РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Дженни Перова. Антология поэзии. Тамара Буковская

Необходимое предисловие к составляемой мной Антологии Лучших Поэтов XXI века

Тамара Буковская
Окончила философский факультет Ленинградского университета. Научный сотрудник Музея Пушкина на Мойке. На рубеже 1960-70-х гг. участник неподцензурной литературной группы «Поэты Малой Садовой». Печаталась в самиздате. Стихи публиковались в поэтических антологиях в России и за рубежом, бумажных и интернет журналах. Автор статей по проблемам современного изобразительного искусства и современной поэзии и статей пушкиноведческих. Автор восьми книг стихов. С 2000 г. редактор-издатель поэтического журнала «АКТ».

Выбор литературного сообщества
Мой выбор

***
Шутишь, балуешь или шалишь —
все затянуты в заговор этот:
сладкий дым петербургского лета
и Смоленского кладбища тишь.

Будь что будет! Пока догорит
над заливом белесое око,
тем и живы, что выйдет нам боком
все, что каждый из нас говорит.
Что Эллада! Там Лесбос и Крит.
Мы — на острове не именитом,
позаброшенном, полузабытом,
над которым стервятник парит.
И в горячем дыханье болот,
в жадном чмоканье белого ила
слезы, кровь, или праведный пот
ни цены не имеют, ни силы.
Только словом душа и жива,
сладкой болью несказанной ласки.
Кто смолчал, тот и предал огласке
многоточие тонкого шва.
Шутишь, балуешь или шалишь —
все затянуты в заговор этот:
сладкий дым петербургского лета
и Смоленского кладбища тишь.

8 августа 1980

* * *
В дикой злобе чухонских болот,
там, где клюква кровит и морошка,
гнус язвит и досадная мошка,
всех-то радостей — вяжущий рот,
несъедобный, невызревший плод,
оправдание жизни недолгой
тех, кто выморен был и оболган
или в яме живых нечистот
шевелился и думал — живет.
Всех-то радостей — плод небывалый,
истекающий клюквенным, алым
соком прямо на наших глазах.
Где же публика с трепетным «ах!»?
Коль жива — с пораженьем в правах.
Всех-то радостей — плод небольшой,
все, что было и есть за душой.
Не словесности нашей обнова,
но предсмертное, горькое слово,
раскаленного олова след.
И не гордость отечества. Нет.
19 ноября 1980

***
жизнь твоя
может быть
записана стихами
может быть
зафиксирована
послужным списком
записями
в трудовой книжке
и личном деле
или представлена
стопкой
проездных билетов
от самых мелких
на трамвай и автобус
до глянцевых и важных
на поезда и самолеты
квитанций об оплате
услуг служб
коммунального хозяйства
бытового обслуживания
и ритуальных услуг
но как ты ее ни записывай
как ни фиксируй
текущее сквозь тебя время
промывает тебя
и вымывает из твоей плоти
безумие
первой влюбленности
обреченность
застигшей тебя врасплох
страсти
безнадежность
смирения
и остаешься ты
просто
телесным болваном
мемориальным
биологическим
истуканом
обозначенным
символами имени
и принадлежности
к роду-племени
но к тебе
этот истукан
уже не имеет
никакого отношения
Зинзивер

ТБ в Журнальном зале

Чашка кофе и прогулка