РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Джи Майк. Бывшая Кузькина мать. Обзор рассказов конкурса «Высокие каблуки»

туфли

На Самиздате подходит к концу конкурс женской прозы «Высокие каблуки». Как относиться к тому, что сами женщины решили отделить себя от мужчин, подчеркивая женскость своей литературы, и что из этого вышло, решать вам, мы со своей стороны, попозже на эту тему порассуждаем.
Восьмого марта мы узнаем, у кого из девушек самые Высокие Каблуки и дадим ссылки на рассказы, занявшие призовые места.
А пока обзор писателя-мужчины Джи Майка подчеркнуто женских рассказов, представленных на конкурс блондинками, брюнетками и рыжими:


Этот обзор был написан моим ныне усопшим виртуалом Кузьминым, Кузьмой Кузьмичом.

Трында Шедевр

Хороший стёб.
Написано очень хорошо, читается ещё лучше. Вплоть до финала, но об этом позже.
Не знаю, кому как, а мне Лёшу жалко. Впрочем, детей у них нет, успеет развестись, когда осознает, на каком счастье женился. Не знаю, специально ли автор сделала свою героиню такой умильной, слащавой курицей, или хотела показать женскую слабость, но переборщила… Однако, так или эдак, Катя вызывает стойкое отвращение.
Кстати, ей не пристало знать испанские имена — ей надо бы лезть за ними в Интернет и глубокомысленно оттуда их извлекать.
Финал смазан. Автор намекает, что графоманка начала новый роман, но не акцентирует почему. А надо бы, для полноты картины.
В общем и целом — хороший рассказ, на самом деле хороший. Спасибо, дорогая автор Трында.

Фанни Л.Б. С Новым Годом! или «Убить Жанну»-1 6k

Эскадрон моих мыслей шальны-ы-ы-ы-х. Дорогая автор Фанни, вынужден рассказать вам анекдот. Значится, так.
Поймал дракон немца, француза и русского. И говорит: «Каждому из вас дам задание. Кто его выполнит, того не съем. А кто не выполнит — того соответственно».
Немцу он велит: — На лопату, ступай, за ночь срой эту гору, тогда не съем.
Ну, немец рыл, рыл, метра полтора срыл. Наутро дракон пришёл и его съел.
Французу дракон наказывает: — На топор, иди, сруби этот лес. За ночь срубишь, не съем.
Француз рубил, рубил, три сосны свалил. Утром пришёл дракон и его съел.
А русскому дракон говорит: — На ведро, выпьешь к утру это море, не съем.
Русский пил, пил, ведер пять выхлебал. Утром пришёл дракон и…
А вот не будет вам окончания, дорогая автор Фанни. Рассказка не заслужила.
Ну ладно, ладно так и быть. Дракон его тоже съел.
Такое вот вспомнилось после прочтения. Ага, ага. Кузькина мать.

Мымра Клетка

Костюм провисел некоторое время в шкафу — пока не появились туфли. Примерив их вместе, она вдруг с ужасом поняла
Я бы тоже ужаснулся. Если бы примерил левую туфлю, а правую не стал или наоборот. Дорогая автор Мымра, местоимение по правилам великого и могучего относится к последнему существительному своего рода и числа. К туфлям то бишь.
Ну да ладно.
Смело вы, дорогая автор Мымра. Читателя так и потерять можно, с такой вот манерой изложения. Абзаца так после первого. Знаете почему? Потому что первый абзац не просто плох, он ужасен. Он не на своём месте — раз. Он не стыкуется с остальным текстом по стилю — два. И он настраивает на ёрнический лад — три.
Кузькино мнение — выкиньте вы его, или уж переделайте, на худой конец. Этот ваш рефрен «такая умная» — из другой оперы.
В общем, несмотря на дурное начало, рассказ-то хороший, и Кузьке понравился. Когда вопреки заданному ритму начинаешь понимать, что автор вовсе не ёрничает.
Финал тоже хорош.

Маруся К. Спать хочется…

Дорогая автор Мурка, у Кузьки вопрос имеется. Что вашему рассказу дают междометия? А вернее так — какого они в вашем рассказе делают? Вот эти вот «Ах», «А-ах», «А-а-ах» и прочие.
лодочку на шпильке, стоившую, между прочим, «баснословный денег» — опечатка или лодочку у моя-твоя бальшой туфля покупали?
А вообще говоря, стерва она, ваша Юля, дорогая автор Мурка. Но показанная вполне убедительно, не отнимешь. В отличие от сожителя Пашки.
В общем и целом — неплохой рассказ. А сумели бы оживить картонного сожителя — просто стал бы хорошим.

Проня П. Маленький рассказ про списанный огнетушитель

самая что ни наесть аджарская — и много в аджарской кухне можно наесть?
Однако гражданин Опустошилов этих досадных изменений как бы и не замечал. Возможно потому, что вскоре подозрительную «Хванчкару» сменило дешевое «Арбатское» из соседнего супермаркета, а затем они заказали подряд два пол-литровых графина водки, последний из которых остался, впрочем, чуть-чуть недопитым.
Дорогая автор Проня. Попробуйте как-нибудь выпить пол литра водки после бутылки вина. Знаете, что с вами будет? Вот это самое, ага. А кавалер ваш если такое осуществит, не то, что на «жаркий, быстрый и сладкий» будет неспособен, а хорошо, если не помрёт в койке.
Далее. Не обнаружить, что в ванной никого нет, надо умудриться. Ах да, она же с похмелья. Всё равно надо умудриться.
В общем, неубедительно, дорогая автор Проня. Начиная с неудачно подобранных фамилий героев и заканчивая мечтами мадам о поездке в Турцию и прочем. Таких историй случается в жизни воз с прицепом. Чтобы убедительно таковую рассказать, надо влезть в подкорку героев (обоих) весьма глубоко. Здесь — не получилось. Получился не очень смешной, зато очень известный анекдот с неприятным осадком после него.

Лариса Улыбка

Дорогая автор Лариса. Скажите Кузьке на милость, есть ли в Подмосковье море. Если да, то какое? Если нет, то как получилось, что у Ларисиной свекрови там огород? Причём не просто огород, а сразу после Ларисиной свадьбы. Которая случилась на втором курсе после сданной сессии и проведённого опять же на море лета.
Не кажется ли вам, что вы довольно вольно обращаетесь с географией, дорогая автор Лариса? Ах да, вы не сказали, где находится море, а паренёк-то вообще приезжий. А нужны ли вам такие вот «географические новости», дорогая автор Лариса?
В общем и целом этот рассказ, мне сдаётся, сугубо женский. Кузька им не проникся. Он, Кузька, догадывается, что у каждой женщины была до замужества романтическая история с будущим мужем. Ну, пускай почти у каждой. Также он догадывается, что через два десятка лет после свадьбы отношения в семье меняются. И думает, что это — вещь сама по себе достаточно тривиальная. И для того, чтобы её донести до такого прагматичного существа, как Кузька, надо немало извернуться. И сделать героев оному Кузьке близкими. За счёт нюансов, за счёт неких чёрточек, делающих героев «своими», отличающимися от каждой первой дамы, достигшей сороковки и обнаружившей, что ей не семнадцать. В этом тексте Кузька такового не увидел.

Старуха И. Румба на Крещатике

Дорогая автор Старуха И. — почему ваша официантка улыбается «зазывно»? Кого она зазывает и куда?
В остальном для пятитысячника — просто отлично. И язык прекрасный, образный. И ничего лишнего — текст выверен и работает.
По содержанию — так оно и бывает, верю на все сто. Хороший рассказ.

Бланшетт К.Сухие цветы

Бланшетт К.

Кассирша Шакира

Что можно сказать… Да ничего. Просто здОрово! Оба рассказа. Настолько здОрово, насколько может быть.
‘Щеки как печёные яблоки’ разве что битая метафора, прилично поюзанная. Всё остальное — выше крыши. Спасибо — получил немалое удовольствие.
Кстати, я вас знаю, автор?

Лунный с. Новый год под каблуком

Ох, нет, дорогая автор. Тут я ничего не скажу. Ни хорошего, ни плохого. Просто Ваш текст совсем не для меня. Я с юношеских лет не люблю капустники, ни в литературном, ни в сценическом проявлении. То же относится к корпоративным творениям в любой области. Поэтому мне никак таковой текст не оценить, ни с какой точки зрения — он попросту не воспринимается: ни негативно, ни позитивно, никак. Прошу прощения. Меня частично извиняет то, что я так стараюсь поступать всегда, если приходится оценивать или обзирать текст — неважно, на добровольных, полу-добровольных или обязательных началах. Если не могу оценить из-за некомпетентности ли, нетянучести или неприятия по иным причинам, то от оценки и комментариев отказываюсь. Сорри ещё раз.

Наташа Технология расставания

Неплохой рассказ, даже очень. Достаточно психологичный и не провисающий, несмотря на то, что в некоторых местах был на грани провисания. Я имею в виду места, где описаны технологии. Автор не переборщила — сумела и продемонстрировать знание предмета, и не скатиться в производственную тягомотину.
Вот что этот рассказ портит, и портит сильно — это раскиданные по всему тексту блошки. Особенно обидно на них натыкаться, потому что язык вполне приличный, и грамотность в порядке. И вдруг — спотыкаешься о фразу, в которой либо заложен махровейший канцелярит, либо эдакий ляпсус.
Вот, например:
В бассейн валился поток грубо помолотой целлюлозы, распущенной гидроразбивателем, источая специфический смрад.
Или вот это:
обреченно махнула тридцать граммов в рот. — знаете, дорогая автор, сделайте одолжение — зайдите по этой ссылке. Получите удовольствие — правда-правда.
Где бы ты ни была…
А вот подобные обороты из художественного текста надо вычищать беспощадно: Многовато их у вас — эти надёргал практически наугад.
разница в возрасте составляла
состоял членом клуба
отношения, отнимавшие у нее все душевные силы
И напоследок. Вот эти фразы не Ваша героиня произносит. Это другой типаж — торговка базарная. Скверные, прямо скажем, фразы, и образ героини дезавуируют изрядно.
я говорю прямо, что мне надо, не вихляю. Сгребай барахло и топай.
Уж коль на то дело пошло — на шею ты не садишься, но и навару с тебя нет.
Короче, забирай трусы и дуй на выход.
И ещё одно общее замечание — по обоим рассказам. Слово «женщина» как синоним к героине — плохое. Так же, как и «мужчина» как синоним к герою. Лучше их в таком контексте попросту не употреблять. «Девушка», «парень», «старик», «старуха», «мужик» — годятся, а вот те два, которые выше, да ещё слово «юноша» — нет.
В общем и целом, рассказ очень неплохой и понравился. Но вычистить его, как по мне, необходимо.

Наташа Лиса Алиса и кот Базилио

Тоже неплохой рассказ, хотя и несколько слабее предыдущего по содержанию. Герои, однако, живые и там и здесь, хорошо сделанные.
Интересно, дорогая автор Наташа, а вы спешили, заливая рассказы на конкурс? Вроде, судя по грамотности, вычитывали. Но если в предыдущем слишком много канцелярита, то здесь изобилие повторов в авторской речи, причём настолько близких, что трудно даже не заметить, особенно если прочитать вслух.
Тропинка оказалась обманчивой: поначалу она казалась
Солнце выметнуло свет из-за туч, ярко выжелтив черно-белый пейзаж. Ветер сразу ослабел, весеннее солнце пригревало
увидеть тяжело дышащего, взмыленного толстого человека, но ничего подобного не увидела
Времени для обеда осталось совсем немного. «Тоже мне, сэкономила время«,
закрыться дома и никому не открывать
В общем и целом — оба рассказа достойные. Первый понравился больше.

Соколова М. Просто не с той ноги встал

Нет, дорогая автор Соколова М., это не рассказ. Не знаю даже, как начать. Вот задумали вы рассказать довольно банальную историю. Это как раз нормально, все бытовые истории в той или иной мере банальны. Только для того, чтобы её рассказать и не повторить при этом сотню-другую историй с аналогичным сюжетом, надо привнести в неё нечто своё, то, что заставит читателя не морщиться от того, что он уже это десятки раз читал, а сопереживать Вашим героям.
Для того, чтобы читатель сопереживал героям, они должны быть живыми. Яркими, отличающимися от сотен своих прототипов. Они должны быть личностями, а не функциями, обладающими определённым набором задекларированных качеств. У них должна быть своя речь, свои мысли, свои уникальные и неповторимые черты и чёрточки. Такие вещи достигаются использованием литературных приёмов и особым вниманием к деталям и языку.
Оттого, что в относительно небольшой текст введён десяток лишних персонажей, герои не оживут. Напротив, схематичность текста лишь увеличится. От пренебрежения к деталям она увеличится ещё больше. Вот вы заставляете свою героиню встретить ни с того ни с сего школьную подругу и таким образом решаете задачу, как ей найти работу за сутки. Это называется пренебрежением к деталям — вместо того, чтобы найти правдоподобную ситуацию, продумать её и тщательно расписать, вы берёте первую попавшуюся, небрежно отправляете в неё героев и создаёте ситуацию `по щучьему велению’ — неправдоподобную и схематичную. То же касается звонков подруг героини её мужу. Они что же у вас — все шлюхи? Тогда рисуйте подходящие типажи, а не дёргайте героинь за верёвочки, как в театре марионеток. Ваш герой заказывает ужин в «одном ресторане«. Вы думаете, неважно в каком? Ошибаетесь. Это тоже пренебрежение к деталям — тем, из которых состоит художественный текст, делающим его именно художественным, а не небрежно набросанной схемой.
То же относится к концовке. Она у вас слащаво-приторная. Вы дёргаете героев за ниточки в последний раз и заставляете их произносить пошлости. Да-да, вот эти «я тебя люблю», читающиеся как «уси-пуси».
Ну, и, наконец, язык. Он не провальный, но и не удовлетворительный. С языком надо работать — он те самые кирпичи, из которых выстроен Ваш текст.
Вот беру первый попавшийся отрывок:
Девчонки уже ждали, заказав по кофе и мороженому, слово за слово, Вика выложила свои проблемы. Началось бурное обсуждение. Советы двух одиноких барышень Вика тут же отбросила за ненадобностью, но душу отвела. Наконец, они разошлись. Каждая отправилась по своим делам. Вика — домой. Она пошла пешком: ее больше никто не ждал, и никому она теперь не нужна. Щемящее чувство одиночества затрепетало комком в груди.
Во всём отрывке одна хорошая фраза — насчёт советов двух одиноких барышень. Все остальные — никакие. Куцые, стандартные, штампованные, написанные первыми попавшимися словами. И так — большинство текста.
В общем и целом — учиться писать, дорогая автор. Не о чём даже в первую голову, а как.
Второй рассказ пока что обзирать не рискну и читать пока не стану.

Елена Мое сердце — твое солнце, твое сердце — моя весна.

Дорогая автор Елена. Что я могу сказать… Что, видимо, у Вас это первый рассказ, выставленный на люди. И даже не только потому, что более-менее опытные авторы поголовно знают о том, что точка в названии рассказа не ставится. А в основном потому, что рассказ написан в манере школьного сочинения.
С грамотностью у Вас беда, дорогой автор Елена. С языком чуть лучше, но пока лишь чуть. Ну, а главная беда — с подачей материала и вообще с изложением того, о чём собираетесь сказать. Начиная с героя Андрея, неизвестно зачем в рассказ введённого, продолжая глупо хихикающей ни над чем героиней, мыслью о том, что парень, знающий, кто такой Шекспир — небывалое событие, и заканчивая множественным употреблением оскомину набивших банальностей.
Учиться и учиться, и ещё раз, дорогая автор Елена. Пока запятые не будут стоять там, где им положено, оборот ‘несмотря на’ не будет писаться слитно, и понятие о том, что употреблять в тексте фразы типа ‘мы разошлись как в море корабли’ — для текста смерть.

Ольмекова Т.А. Вера в мехах

Написано очень хорошо. Язык прекрасный, читается на ура. Вплоть до финала. А там — неразбериха какая-то, уж извините, дорогая автор Текила Аньеховна.
Значит, Женина баба живёт этажом выше. Вера её не знает? Ну, допустим, хотя достоверности для неплохо было бы её обозвать, да и описать тоже.
Лёлик, получается, промахнулся квартирой и пошёл на бл-ки. Однако от текста осталось такое впечатление, что автор не нашла, как это расписать, чтобы читатель поверил. Ну да, ну да, нужна ещё одна сюжетная линия, чтобы показать, как это так, да обойти пару подводных камней типа взаимных столкновений на лестнице. И тогда автор решила — а пускай читатель гадает, тот это Лёлик или не тот. Не могу сказать, что мне такое решение по душе.
Вылетевшие из окна брюки тоже вызывают, скажем так, недоумение. Вопрос — кто их оттуда запустил, а главное — зачем. Как-то несколько несуразно смотрится мужик, набивший морду хахалю, а потом выбросивший его брюки, Вы не находите, дорогая автор Текила Аньеховна?
Ну, и жаление себя в течение десяти минут как-то не слишком хорошо героиню характеризует. Возникает мысль о том, что она непроходимая дура, хотя предыдущий текст как раз ничего подобного не содержит. Однако не догадаться заглянуть в шкаф — это надо-таки умудриться.
В общем и целом — чуть больше логики бы и необходимых деталей, и было бы очень хорошо. В таком виде лишь неплохо.

Леночкина м. Сейчас Леночка придет!

Что ж, хорошо. Выполнено в манере «расскажу о моём знакомом». Без единого диалога, но хорошо. Вроде бы незамысловатая история. Был жених, не женился, был муж, не любил, умер, вышла замуж вторично. Но вот запоминается, несмотря ни на что. За счёт умелого обращения со словом и мелких, но очень к месту прилаженных деталей.
Первый раз при чтении бросилось в глаза неимоверное количество опечаток. Большинство сейчас исчезло.
Вот эта фраза нехороша всё же:
Это Леночку немного оправдывало, примиряло с другими, менее яркими лицом.
И по смыслу нехороша — что значит «примиряло», кто с кем мирился, не ссорившись? И из-за рассогласованию по числу, которое делает фразу малочитабельной.
В остальном — очень хорошо.

Джи Майк

Чашка кофе и прогулка