РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Грошева Янина. Памяти балканского Борхеса

Помню, с каким триумфом в самом конце 90-х я принесла в институт «Хазарский словарь» – женская версия, карманный формат, мягкая обложка с изумительным рисунком. Только-только с книжного рынка (тогда он ещё размещался у Симферопольского ж/д вокзала), куплено, само собой, на предпоследние деньги, выданные ничего не ведающей, оставшейся в страшной дали (64 км) мамой на пропитание горемыке-студентке.


Равнодушные сокурсники вертели книжку в руках, даже не делая попытки её пролистать, спрашивали: «Словарь хазарского языка? Зачем тебе?».

Одна моя хорошая знакомая, человек умный и невероятно начитанный, недавно призналась, что предпочитает Павича в переводе на украинский. После украиноязычного «Хазарского словаря» русский текст, как она выразилась, –  вообще никуда и никак. Охотно верю, что отечественные переводчики добрались до недосягаемых высот мастерства, однако не могу проверить её утверждение самолично, потому что совершенно не воспринимаю художественные произведения (да ещё такие, как у Павича!) не на родном моём языке, хотя украинский знаю неплохо.Тем не менее, надо отдать должное харьковскому «Фолио», выпустившему в 2006 году мужскую версию «Хазарского словаря» в переводе на украинский язык Ольги Рось. Художественное оформление Л.Д. Киркач-Осиповой – выше всяких похвал…

Сегодня Интернет битком набит разнокалиберной, в том числе библиографической, информацией о Павиче. Поэтому, не претендуя на открытие литературной Америки, расскажу в нескольких строчках о самых ранних русскоязычных публикациях, до которых мне удалось дотянуться.В 1984 году (уже был написан и издан в Югославии «Хазарский словарь») советское издательство «Радуга» выпустило сборник рассказов югославских писателей «Набросок сценария со счастливым концом». В нём были опубликованы два рассказа Павича из его книги «Новые белградские рассказы» (1981) – «Пароль» и «Тайная вечеря» (перевод с сербскохорватского – Н. Кореневской).

В 1989 году всё в том же издательстве «Радуга» вышел сборник «Югославская повесть»: в нём была напечатана первая часть романа Павича «Пейзаж, написанный чаем» (современное каноническое название на русском языке – «Пейзаж, нарисованный чаем»). Позже роман в целом виде появился в журнале «Согласие» (1991, №6-7). А в 1991 году журнал «Иностранная литература» поместил в №3 фрагменты романа «Хазарский словарь» (перевод – Ларисы Александровны Савельевой), снабдив его небольшим предисловием. Вот так выглядит обложка этого «судьбоносного» номера: неказисто, надо сказать… (Хилая картинка, украсившая 1-ю страницу обложки журнала, – это «Указующий перст» американского художника Роя Лихтенстайна).

На днях случайно наткнулась в Сети на неправдоподобно прекрасные тексты Ольги Арефьевой «Стихи Принцессы Атех (Шамиль ПЕЮ)», абсолютно, по моему мнению, конгениальные текстам Милорада Павича. Кажется, их можно найти здесь: http://www.ark.ru/ — Сайт Ольги АРЕФЬЕВОЙ. И на сайте литературного конкурса «Серебряный стрелец». Картинка как раз оттуда.

А под траурный занавес – небольшое стихотворение, написанное чудесным крымским поэтом Сергеем Дружининым и посвящённое всё той же хазарской принцессе Атех, о которой повествует Павич на первых же страницах «красной книги». В отличие от «балканского Борхеса», Сергей Дружинин ушёл из жизни в своё собственное долгое ночное плавание безвременно и трагически: он стал единственным человеком в Крыму, погибшим в дни страшного урагана конца 2003 года – его убило упавшее дерево…

Сергей Дружинин
Так говорила Атех

Днем учим роль, что нам играть во сне:
и день, и ночь на черно-белой сцене.
Сон – белый всадник на ночном коне,
летящий вдаль, навстречу перемене

неясных букв в неясных зеркалах,
что убивают, если их увидишь,
где в первой букве слышится «Аллах»,
на алфавите, что темней, чем «идиш».

Вторая буква, словно «шаббатон»*,
которая как раз и убивает,
и в черный день нам снится черный сон,
но на рассвете этот сон растает,

и смоет буквы с черно-белых век,
и в новой жизни рассмеется звонко,
ведь каждый век есть самый лучший век,
и связь времен лишь рвется там, где тонко.
________________________________________
*Слово «шаббатон» связано с концепцией еврейской Субботы (Шаббата). «И было, в шестой день собрали хлеба вдвое, по два омера на каждого; и пришли все главы общины, и сообщили Моше. И сказал он им: вот что говорил Господь: покой, Суббота святая Господу завтра; то, что печь вам, пеките и что варить вам, варите; все же излишнее отложите на сбережение до утра» (Исх 16:22—23). «Покой, Суббота святая Господу» звучит в оригинале как шаббатон шаббат кодеш ле-Адонаи; само кажущееся тавтологичным выражение шаббатон шаббат подчеркивает, что в основе Шаббата — абсолютный покой, умиротворение, гармония.

Чашка кофе и прогулка