Кинг Сайз! Я тебе верю. И что с того? Ты что, хочешь получить какую-то гадость и выкинуть ее в пространство? Послушай меня. Я тоже много что могу. Я могу прямо сейчас дать залп по твоей Клешне, прямо со своей базы. Мне нужно три секунды. За три секунды он не появится. Зато…

-А мирное население Клешни? — спросил Кинг Сайз спокойно. – Ты думаешь о своем рейтинге? О нет, это – заявление заявлений. Кошка Сиа готова пожертвовать мирными кошками, чтобы убить меня, гения!

— Всего десять тысяч котов и кошек! Кинг Сайз! Ты сам не знаешь, что делаешь. Все они будут на твоей совести!

-Тебя отдадут под суд. А мне все равно ничего не будет. Мои исследования канонизированы! Я – великий профессор! Все уже давно ждали от меня чего-нибудь особенного. И вот теперь это случится! Я это сделал! Я сделал это, у-ха-ха-ха-ха! Он готов! Он уже структурирован! Он появится, и мир снова будет не тем, каким был прежде! Я – настоящий гений!

— Это будет исключительная ситуация.

-Ты единственный разумный кот, — заключил Кот Кинг Сайз, — то есть котик, да. Я давно тебя люблю. Ты же никогда не отвечала на мои письма. Помнишь, я тебе писал.
-Нет, не помню, — ответила Кошка Сиа.
-Ты меня игнорировала. Я знаю. Так делают многие, когда боятся. Это страх, кошечька. Но ты не должна этого делать!

-Ты — дурной старик, — ответила Кошка Сиа.

Она резко повернулась к Масипенсио и прошептала:

-Отправляйся на Клешню немедленно. Смотри очень внимательно. Если увидишь, что поздно, что появилось нечто такое, от чего нет спасения, делай ноги. Сколько тебе понадобится времени?

-Десять секунд — прогрев двигателей. Две секунды — старт, — отвечал Масипенсио, — до Клешни всего восемнадцать минут лету.

-Давай. Спеши. Держи меня на связи. Если окажется, что все это – дурацкий розыгрыш, разрешаю дать ему по шее. И не забудь добавить, что – от меня. Только что-то сдается мне, что все это не шутка.
-Слушаюсь, — ответил Масипенсио.

Масипенсио удалился.

-В наше время нет таких невозможных ситуаций, чтобы подставлять мирное население, как ты этого хочешь- засмеялся Кинг Сайз, — и ты это знаешь. У тебя нет никаких прав. Я же никого не шантажирую. Глупые твои усы! Пойми! Я никому вообще не угрожаю! Я просто хочу показать вам свой научный эксперимент. Я хочу показать вам, что мне нет равных! Я — гений! Вот и все. Сейчас — демонстрация. Я не хочу, чтобы это действо прошло незамеченным!

-Я давно знаю, что ты — гений, — ответила Кошка Сиа, — Что с того? Ты что, не знаешь, что ради уничтожения Полукота Сверхкота была взорвана целая планета. Это все равно, что пулять атомной бомбой по воробьям! Ты хоть знаешь, что он такое?

-Какая разница? Гений я – не он. Он – лишь инструмент. Мой инструмент.

-Этого никто не знает. Это было так давно, что никаких документов не сохранилось. Архивы исчезли. Корабль, который стрелял по Полукоту ракетами, тут же отправили автоматом к звезде, чтобы он там расплавился. Полукот — это универсальный организм. Его невозможно убить. Он постоянно размножается. Ты понимаешь это? Одумайся! Если мы чего-то не допризнавали за тобой, то все признаем. Мы канонизируем твои эксперименты еще раз. Хочешь, я подарю тебе кратер на Луне? Все, что пожелаешь, Кинг Сайз! Но я не хочу, чтобы ты делал это. Есть вещи, которые нельзя делать.

— Н-да, — проговорил вдруг Кинг Сайз.

Было видно, что слова Кошки Сиа его и впрямь растрогали. Усы его зашевелились в волнении. Уши напряглись. Он явно что-то обдумывал. Возможно, ему было необходимо немного слов, немного признания, и тогда бы его пафос быстро сошел на нет.

Но тут что-то произошло. Синее поле вокруг генератора позеленело, а в мутном окне произошел взрыв, пошли волны. Огонь становился все ярче и ярче, и вот, стекло начало плавится. Профессор Кинг Сайз в ужасе отпрянул. Струя горячего газа вырвалась из генератора, дым заполнил все вокруг, и некоторое время ничего не было видно.

-Масипенсио! — скомандовала Кошка Сиа.- Ты это видишь? Где ты, мой друг?

-Нет. Я не вижу. Я стартую.

-Так включи же экран. Слушай меня внимательно. Ты должен помнить директиву «сто пять». Ты должен иметь шанс убить себя, если встретишься универсальным паразитом.

-Слушаюсь, — ответил Масипенсио.

Дым вдруг рассеялся. Огненный сгусток вертелся посередине лаборатории Кота Кинг Сайза. Искры сыпались вокруг во все стороны, но ничего не прожигали. Муркот сидел в углу, закрыв половину лица хвостом.

Послышался свист. Казалось, что в огне точат ножи.. Звук это все нарастал, нарастал, перейдя, наконец, на совершенно невозможную громкость. Кот Кинг Сайз дрожал. Хвост его дымился. Усы были опалены. Он пытался и так и эдак закрыть уши, но свист не убывал.

И тут все смолкло. Огонь пропал. Полукот Сверхкот тотчас вышел из дыма. Он был элегантен. Он являлся самим воплощением моды. Модный кот и рядом с ним не стоял.
На нем был великолепный черный кожаный плащ, отдельные части которого являлись окнами в звездные пространства. Пальцы просто таки светились от перстней. Усы были закручены так, будто он был первым из пижонов во вселенной.

— Ну и что? — спросил он хитро.- Кричим, хо-хо? Что мне тебе сделать, а? — он посмотрел в сторону Кота Кинг Сайза. — Я знаю. Ты — сын сигареты. Я верну тебя на родину. Я превращу тебя в сигарету!
Профессор Кинг Сайз что-то пролепетал в ответ.
-Ты говорил, что ты – гений, — Полукот Сверхкот вынул откуда-то алмазную трость, — однако! Господа, я пришел! Начнем-с. Итак, первой ходит пешка! Что может быть гениального в одном предмете, Кинг Сайз?
Кот Кинг Сайз упал на спину и закрылся руками.
-И ведь не зря – 20 filter American blend! Будь ей, о!

Мгновенье спустя стало очевидным, что Кота Кинг Сайза уже нет. Сигарета вертелась в руках прекрасного, божественного на вид, Полукота Сверхкота.

-Курить или нет — вот в чем вопрос? — вопросил он театрально.- Как вы думаете, господа зрители?

Он щелкнул янтарной зажигалкой.

-А впрочем, — решил он вдруг.- Решите вы сами. Эта сигарета окажется в одном из магазинов! Я проверю вас на гуманизм. Если вы не успеете, значит, либо он вам не дорог, либо вы и правда не успели. Тем, кто мне не верит, прошу обратиться к врачу. А теперь — до встречи! А! — он посмотрел на Муркота.- Вот и ты! Это ты нажал кнопку «enter». Самая большая кнопка, не так ли? Я и сам так любил ее нажимать. Тонкий, замечательный, звук клавиатуры. А еще говорят же, что клавиатуры давно устарели, и нужно пользоваться голографическими проекциями! Нет. “ENTER” или “ESC” – и это тоже один из пунктов бытия!

-Я случайно! — дрожащим голосом проблеял Муркот.
-Но ты сделал великое!
-Я……
-Отчего же нет?
-……
-Отвечай!
Он сделал оборот вокруг своей оси, щелкнул пальцами и выпустил из трости облако конфетти.
-Возжелал ли ты, или тебя заставили, недостойный?
-Я…..
-Хорошо. Я знаю, что с тобой будет!
Муркот сжался. Казалось, он был готов провалиться, только бы не видеть всего этого.
-Дарую тебе счастье вечное! — улыбнулся Полукот Сверхкот.- Отныне любое твое желание исполнится.

-Я не хочу…

-Да будет так! Отныне и до конца дней ты будешь совершенно равнодушен к окружающему миру. Ты не будешь хотеть ничего. Чтобы ты не умер от голода, тебя придется кормить через трубочку. Не отчаивайся, мой друг. Все — в руках наших. Я мог бы назначить тебя каким-нибудь рубильником, и это была бы электрическая правда! Я мог бы сделать из тебя брызги шампанского, и тогда бы тебя выпили. Я бы мог сделать из тебя клавиатуру! Представь себе! Но вместо этого, ты просто уйдешь в долину снов!
Прощайте! Но я еще приду! Занавес поднят! Начнем-с!

Он покинул лабораторию.

Когда Масипенсио прибыл на место происшествия, Муркот безжизненно сидел в углу. Он почти ни на что не реагировал. Подъехавшие вскоре врачи унесли его на носилках.
В лаборатории царил настоящий разгром. Лопнувшие части генератора разлетелись и воткнулись в стены и мебель, будто ножи. У потолка висели клубы зеленого дыма. Все электрооборудование вышло из строя.

-Вы зарегистрировали изменения в энергетике? — спросил он у диспетчера орбитальной службы.

-Да. Два выброса. Первый — микроскопический. Второй — огромный. Мы пытаемся проконтролировать.

-Проследите оба.
-Мы стараемся.
-Посмотрите, куда ушло излучение. Оно могло направиться на Землю или на Луну. Этого нельзя допустить.

-Я просмотрю, — ответила ему по радио Кошка Сиа.- Не сомневайся. Со своего корабля я могу контролировать любые изменения. Сигарету мы вычислим тотчас. Если, правда, ее не успеют выкурить в ближайшие пять минут. Ты полетишь за ней!

-А если она окажется в магазине где-нибудь в иной звездной системе?

-В любом случае, тебе придется попытаться. Профессор Кинг Сайз – важный свидетель. Мы должны отловить его в этом новом состоянии.

-Он нам нужен?

-Конечно.
-У вас есть мысли, как вернуть его в первоначальное состояние?
-Нет, конечно. Но я и не специалист в этом. Разберемся по ходу.

-Куда же исчез Сверхкот Полукот?

-Полукот Сверхкот? Я не знаю, Масипенсио. Он может перемещаться, как он хочет. На самом деле, я ничего не знаю о нем. Я пользуюсь лишь той информацией, которую когда-то давно изучала. Но у меня хорошее чутье. Я сразу поняла, что дело пахнет керосином.

-Клоун какой-то, — возмутился Масипенсио.

-Он еще тот клоун. Ты ведь не хочешь, чтобы он превратил Землю в теннисный шарик, а Луну – в мыльный пузырь?

-А он может?

-Не знаю. Мало ли, что. Он всегда говорил, что может, но мы ничего о нем не знаем.
Спеши. Сейчас я тебе дам координаты, где появилась наша сигарета.

* * *

-Я хорошо помню эти дни, — сказал Мишель Котуавзье.

-Н-да, — ответил Котэн Де Кот, — наша цивилизация, привыкшая лишь к телевизионным катастрофам, так ничего и не поняла.

-Ну, не скажите. Когда дело дошло до самого крайнего, это все ощутили.

-А что, как ты думаешь, мог он Землю и Луну превратить в теннисные шарики, которые бы продолжали вращение друг вокруг друга.

-Все могло быть. Мне кажется, особенно силен он был в первые часы.
-Да. Но, на самом деле, так ничего и не доказано, — проговорил Котэн Де Кот, — даже теперь. Некоторые материалы засекречены. Некоторые будут рассекречены только теперь. Кое- что – совсем уникально. У нас в руках есть то, что еще никто и никогда не видел.
-Значит, и мы узнаем об этом впервые.
-Да, я так думаю.
-И правильно. Я, например, до того, как приступить к этой работе, и понятия не имел, что электрический привод Клешни до сих пор хранится в секретной лаборатории. И, хотя никто уже давно ее не изучает, сей факт имеет место. Это – огромная машина. Электричество вырабатывает термоядерный реактор. Масло генерируется при распаде молекул. После чего оно попадает в электромагнитные насосы, те питают гидравлический привод. Благодаря этому обе створки клешни могут выполнить очень мощный захват. Маневренность этому сооружению придавали планетарные двигатели, а маршевое сопло должно было перемещать Клешню по всей Солнечной Системе. Двигатели эти были демонтированы еще несколько веков назад. Коррекция орбиты ныне производится раз в 20 лет с помощью буксира.
— Замечательная информация, мур.
-Да. А ведь раньше коты и не задумывались, какие странные вещи летают у нас под носом.
-Да. История есть наука сложная, но замечательная.

Чашка кофе и прогулка