РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Сергей Рок. Спич о «Пушкинском юбилее»

Ребята, здравствуйте.
Наш мир сегодняшний — он не то, чтобы из другого теста. Просто наличие гаджетов, всяких разных сигналов, протоколов передачи данных, заставляет наш мозг усиленно приседать и отжиматься. Но суть…. Нет, сути нет. Есть маленькое окно, как в танке, и через эту узкую щель нужно различить, что есть свет, а что есть — тьма.
Но — если они слились?
Если гаджеты уже вшиты вам в мозги?
Помните, был такой фильм — «Город тьмы», где люди и понятия и имели, что над всеми ими проводят эксперимент, и что они вообще — не на земле. Главный герой и полицейский офицер поехали отыскать одно местечко, и нашли его. Это был плакат на стене. И вот, плакат был сорван. Полицейский взял молоток, пробил стену и увидел — что за стеной — межзвездное пространство. Весь город — это какое-то сплошное надувательство, висящее непонятно где.

Теперь, еще раз — о «Пушкинском юбилее».
Так называется мой достаточно небольшой роман, который я написал в прошлом году.
100 лет вперед. Россия. У каждого человека в голове — чип (разумеется). Это хорошо. Все люди делятся, впрочем, как и ноне, на общественные прослойки.
Богатые и красивые. Это есть у вас чип дорогой, то можно его напичкать программами «талантов», «умений», прочим. Все люди новой расы — звезды, певцы, поэты. На то у них есть лицензия.
Вторая прослойка — москвичи (жители Московии). Им тоже неплохо живется. Земля, небо, подземелья — все заполнено торгово-развлекательными центрами. Очень модно: покупать секс-машины. Посещать секс-аттракционы. Кататься на коньках. Развлекаться.
Было сказано: он вернется.
К 6 июня планируется оживить Пушкина.
Третья прослойка — Иваны. Они живут в остальной России, за пределами Москвы. Для въезда в Московию им нужна виза. У них — третий тип чипов.

Собственно, кто желает — может прочитать. Произведение это есть в библиотеке портала, и фантастики в нем не так уж много. Да и скажу вам, у меня не было никакой цели. Я просто размышлял, поставив перед собой монитор и клавиатуру.
Пушкин присутствует повсюду: в обязательных блоках рекламы, которая через чипы транслируется прямо на роговую оболочку глаз, в рекламе на улицах, в названиях товаров, в гигантском плакате, который висит на орбите.
Главный герой торгует Листом. Это — вещь крайне опасная.
Сегодня, 6 июня, почему-то хочется сказать именно об этом. Ибо — то что мы чтим, это прекрасно. Но мы также не должны быть слепыми и к явлениям нынешним.

* * *

И тотчас, точно услышав мои мысли, в голове рванула рекламная бомба.
-Он ждал 300 лет!
-Вернуться, чтобы стать звездой!
-Звезда — навсегда!
-Прикольни, йок-ом-акшен, выиграй новые наклейки на программный код, заплати Пушкину, помоги, это чисто Пушкин начинает новый путь.
-Воу, Воу!
-Россия — по-э_______тическая стра-на! Добрая душа! Серхио Полуянович, лучший поэт 80-х. Серхио, что вы думаете?
-Недавно, я выхожу на улицы Тель-Авива. Бьютефул! Вондерфул!
-Скажите, Серхио, а что вы думаете о том, что вам скажет Великий.
-Я думаю, что я ему расскажу…..
-Что же….
-Как мы живем. О революции.

Интересно, подумал я. Это какая такая революция? Лет десять назад у них там передел имущества был, и дети этих передельщиков, они считают себя детьми революции, но вообще, это никого не коснулось, разве что, цены на 5% подскочили (то есть на 5 умножились), хотя и этого никто не заметил. Потом, вышло много книг, что-то типа «Моя революция», или — «Революция on-off», и еще — много всего. Но я как-то не читатель. Тем более, читать про Их жизнь Их глазами.
Я и так на все это насмотрелся.

Одна клиентка, Мерелин Монро Емелькина, она постоянно тащила меня в кровать. Но мне еще раньше предупредили, что этого лучше не делать. Никаких кроватей, никаких там интимных загибов у подоконника, в ванной — все это может очень плохо кончиться.
-Смотри, — сказал мне Джоник, — два типа были, и они не вернулись именно после похода к ней. И я точно знаю, что их никто не повязал. У меня с подвязками все нормально. Что ты думаешь — мы уже месяц милицейский Лист продаем.
-Да ладно.
-А что ты хотел?
-Да я чо?
-Так вот, эта вот Мерелин Монро, ты поаккуратней. Я справки навел — раньше ее Карп снабжал, там вообще три невозвращенца.
-Что же она с ними делает? Ест?
-Откуда ж я знаю. Все может быть.
-Или забирает в лоно.
-Что скорее всего.
-Представляю, каково им там.
-Думаешь, они там живы?
-100%.

-Серхио, значит, вы будете разговаривать с Александром Сергеевичем о революции?
-Не знаю. Я расскажу ему, что и теперь, в нашем мире, много зла, и главное из них — это мировой терроризм, а лучший город на Земле — это Нью Йоо-ё-ё-ё-ё-ёк! То есть, Мос-кАу, йе, и в мире все разграничено правильно. Например, есть премия «Грэмми», а мой друг Майкл Петренко, он — зе бест artist, yeah. Он — самый модный художник Москвы.
-Серхио, а о чем еще вы поговорите с Александром Сергеевичем.
-Не знаю. Я думаю, мы сразу же подружимся.
-И выступите на MTV?
-Да, я совсем забыл об MTV. Очевидно. Мы выступим. Это будет наше шоу. Наше кул-шоу.
-Серхио, говорят, на последнем корпаративе в доме княгини Замоскворецкой вы заявили, что в следующий раз приедете сюда вместе с Александром Сергеевичем.
-Кто это вам сказал?
-Есть информация.
-Нет. Не знаю. В первый раз слышу.
-А на корпоративе в честь покупки дочерью князя Голицина-Акопяна статуса примы-балерины вы обещали спеть вместе с великим поэтом в дуэте.
-В дуэте?
-Вы и от этого отказываетесь, Серхио.
-Да, ге-ге-ге. В отказ пошел.
-Тогда скажите, будет ли вообще шоу?
-Да. Наше стрип- шоу. Или страйп. Не помню, как правильно.
-Хо-хо-хо, итак.
-Итак.
-Итак.
-Итак.
-Итак, наш гость забыл язык.
-Ге-ге-ге, итак.
-Воу!
-Ю- у!
-У! У!

* * *

Вот и все, ребята.
Это все, что я хотел сегодня сказать. Ибо завтра будет 7-е, и мой спич будет уже немного не в тему.
Пойду вотку пить.

Чашка кофе и прогулка