РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

О Масленице

масленица

«Что мы знаем о Масленице?» — с таким вопросов обратилась я к знакомым.

Нужно заметить, что все опрошенные были людьми неглупыми, с высшим образованием и «лёгкой претензией на интеллигентность». Но при этом вспомнили только о «блинах как мучном изделии» и что-то смутное о неком мистическом сжигании чучела. Правда, пару человек ещё и пересказали самые яркие эпизоды из «Сибирского цирюльника». И всё. О значении этого праздника практически никто ничего так и не сказал…

Мне стало грустно. Ведь период, который уже много веков называется Масленицей, у наших предков считался совершенно особым, священным. Его ритуалы были понятны всем – от детей до стариков. В эти дни каждое действие, каждый шаг, каждое блюдо и каждое слово наполнялись глубоким смыслом. И потому Масленица была не просто выпеканием и поеданием блинов. Да и с блинами всё было не так однозначно, как принято сейчас думать.

Блин – маленькое солнце

Куприн некогда написал: «Блин кругл, красен и горяч, как настоящее щедрое солнце… Блин, политый маслом, – это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам. Блин – это символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей». Точно сказано. Ведь именно в славянской культуре блины стали чем-то большим, чем банальными «мучными изделиями», хотя «изобретение» их и приписывают Египту или Китаю. Для славян блин был символом победы солнца над тьмой, лета над зимой, и даже жизни над смертью. Кроме того, согласно древним верованиям, это своего рода ниточка, связывающая поколения ныне здравствующих и уже покинувших этот мир. Потому и готовились блины особым способом, с соблюдением обязательных ритуалов. Каждая хозяйка имела только свой рецепт, который передавался от матери к дочерям. Он держался в строжайшем секрете, потому как верили: «поделишься – блины не получатся, и счастье с достатком из семьи уйдут».

Для приготовления этого блюда женщина обязательно призывала в помощь природные силы. Эти «проверенные ритуалы» также передавались от поколения к поколению. Например, одни на восходе луны в тесто добавляли снег, другие – дожидались, когда на небе появятся звёзды, и только тогда ставили первую опару для блинов, третьи – выходили готовить тесто на реку, озеро или к колодцу. И всё это сопровождалось особыми заговорами, например:

Месяц, ты, месяц,
Золотые твои рожки,
Загляни в окошко,
Подуй на опару.

Эти выпеченные изделия были символом связи поколений, способом почтить души ушедших предков. И потому иногда тесто замешивали на талой снежной воде (по старинным славянским верованиям, снег – это воплощение душ умерших). Кроме того, первый блин чаще всего не ели сами, а либо отдавали нищему, чтобы тот помянул усопших, либо клали на слуховое окошечко, приговаривая «честные наши родители, вот для вашей души блинок».

Кроме того, в последний день Масленицы шли на кладбище, где обращались к умершим родственникам с просьбой простить провинившихся перед ними. На могилах оставляли блины, и если через три дня от них ничего не оставалось, это означало, что «на том свете» на тебя никто зла не держит, и, следовательно, ты можешь рассчитывать на поддержку от своих почивших предков.

Трепетное отношение к этому кушанью тонко подметил Чехов: «Глядя на женщину, пекущую блины, можно подумать, что она вызывает духов или добывает из теста философский камень…» А когда она несёт домочадцам первую стопку, то «можно подумать, что на руках у неё не блины, а её первенец…»

Масленица – хвала молодожёнам, позор холостякам…

С проводами зимы был связан и «обряд молодожёнов». Но кто сейчас об этом помнит? А ведь на протяжении многих столетий он наделялся глубоким смыслом.

В это праздничное время к паре, состоящей в браке не больше года и переживающей первую совместную Масленицу, было особое внимание. Даже за праздничным столом им отводилось самое почётное место, а обносить всех едой начинали не по старшинству, как это делалось обычно, а именно с молодой пары.

По традиции в период Масленицы они обязаны были появляться в обществе. В «масленичную программу» входили визиты практически ко всем, кто гулял у них на свадьбе. Надо заметить, что это было чрезвычайно сложно организовать, потому как подобные торжества у наших предков проходили очень пышно и многолюдно.

На улице любой желающий мог на законном основании остановить сани молодожёнов и потребовать, чтобы те прилюдно целовались. Более того, куда бы они в этот период не шли или не ехали, должны были всё время обниматься.

Из забавных ритуалов, связанных с молодыми, можно вспомнить так называемые «столбы». Поженившиеся пары выстраивали вдоль улицы в ряд (обязательно в той одежде, в которой они венчались) и под крики «Солите рыжиков», «Порох на губах» или просто «Покажите, как вы любитесь» супруги целовались. Можно только догадываться, какие противоречивые чувства испытывали девушки, изначально воспитанные в традициях «девица должна стыдиться» и «скромность – главное украшение женщин». Особенно когда подвыпившая публика отпускала не всегда пристойные шутки.

Иногда всё мужское население деревни приходило к новобрачной, и все должны были с ней перецеловаться. На первый взгляд, удивительно для патриархального общества.

На самом деле – ничего странного. Наши предки были убеждены, что молодая здоровая сила, соединение мужского и женского в любви и страсти способно пробудить весну и изгнать зиму. Поэтому тех, кто достиг брачного возраста, но почему-то не вступил в брак, всячески позорили, в надежде, что они скоро одумаются и к следующему году исправят положение. Ведь по языческим представлениям человек неотделим от земных и небесных сил. И его нежелание вступать в брак и рожать детей может повлечь ответ природы – неурожай, который для общины означал голод и смерть. И потому отказ отдельных индивидуумов жениться или выходить замуж расценивалось нашими предками чуть ли не как преступление против природы и общества. Потому-то и порицали холостяков, когда просто лёгкими шутками, а когда и далеко не безобидными.

Например, в некоторых областях неженатым парням и девушкам привязывали на шею деревянные брусочки и заставляли с ними ходить по селу. Кто не хотел носить такое «украшение», тот должен был откупиться – едой, деньгами, водкой. Выкуп заплатить мог сам «провинившийся» или родители. Правда, кое-где в целях усиления «воспитательного эффекта» маленькие брусочки заменили на огромные брёвна (их привязывали к ноге). Понятно, что таскать такую ношу было весьма сложно…

Иногда наказания были ещё «жёстче». Например, о стены дома незамужней девицы на Масленицу разбивали горшки с пеплом, навозом или кислой похлёбкой, замазывали окна известью или краской, втаскивали на крышу грязные возы из-под навоза, старые корзины и прочую рухлядь. Кроме того, популярной формой осмеяния незамужних девиц и парней были шутливые песенки, которые распевали группы ряженых.

Иностранцы о Масленице, Масленица у иностранцев…

Масленичные традиции шокировали «цивилизованных» иностранцев. Об этом сохранились даже отдельные письменные упоминания.

Так, например, датчанин П. фон Хавен в XVIII веке писал: «Помимо различных игр, обычных на Масленицу, народ в эту неделю устраивает себе развлечение, которое чужеземным наблюдателям кажется более опасным, нежели веселым».

Речь идёт о катании с высоких ледяных гор, ставшем неотъемлемой частью масленичных забав. Сначала с этой целью использовались естественные рельефы местности – высокие речные берега, овраги и пригорки, которые заливали водой. Со временем «катальная потеха» усовершенствовалась. На льду реки или на площадях стали возводить высокие деревянные горки. Чаще всего съезжали с них на санках или рогожках. Но отъявленные лихачи, любители экстрима, предпочитали совершать спуск на коньках или на собственной подошве, а некоторые при этом ещё и ухитрялись держать на руках девушку. Такое «увеселение» не всегда хорошо заканчивалось…

Изначально спуск с ледяных горок имел весьма глубокий смысл, ибо в народе верили: чем больше катаешься, тем богаче будет урожай льна, весьма важной для славян культуры. Постепенно этот смысл несколько затерялся, но зато осталась любовь к самому процессу. Настолько сильная, что даже российские царицы XVI-XVII века – образец скромности и послушания – и те на Масленицу «грешили» катаниями. Известно, что мать Петра I Наталья Нарышкина и его бабка Евдокия Стрешнева не могли отказать себе в подобном удовольствии.

Другой иностранец, англичанин С. Коллинс, служивший в середине XVII века врачом у царя Алексея Михайловича, писал: «Всю Масленицу день и ночь продолжается обжорство, пьянство, разврат… Ужасно слышать о том всякому христианину. Заблудшие люди предают свою душу дьяволу. Нынешний патриарх давно хотел уничтожить этот бесовский праздник, но не успел. Однако же сократил его на восемь дней, тогда как прежде оный продолжался до четырнадцати дней».

Наверное, чужестранцам дико было видеть, как целуются пары, поглощается безумное количество еды, наблюдать кулачные бои и медвежью потеху, совершенно не понимая их значения. Всё это казалось примитивным, но на самом деле – имело свой глубокий смысл, недоступный поверхностному взгляду иностранного наблюдателя…

Оказывается, свои масленичные традиции соблюдались и в других странах, а не только в Украине и России. Правда, гуляния были не настолько бурными.

У чехов есть пословица: «Тот, у кого лицо не лоснится от жира, а голова не кружится от сливовицы – не умеет праздновать Масленицу».

У англичан вот уже несколько веков проводятся соревнования по бегу женщин с блинами. В некоторых городах для этого отводится целый день. Состязание обычно начинается после удара специального «блинного колокола». Каждая женщина бежит с горячей сковородкой и блином. Во время преодоления дистанции нужно не менее трёх раз подбросить блин на сковороде и поймать его. Первая участница, которая передаст своё мучное изделие звонарю, становится чемпионкой блинных гонок на год и получает в награду… поцелуй звонаря.

У французов есть Mardi Gras (что означает «Жирный вторник») – последний день перед постом – последний шанс побаловать себя всякими вкусностями, в частности и блинами.

Знаменитые венские балы берут своё начало с праздника Масленицы. Когда-то австрийская императрица Мария Терезия решила придать необузданным гуляниям цивилизованный характер и приказала масленичные развлечения перенести с улиц во дворцы и дома. Ёе сын Иосиф II «усовершенствовал эту традицию», и таким образом разгульная Масленица трансформировалась в изысканный светский раут.

Масленица есть у финнов, датчан, шотландцев, не говоря уж о поляках и югославах. И все пекут блины, с пеной у рта доказывая, что это их национальное изобретение.

Но не так важно, кто придумал или у кого позаимствовал традиции и ритуалы. Важен сам праздник, его дух, а также память о своих корнях и уважение к традициям предков. Потому как, теряя всё это, мы богаче не становимся…

ZLOBNY_4ITATEL

Чашка кофе и прогулка