РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Подарок в День Рождения! Квинто Крыся )

У прекрасного неутомимого и неумолимого ронина Квинто Крыси сегодня день рождения!

И по традиции кроме всяческих пожеланий, славословий, мадригалов и дифирамбов, мы дарим Квинто Крысе стихи ее собственного сочинения, небольшой рассказ (её же) и рисунки ее собственного рисования.

Автор, пиши еще!

 

Коктейли

 

Коктейль N1
20 мл. завтрашней ночи,
10 мл. дождевой воды,
Какой-нибудь ликёр ядовито-голубого цвета по вкусу, но не менее 1 л.
Щепотка пепла (сами знаете, что следует сжечь) для украшения
серый цвет. вата. придавило. у неба не хватает дыхания
открыть голубые очи — утру.
надеваю кольца, сразу все.
пальцы гнутся и звенят весь день,
нет, дребезжат, трудясь над словами
пустыми столь же, сколь и звон.
лишь в глубине сознания,
тише, чем жвачка (одно-второе-третье-надо-надо-надо)
царапает мысль (снишься зачем?): мы встречаемся,
я остаюсь с тобой
навсегда.
навечно.
и нет мне исхода, нет! НЕТНЕТНЕТ!
страшно
разбирая полеты ввечеру,
никаких со-мнений не остаётся
наскольковсёзамечательнохорошо!
***

Коктейль N2
Брось всё в хайбол и подави пестиком!
собираюсь стать, встать, уплыть, запутать следы,
заметаю отпавший хвост на воде — дождём,
вспоминаю твои, и его, и вон той вон…
зубы, бусы, ногти на коже, ацтекский акцент,
педерастическую привычку (шучу)
плоско шутить, подстраиваться под мысли чужие,
несоответствовать, чувствовать несоответствие,
и всё равно тупо пить mojito, тупо, тупо,
тупо под соленые огурцы (вкусно мне, что поделать!).
нет, тётя, не смотри, у меня уже давно нет ничего,
чем бы можно было рожать. только ржать и жать на клаксон,
разгоняя сон с лица своего бытия. ещё:
тебе, конечно, в любом случае хуже. живём.
***
Коктейль N3
Все те же ингредиенты, только пестик на размер больше 😉
потяжелела. шагаю так, что вышибаю искры.
затоптанный гранит подземелий стонет,
щерится сколами.
«хей-хо — Вук идёт!»
некогда был пушист и бел,
нюхал розы в саду, играл на дуде,
ласково позволял оглаживать…
в общем, болел.
теперь поправился,
отрастил всё, что надо,
и продолжает шагать.
***
Несколько рецептов приготовления кофе, рассказ
Making coffee — ритуал почти столь же сакральный, как и making love… Движения выверены за годы практики, срывы редки и граничат с истерикой. Рассыпав ложку молотого на пол, убиваешься полчаса, бережно собирая каждую его пылинку. Заставляешь себя выбросить рассыпанное, а сердце при этом обливается нечеловечески кровью глубокого, кофейного цвета. Словно наркоман, слизываешь порошок растворимого со стола, когда дрожащая рука не доносит все его гранулы до чашки… не будем о грустном. Лучше нырнём на дно кофейных фантазий.
Неимоверное количество кофеина, поглощение которого моей физической оболочкой за последние несколько месяцев увеличилось в несколько раз, несомненно должно было принести хоть какой-то урожай, помимо рассудка, периодически смерзающегося до состояния кофеобдолбанности, гулкого сердцебиения, от которого дрожит грудная клетка, и износакровеистечения, видимо, восстанавливающего баланс внутреннего моего мозгодавления.
Кофейные грёзы бесконечны в глубокой, временами полупрозрачной кофейной гуще (словно карие глаза на свету)… Я сижу возле огромного бокала, погружая в него свои чувства. Задавить мысли! Убить память, охладить бешеный ритм сердца до состояния ледяного кап… кап… не больше десятка раз в минуту… Варю кофе в маленькой изящной турке, глянцево-мифрильной, неспособной наполнить глубокое брюхо бокала за раз; или насыпаю серебряной ложкой растворимые гранулы, заливая их крутым кипятком…
Итак, вы хотели рецептов? Давайте лучше отпустим моё сознание на волю кофейных волн, бескрайних, снящихся мне иногда в оранжевом свете закатного солнца на грани ночи, когда я пролетаю над ними низко-низко, иногда в них погружаясь. Беру в руки бокал с пенисто-коричневой, мутновато-ячеистой, абсолютно несладкой жидкостью, пахнущей забытыми мечтами и вспышками ассоциативных воспоминаний, встречами с оттенком расставания, радостью, оставшейся в прошлом, и неизменно неуловимой секундой настоящего. Я закрываю глаза, подношу бокал к губам, позволяя кофе проникнуть внутрь моего существа. Делаю глубокий вдох, смакуя концентрированную терпкую пряность насыщенно-густого напитка…
Для этой чашки кофе смешайте следующие ингредиенты: умирающий август, синие молнии, уставшее сознание, двоичные коды, иссеченное сердце, душу на грани безумия под напряжением в тысячу вольт, билет на самолёт, «приезжай» после нескольконедельного ожидания, предвкушение долгожданной встречи, и… счастье-счастье-счастье… взахлёб, не надышаться.
«Идеальная чашка», где подают мокко со специями… Не только его, конечно, но и капучино, и эспрессо, и ещё многое-многое-многое разнообразно-прекрасно-кофейное. Тихо улыбаюсь. Мы с Ней были там. Мы с Ней были там счастливы. Не только там, конечно, но там Она тоже пила кофе.
— Сфотографируй меня с мокко!
Она берет фотоаппарат и запечатлевает мою сморщенную смехом рожицу с бокалом дымящейся божественной жидкости.
Потом Её мамочка, тоже та ещё кофеманка, угощает меня кофейными изысками. А Она пьёт чай. Она предпочитает чай, но пьёт и кофе, уважая моё к нему пристрастие. Она признаёт за мною право любить что-то помимо Неё. Она — тонкий ценитель и безошибочно распознаёт всё самое лучшее. Поэтому она одновременно и понимает вкус кофе, и умеет меня им побаловать.
Ещё одну чашечку? Могу порекомендовать следующий рецепт: приятное общение, иллюзии, поэзия, вывихнутые мозги, никому не нужное чувство, машина, догорающая в дым веселым колдовским пламенем с запахом свежести моря на обочине жизни, и ненормальное существо со сверкающими торжеством безумия глазами, с отстраненным безразличием жарящее шашлычок на этом костерке… далее используются все ингредиенты из первой чашки до «билета на самолёт».
Меня, вместо того, чтобы наслаждаться долгожданным моментом нашего с Ней совместного пребывания, «пробивает на ассоциации»:
— Мы с Ним пили кофе… Омерзительный, ибо сладкий до безобразия. Он даже вяло пытался поругаться с официанткой по этому поводу…
— Посмотри, до чего ты дошла! Я уже, мягко говоря, начинаю не любить того, кто тебя до такого довел.
— Не стоит, любовь моя, ты же всегда знала, что единственный человек, кто меня доводит — я сама.
Вам мало? Воистину, Вы ещё больший любитель кофе, чем я! Продолжим? Возьмите пару щепоток странных взглядов, по шкале реальности стоящих на отметке «не верю своему счастью», полуофициальные визиты, комплименты, явно не соответствующие действительности, разговоры «по делу», оставляющие ощущение нулевого КПД, шпионские игры, сбор информации, сложные пути, кругами сужающиеся-стягивающие-окружающие, а когда говоришь «на», чтобы вырваться, увязаешь ещё больше…
— Давай договоримся, что единственный человек, кто меня мучает — это я!
Любопытно, что иногда одни и те же фразы повторяются с разными людьми. Делаю ещё пару глотков. Этот образ всплывает в голове более четко.
— Когда мы пойдём кофейку попить?
— Когда захочешь!
— Скажи лучше: «когда сможешь».
— Хорошо: «когда сможешь».
«Кофейку попить» — это такая фишечка-фишка. До выяснения моих пристрастий было «пивка попить». Шарик рулетки, у которого «нет памяти». Сколько колёсико не крути, возможно, и «не судьба».
Последнюю чашку? Для неё Вам придется стать в некотором роде зависимым. Как именно? Кофезависимым, естественно, если Вы ещё «не», конечно… Вам придется оттачивать мастерство эпистолярного жанра. Готовы? Тогда вперед!
В чашке осталось совсем мало кофе. Всего несколько глотков до кофейной гущи и её предсказания… «Ты умеешь гадать на кофейной гуще? Я тоже не умею. Полагаешь, большой черный символ сердца на дне бокала нуждается в расшифровке, душа моя?..»
Свет режет глаза, ярко-белым контрастируя с туманными сумерками в голове. Странные, неподвижные мозги, вспышки сознания всё более редки, убитые безразличием. Тянет пуститься в пляс, затанцевать свою депрессию до смерти, но вместо этого допиваю кофеёк. Ещё пара мгновений и я окунаюсь головой в прозрачную воду горного ручья, свешиваясь дриадой с колюче-гибкой ветки шиповника. Мучит ли меня жажда? Нет, это ветер растрепал паутинные волосы. Всплеск чуть более громкий, чем когда в ручей падает цикада — и по ручью плывут, слегка притонув, невозможно-прозрачные, ничем не замутненные мысли пустоголовой дриады.
А теперь улыбнитесь и забудьте. Что было, то было. Всё это не повторится никогда. Будет и другое, если Вы доживете, если дотянете, если сможете дотерпеть до следующего бокала кофе…
(автор стихов, рисунков и прозы — Квинто Крыся)

Чашка кофе и прогулка