РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Элтон Иван. Стишкосложение. Алан Эббот

В сети много монстров стишкосложения (заметьте – не стихосложения, ни чего бы то ни было). Стихосложение – это вопрос вообще отдельный. Так же, как и качество текстов в сети. Ну так же, впрочем, и стишкосложение. Есть мастера, есть гипермастера строчить столбиков. Пишем – выбрасывая свое из себя настолько сильно, что вместе с мыслями вываливаются и кишки. Пишем и кричим, — точно так же «занято» кричат. Я бы еще сказал: есть класс стишкослагателей, которые одной рукой стучат по клавиатуре, а другой держатся за яйца – это, типа, как за поводья (мы поедем мы помчимся…) Все верно. Стишок же – это тоже полет. Только пространства мало, как в кабине корабля «Союз», и приходится постоянно лавировать.
О некоторых стишкослагателях я писал.
Теперь поговорим об Эбботе, человеке, который едет на оленях по просторам си. Больше он нигде, впрочем, не едет, да и не поедет. Есть такая вещь – как односайтовость. Нашел свою избу – сиди, не высовывайся. А то пойдешь по другим местам – а там ты и нафиг никому не нужен.
Типа – в нашем колхозе – все в единственном экземпляре. Один – гармонист, один – дудочник, один – председатель, один – поэт. Это ничего, что поэт – в колхозе. Зато на селе других нет, а стало быть, один такой – вроде, как и звезда. И классно. И в город ехать не надо. Там-то ты никому не нужен.

Разбирать чудовищные по форме стихи Эббота нельзя. Просто нельзя. Когда вот в ходу, при СССР, был автомобиль «Запорожец», с ним какая-та похожая история была. Там чтобы что-то сделать, нужно было весь двигатель снимать. А потому, можно сказать: конечно, это не феноменальное НЛО Ясвета, и не еще один сумасшедше-вопящий оленебежец Чваков Димыч. Но это – один из невероятной армии людей, которые, пытаясь найти себя, нашли тут же. Не отходя от кассы. Минимум усилий, минимум умения, пара-тройка бокалов, один ритм, и поехали. Начинается колхоз «Красный перец». В Интернете литературных сайтов нынче видимо-невидимо, и си к данному моменту уж совсем отстал. Он точно джунгли, где обитает Полковник Курц. Подкрашенные лица членов племени. Пафосный вождь. Что-то свое, больше никому не понятное. И также непонятное снаружи. Си-встречи, радующийся своей маргаринной звезде вездесущий Москвач, непременный Некто, не наигравшийся в детство. И ведь так и не поймешь. Если взять весь этот коллективный разум и как-то художественно объять – то на что он будет похож? Он правда в лесу? Или это метеорит. Или камень глупости?

А вот и маленький образчик сих масленых стихов:

Я не солгу, но ЭТА боль —
Сильна совсем. Аж ребра гнутся.
Назад, увы, нам не вернуться…
Прощай, мой маленький Ассоль!

Скажу себе я «Не скучай!»,
и выпив водки без натуги,
Я ОПЛАЧУ ТВОИ услуги.
…И, может даже, дам на чай…

Я доиграю эту роль.
И поцелую нежно в АНУС..
…Прощай, прощай, мой алый парус.
Прощай, мой маленький Ассоль…

(капслок самого автора стихов)

Конечно, Эббот пишет далеко не только об анусе, несомненно. Но суть всего этого явления не меняется. Может быть, это время? Может быть, кто-то другой приучил нас к тому, что нужно – не работать и расти, а сразу пытаться стать звездами?
Постиндустриальное общество?
Поживем – увидим.

Чашка кофе и прогулка