РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Одиннадцать. Александр Рыборецкий

             Авторы сборника портала «Книгозавр»

            Что нужно человеку, чтобы чувствовать себя живым, настоящим? Видимо, разным людям нужно разное. 
  Кому-то достаточно построить дом и набить сундуки. Еще есть дети, семья . Еще — книги. И — память. В ней — события, мысли, радости и горести. А у некоторых еще — страны, моря, облака, что громоздятся над горизонтом не здесь, а там, за нашими горизонтами. И когда в памяти накоплено множество других стран, городов и даже океанов, то нередко хочется поделиться этим с другими. И очень хорошо, если к памяти этой и желанию есть дар — рассказать так, чтобы читатель увидел небо, почувствовал соль на губах, услышал рев шквала с ледяными брызгами.
             У Александра Рыборецкого такой дар есть.
  Я помню, как в детстве часто просила папу рассказать о тех местах, где он побывал. А побывал он, штурман дальнего плавания, много где. Я листала книги и атласы, рассматривала картинки, и сердце заходилось от осознания, вот, эти пальмы и эти острова с пингвинами видел мой папа! По-настоящему видел! Но папа хмыкал, покуривая, и рассказов я запомнила всего два — о том, как тощи и облезлы кошки в Лас-Пальмасе и многократно повторяемую гостям историю о мусульманине, поившем кока-колой трех жен, что сидели рядышком, «как матрешечки». Гости ахали и кока-коле и количеству жен, и паранджам, на них надетым. Мне этого было мало. Я кормила воображение книгами. Тур Хейердал, Жак-Ив Кусто, Жорж Блон. А позже, когда уже не только лишь картинки и романтика — мужественный Джек Лондон, внимательный Паустовский, язвительный Конецкий… И как бы все? Были, конечно, еще авторы, но мне хотелось о море, а не о морских сражениях. Но, как ни странно, ниша интересного морского чтива не переполнена.
    Сам Александр Рыборецкий писателем себя не считает. Вольно ему, пока «травит» он морские свои «байки», пишет очерки и рассказы. Пусть не считает. А я пока что буду просто читать. О том, как жили те, кому наши матери и мы посылали радиограммы «дома все порядке лена закончила пятерки игорек уехал пионерлагерь люблю целую…»
  Я выросла в городе, где жить полгода в ожидании мужа из рейса, а потом встречать его среди зимы — с южным загаром, отвыкшего от домашнего уюта и от тихих разговоров без мата, — нормальное дело. И Александру я благодарна за то, что увидела их, научных сотрудников, бородатых, в затертых белых шортах, после вахты и подвахты орущих в каюте за маленьким столиком одну на троих песню о Летучем Голландце. Увидела тех, кого ждут, ждали и будут ждать на берегу.
Пусть Александр Рыборецкий считает себя кем угодно. Но при этом пусть пишет дальше о том, чем полна его память. Поверьте, у него это прекрасно получается!

И наши вопросы Саше.
Елена Блонди: Почему ты начал писать?
Александр Рыборецкий: Я бы не стал называть свои небольшие опыты в написании прозы — писательством. Хотя, наверное, у любого читающего человека, рано или поздно возникает вопрос — почему бы и нет? Он(она) может — что же мешает мне? Кроме этого, возможно, наложился отпечаток профессии — когда проводишь по полгода в море, в ограниченном круге общения, то, по возвращении, хочется поделиться со знакомыми, родными, рассказать о каких-то интересных моментах. По морскому это называется — «травить», травить какие-то байки, истории. Свою роль играет и ностальгия по славным морским временам, теперь я осел на берегу и в море бываю от силы несколько дней в году.
Таким вот образом я и присоединился к группе графоманов- «производственников», согласно бытующей на Самиздате классификации. Продолжу ли я свои эпистолярные опыты — покажет время, в настоящий момент я достаточно занят своей непосредственной работой.

Елена Блонди: Что для тебя интернет?
Александр Рыборецкий: Свобода. Свобода читать то, что мне интересно. Свобода смотреть то, что мне интересно. Свобода получать любую информацию. Свобода общаться с теми людьми, которые мне интересны.
Это не наркотик, скорее образ жизни. Работа предполагает постоянное общение с компьютером, так что я практически все время, за исключением сна — нахожусь в сети.
Хотя, когда вырываюсь на несколько дней «на природу», или ухожу в море — отсутствие Сети не угнетает совершенно!
Александр Рыборецкий на Самиздате

Чашка кофе и прогулка