РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Sapronau. Книги и книжки. Кого читает Франция в 2009 году?

Забавный обзор опубликован в одном из недавних номеров журнала Le Point. К сожалению, в подробностях расписать не получится, придется ограничиться лишь краткими упоминаниями о книгах и их авторах. Пока о пяти из них, дальше — больше.

1. «Les Aimants» — «Любящие», Жан-Марк Паризи.


Некоторым судьба дарит редкую возможность. Вместо того, чтобы взрослеть, как все нормальные люди, постепенно меняя свои юношеские идеалы на комфорт и мягкие тапочки, они каким-то непостижимым образом застревают во времени и навсегда остаются в конечной фазе переходного периода, в предвзрослом возрасте, уже утратив свойственную детям наивность, но еще сохранив безумную жажду жизни, разум, открытый на все четыре стороны и душу, распахнутую в мир. Жан-Марк Паризи — один из них. И его новый роман, конечно же, о любви.

2. «Trois femmes puissantes» — «Три могучие женщины», Мари Ндьяй.
Мари Ндьяй

Просто классика. Пруст и Фолкнер одновременно, только под знойными африканскими небесами.
Роман состоит из трех перекликающихся друг с другом историй, с первых слов покоряющих читателя, завораживая его своей красотой.
Накал, буйство страстей и, контрапунктом к ним, попытка примирения — основные темы романа.  Несомненно, Мари Ндьяй — одна из лучших писательниц современности.
3. «Un roman français» — «Французский роман», Фредерик Бегбедер
Бегбедер

О «Французском романе» — автобиографии Фредерика Бегбедера я писал уже не раз, повторяться не стоит. Здесь и здесь можно прочесть занимательную историю о понюшке кокаина, доблестном правосудии и оскорбленных чувствах. Писатели, особенно талантливые и популярные, а Бегбедер, несомненно, талантлив и популярен, — изобретательны и на каверзы горазды. Иными словами, из трех некрасовских составляющих — разумного, доброго, вечного — у принявшего дозу Бегбедера после ночи в кутузке осталось лишь одно — последнее. Именно вечность на страницах нового романа подарил он своему обидчику, усадившему его в КПЗ. А пуркуа бы и не па, собственно? Роман автобиографический, и это приключение — один из эпизодов писательской биографии. Следовательно, для романа сгодится.
Одного не учел горемыка — полномочий прокурора Республики, выставленного Бегбедером на вечное и повсеместное посмешище, прокурору Марену вполне хватит на то, чтобы ночь в каталажке растянулась для горе-писателя на несколько лет в местах не очень близких от Парижа, но и не столь отдаленных. И пяток последующих романов ему придется писать молоком на промокашке. Нелегко, зато какая пища для воспоминаний!
Призадумался Фредерик, да и стер из романа фрагмент с прокурором. Не место прокуроришке в жизнеописании гения. Рылом не вышел.
4. «Mais le fleuve tuera l’homme blanc» — «Но река убьет белого человека», Патрик Бессон.
Бессон

Африканская тема, начатая Мари Ндьяй, успешно продолжается в романе Патрика Бессона (не путать с Люком!).

Среди достаточно легковесных (не буду приводить названий, о них уже достаточно сказано) хитов этого сезона увесистый том бессоновского романа выделяется своей основательностью. Бессон крепко, обеими руками берется за черную Африку и погружается в самое ее сердце, благодаря чему повествование течет так же плавно, как и его главная героиня — река Конго.

Присутствие в роман русских персонажей, включая Пушкина, не должно удивлять — отец писателя родом из России. Правильно, о чем еще писать человеку русского происхождения и с типичным французским именем? Только об Африке, конечно.
5. «Les Aubes écarlates» — «Алые зори», Леонора Мьяно.
Мьяно

Название вполне в духе соцреализма и подходит больше для колхоза, чем для книги. Но роман не об этом, а как бы вы думали, про что? Опять про Африку, разумеется.
Заключительная книга африканской трилогии. До нее были романы «L’Intérieur de la nuit» — «Интерьер ночи» и «Contours du jour qui vient» — «Очертания наступающего дня», получивший студенческую Гонкуровскую премию в 2006 г. Неоправданно рано заканчивает писательница свой цикл, в котором остро недостает «Сумерек» и «Вечеров» на каком-нибудь африканском хуторе. Хотя вампиры и ведьмы не в ее стиле.
Тем, кто знаком с предыдущими двумя романами Леоноры Мьяно, будет несложно вновь окунуться в гущу драматических событий, происходящих в вымышленной стране Мбоасу, переживающей очередное кровавое восстание. Те же, кто еще не приступал к чтению этих увлекательных историй, трижды подумают: «А стоит ли начинать?»


Чашка кофе и прогулка