РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Сивая Кобыла. …Тем толще партизаны

Когда-то, в ранние перестроечные времена, изрядная часть семейного бюджета у нас уходила на приобретение книг. Изголодавшись по возможности их свободной покупки, не «на макулатуру» и не «с нагрузкой» мы скупали многое из того, что издавалось, особо уделяя внимание неидеологическим жанрам, таким как детективы (томов двадцать Агаты Кристи) или триллеры (в фаворитах, конечно, Чейз). И каково же было мое разочарование, когда я поняла, что мне доступна лишь радость обретения и первого прочтения таких вещей. А дальше – беда, я могу не помнить, как и почему совершено преступление, но я всегда помню финал. И поэтому радости перечитывать что-либо из детективной или триллерной классики, как это делает на пенсии моя мама, я начисто лишена. И только один автор в этом смысле «мой», это Жан-Кристоф Гранже. Его финалов я никогда не помню. Почему? Да потому что в его книгах развязка, как правило, и не важна и смазана. Для него, как для бывшего журналиста, видимо, процесс куда значимей результата. Потому то он и мастер того самого процесса с поворотами и наворотами, но становится беспомощным ребенком, когда дело подходит к концу, нужное количество знаков набрано и издатель торопит со сдачей нового уж точно бестселлера. И как ребенок, которого зовут со двора обедать, он наспех придумывает концовку, чтобы не оставлять игру незавершенной, а после обеда начать новую. А концовки такие как правило совершенно однотипны и создаются по универсальным формулам: «пришел лесник и всех разогнал» или «все умерли» или «наши победили». Для нового романа Гранже «Лес мертвецов», конечно, просится вариант «пришел лесник и всех разогнал», но… Не буду раскрывать карты, потому как все же порекомендую почитать эту вещь ради процесса

С одной стороны ничего принципиально нового в плане формы произведения Гранже в «Лесу» не создает, то есть он придерживается раз и навсегда отработанной романной модели. Но с другой, некоторые изменения все же присутствуют. Самое первое: зверски изувеченный труп возникает в поле зрения героев и читателя не на первой странице, а ближе к двадцатой. Честно говоря, странице на пятнадцатой я уже начала нервничать и беспокоиться о том, не изменил ли мой любимый автор своему фирменному стилю, начиная углубляться в хитросплетения какой-то политико-экономической интриги и забыв про преданного читателя, жаждущего крови. Как второе новшество хотела отметить женщину в главных героинях, но тут же спохватилась, вспомнив «Братство камня» и «Империю волков». Ну, первая из этих вещей откровенно провальная, поэтому ее не считаем, а от второй почему-то не оставалось ощущения, что она именно «про женщину», тогда как в «Лесе» трудно было бы представить на месте главной героини, следственного судью Жанны Крулевски, героя-мужчину. Этому кстати немало способствует еще одно новшество, а именно то, что автор начинает уделять какое-то особое, почти маниакальное внимание деталям одежды, интерьера, машин, откровенно называя марки и фирмы. В некоторые моменты чтения создавалось впечатление, что некоторые производители просто проплатили упоминания своей продукции в романе, который явно рано или поздно станет фильмом.

Впрочем, оставим подробности, пора сказать и о сюжете. Итак, в Париже (а где ж еще?) безжалостно убиты три женщины, почти что сжеваны под бананом, согласно классике. Убийства попахивают (в прямом и переносном смыслах) ритуалом каких-то древних племен. Жертвы, как это обычно водится в хороших триллерах, на первый взгляд ничем между собой не связаны. Знакомы не были, работали в разных сферах, общих знакомых не имеют. Но это же только первый взгляд, а вот героиня осмеливается еще и на второй, а когда расследование начинает касаться ее лично, и на третий и на четвертый взгляды, ровно по количеству частей в романе.

Так вот, первый взгляд, касающийся завязки весьма любопытен, мы блуждаем, как положено по лесу, но его пока не видим за деревьями, то бишь за трупами, кучкующимися в этой части. Второй взгляд увлекает все дальше и дальше, поскольку направлен на разные аспекты сложившейся ситуации. Тут переплетаются и весьма причудливо вопросы психиатрии, антропологии и генетики. Здесь Гранже как всегда хорош в популярном изложении любопытных фактов, касающихся каждой из затронутых областей. Я понимаю, что журналистское желание сенсации частенько может заводить его в дебри фантазии или неправомерных трактовок, но на дилетантский взгляд все выводы довольно убедительны. Взгляд третий, тревожный, острый, политико-социальный. Без этого, конечно, автор обойтись не мог. Видимо, после «Мизерере» у него осталось достаточно неиспользованного материала, касающегося преступной деятельности южноамериканских диктатур, вот он и сгрузил его в «Лесу», населив его в обилии теми самыми партизанами, которые толстеют при погружении в чащу. Ну, а взгляд четвертый, это, собственно не взгляд вовсе, это – действие, быстрое, непрерывное, ведущее к той самой развязке одного из перечисленных типов. Для того, чтобы все не воспринималось слишком уж надуманно, Гранже закидывает свою бедную героиню в аргентинские леса и болота, заставив предварительно изрядно поколесить по Никарагуа, Парагваю и прочим прелестным местам, где как в Малиновке вечно меняется власть. Возможно, перенос действия в некое необозримое и труднодостижимое место служит оправданием неправдоподобия случающихся там событий, дескать, в сказочном лесу должны жить сказочные звери. Это и только это логично. Впрочем, конец даже можно считать счастливым, поскольку в результате героиня, столкнувшись с реальными жизненными трудностями, избавляется от антидепрессантной зависимости, да и от самой депрессии заодно.

Если подводить итог, скажу, Гранже не разочаровал и на этот раз. А еще расскажу историю. Читала я этот самый «Лес мертвецов» в командировке. Первая половина книги была проглочена по пути в Москву на Сапсане. Очень уж поезд быстро идет, а то бы и все прочла. Вторую читала непосредственно в месте пребывания, в Дубне, и по дороге из Дубны в Москву – дочитала. А в Москве у меня было свободное время до отъезда в Питер и пару часов из него я совершенно не знала как убить. И тут оказалась перед дверью Зоологического музея МГУ. На улице было холодно, и я решила зайти, приобщиться к натуралистским ценностям. Поднимаюсь по шикарной лестнице к экспозиции, захожу в большой полутемный зал и вижу: отовсюду смотрят на меня пустыми глазницами, нет, не чучела, а скелеты. Причем из них музейщики-приколисты еще и жанровые сценки создали. Вот, например, скелетик белки на веточке, а вот вокруг скелета мамы-леопардихи резвятся косточки леопардят. Скелеты пингвинов выстроились цепочкой, зажав между лапами яйца, а скелет обезьяны приветственно машет посетителям. Я не пожалела времени и денег, спустилась снова в кассу и купила разрешение на фотосъемку, чтобы запечатлеть этот сюр. Я бы назвала экспозицию «Мир глазами рентгенолога», впрочем, название «Лес мертвецов» тоже бы подошло.

Чашка кофе и прогулка