РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Алиса Доннер. Немного о Такаразуке

Элизабет

Сцена из спектакля «Элизабет»

Как вы знаете, недавно мне выдалось прочитать на университетской научной конференции доклад про Такаразуку. Доклад вроде бы удался, поэтому выкладываю его здесь — во всеобщее пользование :)
Большое спасибо — Тануке, Кодзю Тацуки, а также сайту operaghost.ru, на котором найдена основная информация, уже переведенная на русский язык (что сэкономило время при создании русской версии доклада).
Японский ревью-театр Такаразука бесспорно является одним из самых впечатляющих феноменов мировой театральной культуры. Возникшая под влиянием западных тенденций Такаразука тем не менее во многом является продолжательницей традиций классических японских театров Но и Кабуки.

Такаразука ставит в основном европейские пьесы, использует систему Станиславского и всячески подчеркивает свое сходство с французскими ревью. Но главное отличие Такаразуки от современного западного театра состоит в том, что на сцене совсем нет мужчин – все роли исполняют женщины. В зале тоже преобладают представительницы прекрасного пола. Представления Такаразуки часто сравнивают с ожившими девичьими грезами, но администрация театра не ограничивается одними только представлениями – все, что окружает Такаразуку, призвано создавать для ее поклонниц фантазии наяву.

Поклонницы Такаразуки в Японии давно сформировали отдельную субкультуру, но на Западе театр практически неизвестен. Возможно, причина в том, что сама администрация театра не стремится привлечь поклонников из других стран, но немалую роль сыграл и тот факт, что Такаразука изначально создавалась именно для японских женщин, поэтому для западных людей она частенько оказывается слишком экзотичной и даже шокирующей. Немаловажным фактором становится и недоступность театра для тех, кто не живет в Японии. Театр редко выезжает на гастроли за границу, а лицензированные диски, фотобуки, журналы и другая продукция, которую можно найти в Интернете, стоит больших денег.

Городок Такаразука находится в пригороде Осаки, на железнодорожной линии «Ханкъю Такаразука». В 1913 году, дабы привлечь внимание к городским горячим источникам, президент корпорации «Железные дороги Ханкъю» Ичизо Кобаяши принял решение создать оперный коллектив из юных девушек от 12 до 15 лет.


Ичизо Кобаяши


Одно из первых представлений. 1914 г.

Решение было смелым и новаторским – до начала эпохи Мэйдзи женщинам было запрещено играть в театре, но в начале двадцатого века уже начали появляться смешанные труппы. Кобаяши сочетал стремление к новаторству с патриархальными воззрениями на жизнь, поэтому предпочел женскую труппу смешанной. По всей видимости, изначально Кобаяши и не предполагал, что его задумка придется по душе в первую очередь женщинам. Но, проследив тенденцию, Кобаяши разработал новую бизнес-стратегию, ориентированную на привлечение женщин в качестве потребителей. Городок Такаразука из крохотного провинциального курорта постепенно превратился в «рай для женщин» — помимо театра там открылся торговый центр, рестораны и кафе в западном стиле, сувенирные лавки, торгующие товарами, связанными с театром.

На Такаразуку с самого начала сильно повлияли западные тенденции, но по-настоящему применять западный опыт Такаразука начала в 1927 году, когда постановщик Кишида Тацуя создал свой знаменитый спектакль «Мон Пари». С этого момента театр стал называться ревью, а актрисы придумали для себя новый термин – takarasiennes по аналогии с parisiennes (парижане).
Репертуар театра пополнялся с течением времени – с музыкальных сказок Такаразука довольно быстро перешла на полноценные ревью французского образца, потом стали ставить мировую классику и бродвейские мюзиклы. Сейчас в репертуаре Такаразуки присутствуют также постановки по фильмам, анимационным фильмам и комиксам.


Представление 30-х годов

Еще Кобаяши ввел три обязательных правила, которые выполняются неукоснительно и являются девизом театра: «Чистота, Правильность, Красота» (Kiyoku, Tadashiku, Utsukushiku). Все девушки театра Такаразука обязаны блюсти себя и на протяжении своей работы в театре не выходить замуж и не заводить романов с мужчинами. Более того, актрисе-отокояку не разрешается появляться на публике в компании мужчины, считается, что это наносит вред ее имиджу. Для актрис-мусумэяку правило не такое строгое. Актрисы живут в театральном общежитии. Только топ-актрисам разрешается жить отдельно. Разумеется, запрещено приводить домой мужчин, разве что в гости заглянет отец или брат. В жизни актрисы тоже придерживаются определенного стиля, который диктует амплуа. Стиль отокояку можно сформулировать как элегантно-деловой. Никаких юбок, короткая стрижка, скорее сдержанная цветовая гамма (хотя это не догма), использование мужских аксессуаров типа шляп или галстуков. При этом масса отокояку, например, ходит в обуви на шпильках. Короткие пиджачки, шифоновые шарфики и блузки с воланами вполне допускаются.

Не менее строги в этом отношении критерии и для мусумэяку: только юбки, а если уж брючки, то какие-нибудь совсем девчачьи в цветочек; достаточно длинные волосы, а если уж стрижка, то не короче каре; цветочки-кружавчики и т.п.

От отокояку требуется не столько подражать мужчине, сколько составлять выразительный контраст со своей мусумэякой. В результате приходится обращаться к критериям мужского-женского в одежде и поведении (мужчина – деловой и логичный, женщина – чувствительная и эмоциональная), которые работали в 50-е гг, но сейчас уже безнадежно устарели. И все равно очень часто получается эффект старшей и младшей сестры: старшая уже деловая, работает в корпорации, а младшая нежная и ребячливая. Не случайно они МУСУМЭяку, играющие девочек, а слово «оннаяку», использовавшееся еще в 60-е, сейчас совсем вышло из употребления.
Это не рекомендовано руководством театра, но всячески поддерживается, поскольку такое поведение работает на имидж.

Попасть на сцену Такаразуки можно только через Музыкальную школу Такарадзуки. Ежегодно в конкурсе участвуют тысячи девушек от 15 до 18 лет, но только около 40 девушек (в разные годы чуть больше или меньше) получают возможность учиться. Учеба сильно напоминает муштру – помимо вокала, танцевального и актерского мастерства девушки должны совершенствоваться еще и в строевых упражнениях. Каждое утро студентки первого курса приходят в Академию и делают генеральную уборку под наблюдением второкурсниц. Им запрещено пользоваться пылесосами и любыми другими современными приспособлениями для уборки – только швабры, тряпки и кисточки для особо труднодоступных мест.

Через год после поступления девочки делятся на две группы — тех, кто в будущем будет играть мужские роли (otokoyaku, отокояку), и тех, кто женские (musumeyaku, мусумэяку). С этого момента они обучаются раздельно. Будущих «мальчиков» учат вести себя на сцене как мужчины, учат походке, жестам, манере речи (в японском языке речь мужчины и женщины отличаются по использованию лексики и стилю). Будущих же девочек загоняют в стандарт поведения «женщины-игрушки», которая ничего не решает сама, дабы составлять контраст с отокояку.

После обучения актрисы распределяются по труппам. Труппы появились в 1921 году, когда актрис стало слишком много для одной труппы. Поэтому их поделили на две — Цветок и Луну. Позднее появились еще две труппы — Звезда и Снег. В 1940 открылся так называемый Специальный курс — труппа актрис старшего возраста, которые не хотят расставаться с театром, но уже перестали выступать в основных составах. Ну а пятая основная труппа, Космос, появилась в 1998 году. Все труппы имеют свои собственные традиции. Например, для «Звезды» характерен стиль «у нас звезд нет, мы все Звезда», т.е. очень слаженная совместная работа нескольких ведущих актрис и вообще командный стиль игры. Также эта труппа отличается склонностью к использованию экзотического для Японии культурологического материала: «Император Нерон», «Золотой фараон», «Аида», шоу «Белые люди в Полинезии», а в 70-е танец Саломеи в «Се манифик» — все это Звезда. В целом ее можно охарактеризовать как «работу для умных людей».

Труппа Луна способна привнести нотку комизма в любой материал, с которым работает. Их визитная карточка – комический мюзикл «Я и моя девушка». Топ-звезда в этой труппе – нечто вроде маленького ребенка в японской семье, которому позволено почти все.

Труппа Снег считается наиболее пафосной, именно там всегда было наиболее жесткое противопоставление топ-звезды, «следующей» и всего остального состава.

Кроме того, внутри трупп актрисы делятся на классы в соответствии с продолжительностью их службы в театре.

Когда топ-звезда решает покинуть труппу, ей устраивают так называемое сайонара-шоу – особый концерт-нарезку из ролей, сыгранных в бытность в Такаразуке. Рядовых актрис провожают после обычного спектакля — представляют публике и дают возможность сказать несколько слов на прощание. Впрочем, уходящая в этом году со сцены Аябуки Мао, не являющаяся топ-звездой, тоже получит свой бенефисный спектакль. После ухода актриса может выходить замуж, сниматься в кино, работать в любой области (известен случай, когда бывшая актриса Такаразуки стала членом японского правительства), рожать детей и т.п.

Фан-культура Такаразуки сама по себе является весьма занимательным феноменом. Существует великое множество Фан-клубов, как официальных, так и независимых от администрации театра. Свои отдельные Фан-клубы имеют все труппы, отдельные Фан-клубы создаются также для поклонниц отдельных топ-звезд. Особенность Фан-клубов Такаразуки – исключительная ритуализация. У фанаток есть свои нормы поведения, законы, обычаи, обязанности. Например, истинные фанатки Такаразуки покупают билеты в первые ряды, потому что во время спектакля их глаза должны находиться ниже уровня глаз актрис. После спектакля поклонницы ждут своих кумиров около выхода. Этот простой способ посмотреть вблизи на любимую актрису превращается у фанаток Такаразуки в целый ритуал – члены официальных Фан-клубов становятся в подобие коридора, оттесняя остальных фанаток от актрис. Таким образом, они одновременно могут и защитить любимую актрису от нежелательных контактов с публикой, и сами оказаться ближе к кумиру. Сами они не имеют права не только касаться актрисы, но и смотреть на нее чересчур пристально. Когда актрисы проходит мимо, фанатки должны преклонить колени, причем колени они преклоняют перед любой актрисой, а не только своей любимой, проявляя, таким образом, уважение к остальным актрисам. Также они могут вручить цветы и подарки (в качестве подарков чаще всего используются сладости и вещи, сделанные своими руками).

Мерчандайз: бумажные куклы конца 40-х гг и страница из современного каталога

Отокояку пользуются заметно большей популярностью, чем мусумэяку. В последние годы тенденция только усилилась – по-настоящему знаменитые и любимые мусумэяку встречаются крайне редко. Отокояку являются визитной карточкой театра, да и всегда вызывали куда больше интереса у публики, и со временем мусумэяку все больше превращается в своеобразное дополнение к исполнительницам мужских ролей. В театре имеет место практика утверждать на роли сильных женщин отокояку – например, в спектакле по «Унесенных ветром» роль Скарлетт обычно играет топ-отокояку.

Отокояку и мусумэяку

Что же именно привлекает японок в образе отокояку?

Для начала сразу уточним, что бывают любители Такаразуки, не имеющие ни малейшего интереса к травести — все-таки Такаразука очень профессиональный театр сама по себе, к тому же является весьма редким образчиком хорошего кича. Для любителей Бродвейских мюзиклов, жалующихся на кризис жанра, Такаразука является подтверждением того, что настоящий мюзикл жив. Но я в данном случае хочу поговорить о тех поклонницах Такаразуки, которых привлекает сама идея женского театра для женщин.

Примерка на себя личины противоположного пола — это примерка абсолютно новой социальной роли, игра в «совсем-не-себя». Движущей силой интереса является здоровое любопытство — «что было бы, если бы…», «а могу ли я?..» Играющая не стремится выйти за рамки игры, не стремится полностью перевоплотиться в мужчину — что мы и видим на примере отокояку. Топ-отокояку Оозора Юхи в последнем номере журнала Takarazuka Revue заявила следующее: «Когда я снимаюсь для журналов, то стараюсь, чтобы фанатка Такаразуки видела во мне прекрасную отокояку, а посторонний мужчина — красивую девушку».


Оозора Юхи

Актрисы Такаразуки часто воспринимаются как «играющие» и вызывают восхищение тонкостью игры.

Но основная аудитория (по крайней мере, в Японии), часто воспринимает отокояку именно как сексуальный объект, причем сексуальный объект мужского пола. Это девушки, которые видят в отокояку идеализированных мужчин, сочетающих в себе мужские и женские черты. В отдельных случаях патологии можно говорить об отрицании естественной сексуальности, помноженное на нежелание взрослеть, но это исключительно если мечтами о подобном идеале заменяются реальные отношения. Обычно же мы имеем дело с идеальным объектом для девичьих грез.

Такаразука здесь не является чем-то уникальным, поскольку в японской «культуре для девушек», так называемой сёдзё-культуре, он присутствует с момента ее зарождения. Этот образ присутствует в манге, аниме, любовных романах, — и именно оттуда он пришел и в Такаразуку. Так как объект вожделения не существует в реальности, он всегда воспринимался как самый безопасный для незамужней (а при определенных условиях даже для замужней) женщины. И Такаразука наряду с другими проявлениями сёдзё-культуры всегда считалась относительно безопасным развлечением для приличных женщин. Если только фанатка не доходила до безумия в своем желании приблизиться к идеалу, но такое все-таки случается редко и не одобряется даже в фанатской среде.

Объект восхищения, изображаемый художницей в комиксах для женщин, или играемый отокояку на сцене, мужчиной является лишь номинально. Тем не менее, потребительница воспринимает его именно как мужчину, мужчину беспроблемного и легко вникающего в женские проблемы, понятного и понимающего, красивого и страстного, сильного и ранимого, который разделит ее интересы — идеальную подругу, но только лучше.

Некоторые западные исследователи пытаются рассматривать феномен Такаразуки в отрыве от сёдзё-культуры как таковой, что само по себе является ошибкой – некоторые явления и символы невозможно расшифровать, не учитывая наличие исходных шаблонов в сёдзё-культуре вообще.
Например, одна из самых известных постановок Такаразуки – «Роза Версаля» — сценическая версия известной сёдзё-манги, то есть, комикса для девушек. Автор Риёко Икэда создала образ девушки, которую воспитывали как мальчика, поэтому она разрывается между желанием жить жизнью мужчины и желанием быть нормальной женщиной. Леди Оскар стала символом отокояку, а спектакль не сходит со сцены Такаразуки уже более 30 лет. Песня «Аи соре ва» из этого спектакля стала хитом.


Леди Оскар

Западные спектакли в Такаразуке творчески перерабатываются, подстраиваясь под вкусы публики. Спектакль театра должен быть музыкальным, красивым и как можно более целомудренным. Также наблюдается идеализация мужских образов. В качестве примера рассмотрим изменения, внесенные в мюзикл Михаэля Кунце «Элизабет». В версии Такаразуки на передний план выдвинут образ дер Тода (Смерти) – возлюбленного Елизаветы. Убраны сцены могущие показаться излишне пошлыми, вроде интрижки отца Елизаветы с учительницей французского. Показательны изменения в сцене, когда Елизавета узнает о том, что муж ей изменяет – в оригинальной версии дер Тод в образе врача сообщает больной Елизавете, что у нее французская болезнь (т.е. гонорея), которой ее заразил супруг. В версии Такаразуки Елизавета страдает вовсе не французской болезнью, а анорексией, врач же протягивает ей фотографию, на которой ее муж изображен с любовницей. По-видимому, чистых сердцем зрительниц Такаразуки может шокировать упоминание венерических болезней.


Элизабет

В целом же можно отметить, что для Такаразуки свойственны скорее намеки, игра на полутонах, нежели неприкрытая эротика. И хотя в наши дни строгие правила приличия принятые во времена Кабаяши несколько смягчились, театр по-прежнему тщательно сохраняет традицию чистоты и непорочности.

Основываясь на вышесказанном, мы можем с уверенностью сказать, что Такаразука является примером интереснейшего сплава западной театральной традиции и японского менталитета. И театр, который вскоре отметит свое столетие, и в двадцать первом веке не утратил своей актуальности. Более того, год от года Такаразука завоевывает все большую популярность за пределами Японии.

Статуи ревью в городе Такаразука

Источник: http://www.diary.ru/~Goth-thing/p96841292.htm

Чашка кофе и прогулка