РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алексей Зырянов. «Двуликий Минин»

Такой ли он? И кто же он такой на самом деле?

Он сам себя не прочь именовать двуликим Янусом. Но что обозначает выражение сие — «как двуликий Янус»? А то, что названный: неискренний, двуличный. Но ничего из образа такого не годится, чтоб определить в достойной мере Минина Евгения. Лишь старое предание, а вернее, миф, что Янус – бог с двумя мордахами: одним лицом он молод и смотрит в предстоящее, другим – напротив, старческим лицом, в противовес наставленным упрямо, — в былые времена. Но видом всем Евгений Минин – не старец, да и не малец. Он средних лет, в расцвете жизни неизменной, как истинный творец, душою молодится. Румян, как юноша; седой, как старец. Как была для Риммы Казаковой «бесконечно симпатична детскость» в самой его душе, так и осталась. Я с нею здесь согласен.

Но если вспомнить Древний мир, то сколько тамошние недотёпы ждали мнимого соизволения богов? А тут не устаём и не скучаем почти что каждый день со всё новейшею задумкой Минина — пародией на стих чужой.

Да, есть как будто два лица — два человека будто. Две маски Минина: он — ярый пародист и он же — мягкий лирик.

Евгений Минин не испытывает жалость к любым из всех поэтов, но зато острее чувствует своим сердечным клапаном всё ту же преданность малюсеньким друзьям, которых приучаем мы к квартире, которых любим за простые составные части: хвост, четыре лапы, мокрый нос. Совсем уж неслучайно Евгений наш любимый Минин попал в призёры конкурса стихов о лучших спутниках людей.
И, вправду, зачем жалеть мастеровитых и даже новичков в литературе, но вот, другое дело, к преданным друзьям – конечно. Евгений Минин – Человек, он знает цену верности, поэтому жалеет больше их. Собак на подлость не приучишь, а вот упорнейших поэтов и розгой не отучишь складывать из глупых мыслей и печатных слов всё новые стихотворенья.
Имеется во всей культурной сфере: мэтры, полумэтры, графоманы, у коих строчек вязь на километры. Евгений Минин всем им не прощает: бессвязности, надменности, высокопарной чуши, да и любви к банальному и пошлому, что отравляют душу.

Но он, Евгений наш, всегда и вопреки всем убеждениям высокомерных авторов, остаётся истинным поэтом, но между тем и пародистом. Ведь поэта посещает озарение, а пародии – как семечки для Минина. Конечно же, тот ошибётся человек, кто посчитает все насмешки Минина над рифмоплётами – главнейшей целью творческой стези. Уверен я, спроси Евгения об этом, представь ему на выбор обе стороны ведения литературных мыслей, Евгений Минин изберёт высокий уровень поэзии, взамен отдав обзор всех ляпов и конструкций спутанных в стихах поэтов современных для любителей критиковать. Но кто – другие? Ведь Минин – апогей сейчас в «пародистых» стихах, он на Парнасе пародийном Аполлон, к которому смешливых муз гарем всю творческую жизнь хранит любовь.

Узнать, кто вдумчиво читает и пылко любит поэтичный слог, по крайней мере, достоверно невозможно из числа известных литераторов. Но вот отметить все усердия всего лишь одного, но творчески умелого из нынешних сынов Израиля – возможно точно, он один – Евгений Минин.
Как про себя Евгений Минин говорит: «…в пародии порой подобен  псу: когда взял след, то нет разбора: друг иль враг – нет никому спасенья». Куда уж там до современников, когда и классикам досталось. Тем самым, которым побоятся вставить поперёк самонадеянные критики стихов сегодняшних журналов.
Но здесь он без кощунства и не ради осмеяния неточных рифм или бессмыслиц, но параллельно создаёт: то равное по смыслу, но иное; то продолженье строк, как будто утаённых поэтами серебряного века.

Известен Минин как поэт, но с грустью и печалью в строчках. Но так далёк Израиль – средоточье Ближнего Востока, — что логикой не вразумлю: откуда вот такая плодовитость, когда в печали не идёт работа не только у персоны примитивной, но перво-наперво – у личности литературной с амбицией на миллионы алых роз к своим ногам и восклицающей гурьбой фанатов в трёхстах вагонах с несущимся к нему локомотивом?
Казалось бы, тоска всегда прибудет – защиты нет вовек, но каждый день, читая всех своих коллег-поэтов, работает Евгений Минин, как конвейер от немецких автопромов, оттачивая стиль свой и расширяя смыслы посторонних.
 
Люблю и помню, и берегу с большою благодарностью подаренную Вами книгу.
Ваш преданный читатель и будущая жертва  – Алексей Зырянов.

Тюмень, 10 июля 2012.

 

Евгений Минин. «Погоня за ветром», Израиль. 2012.

Чашка кофе и прогулка