РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алексей Уморин. Хроники МАРСИАНИНА

«Небо, если ты слышишь, пошли ему мобильный телефон — этот, ну ты знаешь, или, на худой конец, тот, ну, знаешь тоже, ты же не с Марса, ты на Земле: то есть Крутой, Мобильный, Т… «КМТ». А то сойду с ума.»
Я марсианин. Упал с Марса, а он – он тут свой и хочет крутой мобильный телефон. Крутую «но…» или, на худой конец, «со…» – не решил. Но хочет так, что у него скулы сводит. Сводит, сводит, сводит…. И я возвожу глаза в круглое небо, из которого вывалился вчера и думаю: «Небо, если ты слышишь, пошли ему мобильный телефон — этот, ну ты знаешь, или, на худой конец, тот, ну, знаешь тоже, ты же не с Марса, ты на Земле: то есть Крутой, Мобильный, Т… «КМТ». А то сойду с ума.» Но это небо молчит, а моё далеко. Хотеть КМТ теперь такое же общее место, как искать туалеты зимой на улицах. Летом — да, летом всюду привет, надежда — надежда и запах, и синий цвет спасительных кабин, сонные бабушки с туалетной бумагой. Но зимой… Кто не бежал по улицам холодного зимнего Города (в любой точке) тот вчера еще был марсианином. Отвечаю.
И нам его не понять, как и то, что вы не хотите крутой… Ну, вы поняли.
Прикинуть только: входишь в автобус, а у тебя в руке… Ой, что у тебя в руке!!! Смотрите все, то есть слушайте, а потом и смотрите: вот сюда, в эту руку, в которой у него — что?
Правильно, КМТ.
Я – враг КМТ. Я, марсианин, – их, – категорически поперёк. И если что, если они окончательно победят, улечу обратно на Марс. Что остаётся делать? …В Китае это дерьмо просто зачерпывают лопатой. Из Америки приезжает пароход в полморя размером, и выдувает из себя прессованные контейнеры с мусором, который мексиканские нелегалы сколько-то отсортировали на удалённых от городов фабриках. И пластиковый компост китайцы еще раз сортируют, мелют, моют и – варят мобильники. Там, в рассоле рисовых полей они набухают на стадии закисания, проходят сбраживание, сцеживания, разбодяживание, проклевывают скорлупки и – вот уже, вскрякивая, сплёвывая и попукивая, скачут по столу разные, серебристые, чёрные, красные, прыгают, шерудят лапками… «Кууд-куда! – говорит им электронный пастух, и лопатой сметает подросших в мешок, разобрав по отдельности: крылья, гребни, перо… Особенно и по отдельности – кукарек. Кукареки — отдельным мешком. В Эмираты, и, далее, везде. —
«Немецкие, финские, английские…» Какое! — Выгода держит сей мир. Комплектующие все с рисовых плантаций за Великой Стеной, — разве что, сборка…
Но — ему на это плевать. У них, видите ли, в школе уже не можно с «вокст…», у них там у всех уже…, и давно … Я долго оставлял это «уже» на совести тех, кто «уже» покупают. Однако, после четырёх месяцев конкретного отказа носить простенький, но цветной, с великолепным кукареком «вокст…» — я выдрал, с подкладкой вместе, заначку и пошли мы ПОКУПАТЬ.

ПРИОБРЕТЕНИЕ.
Столичный рынок телефонов богаче, чем предполагалось. Раскладушка, которой пользуюсь, тут уже по унизительным 30 – 50 долл., плюс — непрерывная материализация из воздуха молодых людей, решительно хватающих за рукав: «Что продаёте?». Видимо, здесь на покупателя не так просто и вытянуть. Предметы, отдалённо напоминающие кошелёк, на этом рынке режут сразу. Заранее решаешь – где прятать заначку. И то ли зажать в кулак и — карман штанов, то ли надеяться, что из внутреннего застёгнутой куртки всё таки не достанут… Наконец дошли …
– Серебристые, полосатые, чёрные, чёрные, еще раз черные, серые, белые с большим окошечком и с окошечком малым, кнопочки тут, здесь, там, кнопочки по бокам и «аж вот так », и даже вовсе без кнопочек, когда он бревнышком или десантной баржОй. Ой-ой! Сюда надо — не раз и не два, твёрдо зная, чего ищешь и тогда только есть шанс удалиться с гордо поднятой головой. Или сплюнут, — мимо которых просто прошёл, запрезирают — у кого спрашивал, и пошлют вслед цыганский заговор «на кривой нага» — кому пообещал, да не вернулся. Ну, денег пожалел. Или — «кривой нага спотык напался»…
Нельзя покупать на рынке. Слишком много всего. И слишком телефоны тут похожи на маленьких человечков, потерявших родителей, или б\ушных кукол, глядящих в ряд из-под стекла витрин мёртвыми лицами.
И нахальные продавцы. И тесно как-то, бок о бок с карманниками. И милиция – поголовно милиция, чисто вымытая и откормленная, у дорогих моделей, никогда не поодиночке милиция, но всегда вдвоём, втроём… Здесь отчётливы технологии власти. Манеры её.
…Мы бежали. И даже удалось пробраться через ряды молодых людей с деревянными остеклёнными коробочками, продающими, и не так, чтобы совсем задешево, телефоны понятного происхождения не скрываясь, глаза в глаза, и неясно только, почему милиционеры, прохаживающиеся окрест, не берут всю эту организованную гоп-компанию и не везут, зарешётив, туда, где ей и положено. Однако мораль моралью, а проблема осталась висеть. ..
…Если вы ездите на машине, то есть в личном сейфе, вы, под замком легко сохраните себя, — свои глупости и привычки, спасая от хирурга реальности. Так что, если вы передвигаетесь на авто, или, на худой конец, совершаете пятиминутные броски в маршрутке, дальше лучше не читать. Но если стать ближе — жЫзни народной, то, вы, бесспорно, из пригородных автобусов. Обычно, — рыдван, (той или иной степени громоздкости, возраста, колёсной оснастки и дурной исправности) передвигается по путям Родины, дымя, спотыкаясь и припадая на заднюю правую, но неизменно курлыча исправной музыкальной шкатулкой. Здесь любой пытается дать представление о себе демонстрируя телефоны. (Не пинаться же всю неделю, пивом укушамшись, для этого пятницы вечера существуют.) И достают телефоны, и вот, что за день душа приняла, через мобильники вываливают на соседей.
…Чего только не наслышишься в пригородных автобусах. Звонят почти непрерывно, в течении часа или получаса пути. Всплески музыкальных сигналов совершенно меняют сам дух поездки, словно бы не надоевший рейс, а первомайская демонстрация. Не хватает только дикторов. Но их с успехом заменяют функция громкой связи. О, эта громкая связь, через которую проигрываются файлы допотопных форматов, визжа, рыча и распугивая всё живое в радиусе осколочного поражения Ф-1. Я бы так и называл эти форматы Ф-1. Сейчас, конечно, осколочные гранаты сейчас придуманы новые, более современные, но принцип тот же: вошёл, нажал и – все умерли.
Я Марсианин. Я еще помню времена, когда от транзисторов не было спасу ни в магазинах-улицах, ни в автобусе. Кто-то из фантастов даже придумал Чёрного Робота, который входил в автобус и тупо жрал подряд все поющие транзисторы. И никто с ними ничего поделать не мог. Увидевши милицию, робот быстро дожёвывал очередное музустройство и, сплюнув батарейки в сторону преследователя, сворачивал за угол, где исчезал. До следующего транзистора. Я подумал, что, как бы ни хотелось, а Чёрных роботов долго еще не появится, и поэтому мы предприняли еще раз попытались купить телефон. Типа КМБ
Газетные объявления – суть ужас и гибель для человечества. Всяк, купивший газету типа «Из рук в руки», заранее трепещет отворяющихся просторов. За каждой строчкой здесь райские кущи на б\ушных диванах, то рота дежурных джиннов, сию же секунду готовых отстроить дворец. За «сущие копейки». Так же трепетал и я, разворачивая эту страницу объявлений, и читая…
И ОНО пришло. Когда «оно» приходит, первое правило: не рыпайся вернуться, отказаться, выбросить газетный лист. Искал — накликал. Попался. Всё. Ибо давным давно решено и там, в завтра ты уже отдал искомую сумму — не спрося половины того, что надо, не проверя и трети, что необходимо и уже рыдаешь или всё еще радуешься, но «бу. спок»: зарыдать еще придётся. Придётся. Жизни нет, когда только радоваться.
Так и вышло. И солидно обдуманный план приобретения, когда деньги отдаются в последний момент, рухнул, и сын, вроде такой многознающий, прошляпил, и ты, ты сам, который всего день назад знал, что прежде всего поверяются механические детали, забыл всё на фиг, потому что стоит только взять в руку это… Это вот чудо, это поющее, разговаривающее, умное и с огромным экраном чудо, как сразу отсыхает язык, всему миру говоришь «да», смолкаешь и, преданно глядя в глаза небритому, но очень симпатичному продавцу («потому что деньги очень нужны, потому что сложилось так, мы и мебель сейчас распродаём») – ты веришь, веришь, веришь. И суёшь деньги, и, со странным толчком в сердце глядя на удаляющиеся его плечи в светлой куртке, думаешь: «А почему у него были рваные кроссовки?», но эта мысль немедленно перебивается другой, третьей, потому что в самом светлом сомневаться нельзя, а телефон в руке явно тот: К.М.Т. и можно не сомневаться, что носить его дитя станет. Короче, когда спустя пять часов, уже дома выясняешь, что устройство порядком таки угроблено, настроение издаёт этакий музыкальный взвизг, как перерезанная струна.
Или горло.
…Сна опять нет. 200 баксов маячат перед глазами, как голова кобры, …И все, что хочется, это накрыться подушкой и медленно опуститься в нирвану. 200 – это как раз столько сколько тебе хватило бы на…- И следует длинный список вещей, и маршрутов, которые можно было бы… Но – сам дурак. …Утром стало намного легче, а в конце дня нам телефон исправили. …Всего за 12 долларов. И мастер по доброте душевной еще и закачал в него всякой всячина на столько же…

Сейчас, месяц спустя, когда урожай восторгов собран и он порой забывает вытащить телефон из кармана куртки, придя из школы, я начинаю потихоньку собирать доводы, почему всё таки стоило покупать этот … телефон. Конечно, это не потому, что восторги. У КМТ есть 2 мп. камера, а это тоже способ видеть окружающий мир. Мы отделены от мира, мы уже не охотимся на охотимся на сурка или мамонта, мало того, поголовно прикрываем глаза очками. Поэтому — ПРИСПОСОБЛЕНИЕ.
Конечно, теперь, когда бы ни позвонить, сын наверняка откликнется, если только мобильник не окажется в этот момент в лапках одной из многочисленных подружек, которые просто нажимают отбой. Почему то прежний его телефон девочек не прельщал?
Конечно, это всё Китай, «Агент, — ударяя на первую букву, — влияния». — В любом, кто еще из Страны Советов, «прошит» пограничный пёс Алый вместе с собакой Карацупы, орлы великой битвы с «Агентами» ЧИНАнизма. Вечная им память, хвостатым героям, но их давно победили, жить сейчас без китайщины нельзя . Это уже почти как не дышать.
И, наконец, теперь, входя в родную пригородную электричку вечным маршрутом на Петушки или во влачащийся мокрым брюхом аки гад земной, автобус, я с горделивой уверенностью переношу все эти невероятные, дикие полузадушенные хрипы простеньких мобильников, Из которых их бедные владельцы любыми способами извлекают «песню». Хоть Кобзон, но «Шоп Голос был»… И я по-прежнему слушаю эти «песни», хрипящие, воющие над ухом, но, почему-то, уже не хочется вскочить и, махая руками, жрать пластмассу, сплёвывая батарейки, на манер Чёрных Роботов, — потому что — У ДОМА, У ТЕБЯ ЕСТЬ ПОЛУЧШЕ. На Земле надо, чтобы всё как у всех. Даже марсиане это теперь понимают.

Вопрос только в одном: когда и себе смогу купить столь же шикарное китайское пластмассовое с фотокамерой и прочими наворотами дерь… то есть, КМБ. На Земле можно жить — (даже при недостатке синих кабинок) лишь при этом условии.

УМОРИН Алексей.

Чашка кофе и прогулка