РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Воскресное чтение. Владимир Николаев, стихи

огонь, костер, пейзажи 

ЛЕТНИЙ МЕМУАР

Пахнет тягучей лавандой
Белая ваша рука.
Месяц завис над верандой.
Лампа. Стакан молока.

Волосы кажутся нимбом,
Губы хмельнее медов,
Сердце трепещет, как рыба
В бредне из пламенных слов.

Дышат развратно жасмины,
Кот прикорнул на ковре.
Вы так бесстыдно невинны
В нашей любовной игре.

Знаю, что Вы мне — погуба,
Только сейчас для меня
Ваши холодные губы
Адского жарче огня.

НА Х..Я?

Рождаемся, ничего не ведая.
Радость на мордах от увиденного мира.
Набиваем шишки об углы мироздания
Кирпично-каменного или кроватно-перинного,
Слёзы и сопли утирая мамкиными подолами.

А когда наступает час икс и мы становимся крайними,
Нас называют мудрецами те, кто стоит за нами в очереди.
И они радуются, что пока не их черед.

Крошечны рассветы, мгновенны зори, цветы однодневны,
Свадьбы путаются с похоронами, мендельсоновы марши
Забивает траурный надрыв, крик младенца наутро
Превращается в требования пива для опохмелки,
А любимая становится стервой, недовольной размером жемчужин.

Щенячьи восторги и бег по лестнице через три ступени
Превращаются в вопрос: что, второй этаж ещё выше?

И бездонные зимы замерзают за коконами печек,
Где жгут, как дрова, тех, кто надеялся на воскресенье.

А как воскресать пеплу? Этого не знает ни один ангел.

И уход во тьму после пересечения финишной ленты
Сопровождается дурацким вопросом из беззубого рта:
«Боже, скажи, для чего же была нам дарована жизнь?»

 

«ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ»

Ночь, июнь, пустые бденья,
Отменились сновиденья
До осенних заговин.
Ты рассеянно-тревожна
И, вполне, вполне возможно,
Что отныне я — один.

Треплет ветер занавеску,
Как рыбак пустую леску.
Перечеркнуты слова.
Ты молчишь, не отвечаешь —
Позабыла иль серчаешь?
Жить решила однова?

Речка сонная зевнула,
Кошка рухнула со стула,
Утро через полчаса.
От любви достать лекарства
Невозможно за полцарства.
А купить любовь — нельзя.

Утро серое белёсо,
Ты расчесываешь косы:
Мол, приелись номера.
Ни привета, ни ответа…
Догорела сигарета.
Значит — мне домой пора.

 

БУБНОВАЯ СДАЧА

Вначале было тело,
Душа была потом потом.
Вокруг цвело и пело
Поштучно и гуртом.

Когда случилась жатва,
Шел дождит типовой,
Вернулось всё обратно,
Как прошлою зимой.

К разделу: кот и лампа,
Подушкам тоже счёт,
И в паспортах два штампа
Добавились ещё.

СТИШОК ТАСЕ
От отчаянья,
Паче чаянья,
И, наверное,
От любви,
Человек писал
Завещание
На обрывке
Зари. 

Страшно, горестно,
Очень боязно
Уходить во тьму
Навсегда.
Но, по-прежнему,
Всем — надеждою
Неизбежность
Суда.

ДЕМИСЕЗОННЫЙ ПЕРДИМОНОКЛЬ
В начале сентября приходит в гости грусть…
Грусть манит душу в дебри закоулков,
Где злые сны тяжеловесно-гулки,
И в сто десятый раз неопалимый куст
Сгорает. И исчадия огня
Бросаются, как звери, на меня. 

Но сны исчезнут по делам своим,
И небо вновь сверкает голубым.

ЗАВТРА ВЕСНА

Иду по лужам, сверху дождик сцыт,
Из подворотен тянет чем-то тухлым,
И ветер сам с собою говорит,
Что пропил, мол, штаны, а так же туфли.

В помойный бак отчаянный кошак
Залез и там нашел себе могилу.
России вечно пьяная душа
Идёт в кабак, с собою тащит вилы.

И над рекою, скованной мостом,
В аэроплане с древним фюзеляжем
Три ангела, накачанных вином,
С девицами торопятся туда же.

«ЦЕЛОВАТЬ, КАК РЕБЕНКА, В ЛОБ…»
«Целовать, как ребенка, в лоб,
Поклоняться в душе, как богу»
………………………..
Сколько лет и сколько хвороб
С той поры утекло. Берлогу 

Поменяли не раз не два
Все медведи и все еноты

Те, что знали, как дважды два
Динозавров лихие ноты

Ах, как быстро течет вода
По цветной равнодушной гальке

Дым вечерний пропал в садах
И осыпалась серым тальком

Звёздной ночи шальная шаль
На заброшенную дорогу
………………………..
Целовать (как ребенка) — жаль
Поклоняться (достойно) — богу.

 

ЖИМОЛОСТЬ
когда-нибудь лето наступит
не будет ни снега ни льда
как в рыбном оранжевом супе
засветится в речке вода 

поднимутся в воздух стрекозы
погоды любой голубей
и эхом забытой угрозы
прокатится ливень-плебей

но это потом а покуда
февраль ненароком простыл
на кухне не мыта посуда
и чай без ликера постыл

ZWISCНEN
«Кавалергарда век недолог
И потому так сладок он»… 

Уходит полк, в пыли проселок,
Церковный колокол «дин-дон»…

И скоро сшибкой-мясорубкой
Закончит путь короткий свой

Кто пил шипучее из кубка,
Кому всё было трын-травой.

 

ДУЭЛЬ С ЗАРАНЕЕ ЗАДАННЫМ ИСХОДОМ
Роняет небо снЕги на поля
(Замерзшие архангельские слезы)
Сугробы, эти тысячи телят,
Ждут солнышка, как наркоманы — дозы. 

Над ними стая жадная ворон
Кружит плащом изменчивым тореро
И, по своей природе, испокон
Веков ждет падали. Весна идет к барьеру

Лениво. Как убийца холодна.
Зима молчит. Зима обречена.

vladnikolaew

Чашка кофе и прогулка