РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Внеконкурс «Слова о словах». Алексей Зырянов. Литературный Аваддон как ангел премиальной бездны

Галина

Мария Галина. «Покрывало для Аваддона» (повести и рассказы); Москва, изд-во «Текст», 2002 г.,160 с.

Медными крыльями грозно стуча,
Вышла из дыма с коня саранча.
Львиные зубы, коса как у жён,
Хвост скорпионовым жалом снабжён.
Царь её гордой сияет красой,
То Аваддон, ангел бездны земной.

(Афанасий Фет «Аваддон»)

Несуразные итоги премий, почившие во чреве прений, подтолкнули на раздумья о поиске зачатков тех безумий, что несомненно теплились задолго до скончания «нулевых».
Мне кажется, я смог узреть рожденье смуты через конкретный образец литературы.
Я, буду откровенен, издавна пленён эзотерической мистерией. Мне таинства и символы заполонили ум в то время, с коим надвигался новый век. Но здесь, в своей рецензии, литературный мистицизм раскрою всё в том же для себя ключе, как принял его сам совсем недавно.
Иной виток, иная жизнь в литературе. В России зарождалась смута на экономически благоприятном фоне. В разрозненной писательской общине, где, не признавая факты друг для друга, заводилась саранча – фантастика в литературе.

Доселе с лёгкостью живя разъединённо, одна собою стала подменять классический мотив для прозы.
И вот уж третье тысячелетье, в котором обычный «реализм» померкнет на смену мистицизму, в котором варятся Пелевин и Сорокин.
Один заимствовал из Кастанеды мудрость, чтобы заполнить ею Пустоту словесных выражений, чтоб и герои не болтали глупость, когда их автору взбредёт их мучить в текстах.
Другой всей мудростью пренебрегал, а тексты наполнял гнуснейшим мусором своих воззрений, коим несть числа читателей он приобрёл в России.
Так вот, иные времена настали, и вышла на берег крутой с бумажной «Волги» повесть той Марии Галиной, которая статьи критические писала для журналов.
Повесть «Покрывало для Аваддона» в двухтысячном вошла в шорт-лист авангардной премии Аполлона Григорьева. О ней поведаю на тот предмет несоответствия в итогах премий всем нашим чаяньям читательским, которыми живёт и весь наш литпроцесс.
Тайные сообщества, библейские пророчества и каббала с магическими камнями – всё будет здесь в избытке, заранее, читатель, тебя предупрежу.

Анекдотичны похождения двух неординарных девушек, коими в еврейских кладбищах могилы убираются и тщательно приводятся в тот надлежащий вид, что иностранцам нравится, и, соответственно, которыми за это щедро платится тем героиням-девушкам по пятьдесят «бакинских» долларов на рыло, миль пардон.
Спасает женский юмор – он самый привлекательный тот элемент в повествовании, что не даёт читателю законнейших сомнений на счёт уплаченных за книгу всех деньжат. Всё произведение на ровном уровне – сплошная беготня и поиски. Мария Галина использует здесь методы Донцовой Дарьи: бессмысленна цепочка ситуаций, которые из памяти порой уходят за очерёдным поворотом по сюжету. Героини прорисованы в диалогах как живые вместе с мальчиком со скрипкой, но, в такой поспешной череде событий на других героев не хватает слов для описаний, и тут же всё сменяется – уходит фон второстепенных личностей, чтоб сразу же пуститься в марафон по-новому для главных героинь.
Здесь, в произведении Галиной, мир как будто наш, но всё в нём, всё-таки, чуточку не так, как всё привычным кажется читателю на самый первый раз. Феерия из мистики и юмора – спасает положение, но всё-таки не верится, что может быть и так, как всё нам здесь представлено по мнению писателя.
Увидится любому здесь и сплошь да рядом заговор, преступный синдикат, стрельба из автоматов и взрывы наугад. Мария Галина об этом скажет в спешке, и мы всё изобилие не видим в самой точности, совсем не успевая с автором разглядывать присутствие столь «второсортных» личностей, которые на путь встают одесских героинь. Казалось бы, в какой-то мере, страшен мир. Но эту, вот, догадку вам сейчас же опровергнет столь милая компания из двух чудесных дамочек (одесских педагогов) и мальчика со скрипкой. Им всё, как диво дивное любому из читателей, легчайшим обстоятельством покажется история, вот словно бы здесь речь идёт о совсем уж незатейливом походе малых деточек в одной из группок ясельных.
И веришь до конца: всё будет хорошо у них, и лишь синяк скромнейший на мягком месте одной из героинь напомнит им те незабвенные часы столь необычнейших, забавных происшествий. И в них там, кстати, всё намешано, и я представлю вкратце. Всплывают имена еврейские, затем упоминанье о магических камнях, потом уж и сказания библейские, а следом каббала – всё вперемежку там, ну, в общем — винегрет.
Но раз за разом весело становится к концу. И стиль художественный мягонький – ведь женскою рукой! Но памятуя о высоких темах в любой литературе, буду откровенен в своих чувствах. А чувства эти выражу вот так: узнал исход истории, закрыл страницу повести, и сразу же забыл, о чём конкретно сказано в прочитанном из книги.
Кому захочется развлечься так, моя рекомендация: читать, читать, читать. А тем, кому такое «фэнтези» из беготни героев в поисках чего попало всё же – скучный жанр, поведаю одно: достаточно имён в литературе, кто на верхних полках, к которым можно возвращаться вновь и вновь, а писателя Марию Галину оставьте молодёжи. Её критические тексты куда для нас серьёзней, чем суповой набор из мистики, преступности и Библии.
Любой тут будет удивлён, что уморительная повесть в премиальный список с нефантастическими текстами вошла, откуда «сексуальная контрреволюционерка» Павлова и петербуржец Кононов на пьедестал взошли. Возможно, вследствие того был сделан выбор, что текст с красивейшей аллюзией в занятных выражениях, в котором сам сюжет взрывается в мозгу снопами искр из ловких пертурбаций, как нынче всё же принято у «модненьких» писателей.

Задумайтесь не в шутку, кто выгоднее в прозе: фантаст иль реалист? Кто с истиной не дружит: пёстрая фантазия иль мрачный реализм?

Есть у фантастов премии свои, а не фантасты само по себе. Давайте все так жить, а не навязывать стороннее. А то, глядишь, нагрянет к нам всамделишный ужасный Аваддон.

4-5 февраля 2011

Алексей Зырянов, Тюмень

Чашка кофе и прогулка