РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Дженни Перова. Читаю… (Эрик-Эммануэль Шмитт)

Эрик-Эммануэль Шмитт «Как я был произведением искусства»

Эрик-Эммануэль Шмитт (фр. Éric-Emmanuel Schmitt, 28 марта 1960 года, Сент-Фуа-лес-Лион) — французский писатель и драматург. Его пьесы были переведены и поставлены в более чем тридцати странах мира…

Эрик-Эммануэль Шмитт «Как я был произведением искусства»
Аннотация:
«Главный герой, он же рассказчик – безутешно несчастен. Его братья-двойняшки – символы мужской красоты. А он – обычный, ничем не примечательный парень. Обескураженный и заброшенный он пытается даже покончить жизнь, прыгнув с утеса высотой почти двести метров. Но тут в его судьбу вмешивается случай. Рядом оказывается известный скульптор – Зевс-Питер Лама. Художник, который творит свои произведения из подручного материала – человеческих тел. И парень соглашается ухватить свое счастье. Под именем Адам-бис, с помощью кисти, резца и скальпеля, он становится статуей. С этой минуты его назначение – стоять на пьедестале в прямом, переносном смыслах.
Сначала такая жизнь кажется ему любопытной. Теперь и на него смотрит публика. Но очень скоро Адам понимает, что быть в центре внимания по крайней мере весьма утомительно…»

Роман произвел на меня странное впечатление — было интересно, но как-то неприятно, даже на физическом уровне неприятно — но это моя реакция, подруга ничего такого не испытывала, когда читала. Еще страшно занимало: как же все-таки выглядел главный герой после преображения?! Чем-то напоминает «Волхва» Фаулза, но в таком абсурдно-комическом варианте. Очень своеобразная вещь.

Вот Евангелие от Пилата мне очень понравилось — как пишут в аннотации, это «изысканный исторический детектив, в котором традиции Михаила Булгакова тонко и изящно переплетены с традициями Умберто Эко» — интересно, а читал ли Шмитт Булгакова вообще-то?!
Я бы сказала, что это философское произведение, в котором очень интересно дана евангельская тема — сначала, в прологе, от лица самого Христа, потом — от лица Понтия Пилата. 

Вот окончание пролога:

«Свершилось. Я вглядываюсь в ночь. Черное жестокое небо. Ветер доносит до меня запах смерти, запах клетки со львами. Через несколько часов все будет кончено. Через несколько часов станет известно, был я посланцем Отца моего или простым безумцем. Еще одним. Великое доказательство, единственное доказательство будет предъявлено только после моей смерти. Если я ошибся, то даже не узнаю о заблуждении, я буду плавать в небытии, равнодушный и лишенный сознания. Если я прав, то постараюсь не творить из этого триумфа, а понесу остальным радостную весть. Ибо, будучи правым или неправым, я никогда не жил ради себя. И умру не ради себя. Даже если сегодня вечером меня убедят в моей неправоте, я не отступлюсь. Ибо, проиграв, я ничего не потеряю. Но, выиграв, я выиграю все. И отдам выигрыш людям. Боже, сделай так, чтобы в последнее мгновение я оказался на высоте своей судьбы. Чтобы боль не заставила меня усомниться! Нет, я выдержу, буду тверд. Ни единый крик боли не сорвется с моих уст. Как я нерешителен в своей вере! Как природа противится милосердию! Иешуа, возьми себя в руки. То, чего я опасаюсь, ничто по сравнению с тем, на что я надеюсь.
Меж деревьев появилась стража. Иегуда несет фонарь и ведет солдат. Он приближается ко мне. И указывает на меня.
Я боюсь.
Я сомневаюсь.
Я жажду спасения.
Отец мой, почему ты покинул меня?»

И начало Евангелия от Пилата:

«Я ненавижу Иерусалим. Воздух, которым здесь дышат, не воздух, а сводящая с ума отрава. Все становится чрезмерным в этом лабиринте улиц, которые проложены не для того, чтобы вести в нужном направлении, а для того, чтобы человек потерялся в них. На дорогах здесь не двигаешься, а постоянно с кем-то сталкиваешься. Повсюду смешение языков стекающихся со всего Востока народов, которые говорят только ради того, чтобы не слышать друг друга. Здесь слишком пронзительно кричат на улицах и слишком много шепчутся по домам. Здесь не соблюдают римский порядок, потому что его ненавидят. Город задыхается от лицемерия и подавленных страстей. Даже солнце, выглядывающее из-за крепостных стен, кажется предателем. Здесь невозможно поверить, что одно и то же солнце сияет над Римом и ползет над Иерусалимом. Солнце Рима дарит свет. Солнце Иерусалима сгущает тени: оно создает темные уголки, в которых плетутся заговоры, коридоры, по которым разбегаются воры, возводит храмы, куда римлянин не имеет права ступить ногой. Солнце-светило против солнца — создателя тьмы, я променял первое на второе, когда согласился стать прокуратором Иудеи.
Я ненавижу Иерусалим. Но есть кое-что, что я ненавижу больше Иерусалима. Это — Иерусалим во время Пасхи…»

Еще я было перепутала два фильма под названием «Распутник» — думала, что по драме Шмитта был снят фильм, где играл Джонни Депп, ан нет! И этот фильм я вовсе не смотрела: «в исторической драме «Распутник» Шмитт рассказывает про жизнь французского философа Дидро. В 2000 году это произведение было экранизировано французским режиссёром Габриэлем Агийоном»
Дени Дидро играет Венсен Перес — особенно впечатляет игра Переса и шокирующая откровенность некоторых сцен, чем он увеличил отряд своих поклонниц. «Распутник» — эксцентрическая комедия, в которой легко можно увидеть сатиру над религией, философией и пуританскими взглядами на мир

 

Чашка кофе и прогулка